Пришло время в очередной раз отбросить в сторону сомнения, осторожность и благоразумие и сделать мой одиннадцатый ежегодный прогноз. Должен признать, что нынешний прогноз оказался для меня самым трудным и напряженным. В рамках этой работы я провел как минимум в 5-10 раз больше исследований и аналитических размышлений по сравнению со всеми остальными публикациями. Однако есть здесь и позитивный момент: этот прогноз может стать одним из самых оптимистичных за долгое время. Но в нем, как всегда, есть и некоторые сноски с оговорками. Мы проведем обзор всего мира и попытаемся разглядеть его контуры в тумане будущего. Есть ряд очень интересных боковых тропинок, которые нам надо будет исследовать. Знаете ли вы, что определенные события в России могут иметь вполне реальные последствия для инфляции в Китае, в США и во всем мире? Я обращаю внимание на фоновые детали и предлагаю их вашему вниманию. Итак, усаживайтесь поудобнее. Мы начинаем турне по миру.

Каковы были наши результаты в 2010 году?

Я редко возвращаюсь назад и читаю свои прогнозы до наступления следующего года, и нынешний год не был исключением. Поэтому я был приятно удивлен, увидев, что мои прогнозы в целом оказались довольно точными. Первые две публикации, составляющие прогноз на прошлый год, вы можете прочитать здесь - http://www.johnmauldin.com/frontlinethoughts/archive/2010/01/. Это материал от января 2010 года.

Отметив тенденцию к понижению курса йены, евро и фунта стерлингов по отношению к доллару, я тогда написал:

«Итак, где же те сильные валюты, которые пойдут впереди? Канадский доллар на пути к паритету. Будь я трейдером, мне захотелось бы иметь побольше австралийских долларов. А может, швейцарских франков, хотя сейчас они находятся очень высоко по паритетному курсу. [Примечание: в прошлом году в это время швейцарский франк имел высокий курс, но сейчас его курс завышен просто дико. И похоже, швейцарцы ничего не могут с этим поделать. Их центробанк потерял миллиарды в борьбе с повышением курса франка по отношению к евро. Как отмечает Деннис Гартман (Dennis Gartman), эта битва с евро может оказаться самой крупной проигрышной трейдинговой операцией за всю историю.]
Но если бы я был банкиром из центробанка (или обычным индивидуумом), то больше всего мне захотелось бы стать обладателем варварского желтого реликта – золота. Недавно Индия закупила 200 тонн золота. И я думаю, что центральные банки других стран с переходной экономикой также захотят купить побольше золота. [Да они и делают это!] В составе их запасов доля золота относительно мала. Но подождите – эта ситуация может измениться.
Мне также захотелось бы покупать золото в пересчете на евро, фунты и йены – больше, чем в пересчете на доллары США. Но и на доллары я бы тоже хотел покупать золото на далекую перспективу, по крайней мере, до того времени, когда появится хоть какое-то финансовое здравомыслие».

Думаю, все это вполне подходит и для наступившего года. Как мне кажется, фунт будет снижаться меньше, чем год назад, поскольку он и без того просел очень существенно. Но вот йена и евро могут подвергнуться вполне реальной нагрузке. Канадский доллар пролетел через грань паритета, но он все еще достаточно прочен. Думаю, австралийский доллар в текущем году несколько  ослабнет, и произойдет это по причинам, на которых мы остановимся позже. А вот корзина азиатских валют, на мой взгляд, будет выглядеть надежнее. Азиатским странам придется бороться с ростом инфляции путем ужесточения своей кредитно-денежной политики, иначе их валюты будут повышаться. Думаю, произойдет второе, поскольку эти страны не захотят душить рост повышением курса. Это привлечет больше долларов, и будет означать усиление контроля над капиталом по образу и подобию Бразилии.

В 2010 году я говорил о понижении курса ценных бумаг. Это было верно в отношении США до конца августа, когда Бернанке произнес свою речь на конференции в Джексон-Хоул, рассказав нам, что мы станем свидетелями нового смягчения денежно-кредитной политики – QE2. Это привело к повышению курсов после их снижения во всем мире. Все течет, все изменяется. Должен признать, меня несколько  удивило его решение о количественном смягчении. Как мне кажется, это опрометчивое решение. Сейчас деньги создают новые пузыри на развивающихся рынках и на рынках сырьевых товаров. Но все это будет продолжаться вплоть до июня. А что произойдет потом? Ничего особенного, потому что в кредитно-денежной политике действует фактор отставания по времени. Но есть предположение, что в конце года подует встречный ветер в области долгосрочных инвестиций и активов.

Пока мы не ушли с рынка ценных бумаг, позвольте мне вернуться к теме, поднятой несколько  недель тому назад. Многочисленные показатели из целого ряда служб, за которыми я слежу, говорят нам о возможности массовой распродажи активов в краткосрочной перспективе. Но учитывая то, что Федеральная резервная система и прочие крупные центробанки ведут себя весьма непринужденно, в среднесрочной перспективе после падения следует ожидать тенденций к повышению.

Мой друг доктор наук Приор дю Плесси (Prieur du Plessis) из южноафриканской компании Plexus направил мне ряд графиков и диаграмм с индексами по закупкам для сферы производства и обслуживания (это нечто подобное данным американского Института управления снабжением ISM).

Из индекса закупок можно понять, что большинство стран мира, за исключением Японии, Греции и Австралии, увеличивает закупки в сфере производства, причем некоторые страны делают это весьма агрессивно, например, Германия. Мир в целом также наращивает производство (за некоторыми исключениями, на которых мы остановимся позже), и в текущем году такая тенденция сохранится.

Что касается сферы услуг, то и здесь большинство стран действует в режиме расширения. Весьма интересно понаблюдать за тем, какие страны показывают хорошие результаты в обеих сферах. Довольно странно то, что Австралия демонстрирует весьма слабые показатели и в том, и в другом секторе.

Россия и корни инфляции во всем мире

Выше я намекал на нечто существующее в России, что грозит вызвать волну инфляции. Нет, речь идет отнюдь не о каких-то там гнусных замыслах и кознях Путина или Медведева. Речь о Камчатке, а точнее – о вулканической активности на Камчатском полуострове. Есть веская причина, по которой этой зимой погода оказалась столь суровой. Виной тому в значительной мере Камчатка.

Я жадно поглощаю информацию из широкого круга источников. Большая ее часть никогда не попадает в мои прогнозы, но эта информация помогает мне понять, что происходит на заднем плане. Как говорит мой друг Дон Кокс (Don Coxe), для будущего важно то, что напечатано на странице 16. Я прочел большое количество шестнадцатых страниц.

Одним из таких «сторонних источников» является бюллетень по климатологии Browning Newsletter. В нем представлен совершенно иной взгляд на погоду, существенно отличающийся от обычных метеопрогнозов, которые мы читаем в газетах и смотрим по телевидению. Публикацию этого бюллетеня начал 36 лет тому назад знаменитый и (весьма) неординарный климатолог Ибн Браунинг (Ibn Browning). Его дело продолжает сегодня дочь Браунинга Эвелин Браунинг Гарисс (Evelyn Browning Gariss). В качестве отступления: я познакомился с Ибном много лет тому назад, когда он регулярно выступал на конференции в Новом Орлеане. Это был чрезвычайно обаятельный и блистательный человек.

Климат в целом проходит через циклы. Если мы обратим взоры в прошлое, то сможем лучше понять будущее. Эвелин Браунинг Гарисс успешно отстаивает и продвигает эту идею на протяжении 20 с лишним  лет. Каждый месяц я получаю от нее бюллетени о погодных условиях и их закономерностях. Эти материалы носят специализированный характер, и чтобы понять их содержание, необходимо прочитать несколько таких бюллетеней и кое-чему научиться. Но когда вы освоите детали – Боже мой! Есть вполне конкретная причина, по которой Австралия переживает мощный период дождей, и по которой на севере США и Европы такие серьезные зимы.

Во-первых,  в Тихом океане наступил период охлаждения, называемый La Nina (нынешний период особенно силен). А Атлантика переживает период потепления. В обычном случае режим погодных условий должен был бы меняться совершенно предсказуемо. Но тут в игру вступают камчатские вулканы, выбрасывающие в воздух огромное количество пепла, заставляющие Арктику еще больше охлаждаться, а арктические ветры – достигать гораздо более южных широт. И в результате  мы получаем радикальные изменения в погодных закономерностях.

Урожай пшеницы в Австралии снизился на 10%. Но большая его часть настолько сильно пострадала от дождей (самых мощных за прошедшее столетие), что эта пшеница ни на что не годится в качестве продукта питания человека, и ее можно использовать  только на корм скоту. Добавьте к этому засуху в России, суровую засуху в Аргентине, наводнения в Бразилии и Венесуэле, странную погоду в сельскохозяйственных районах Китая – и вы получите на выходе рост цен на продовольствие во всем мире. И все потому, что  Путин не контролирует свои вулканы (но погодите, ведь все остальное он контролирует!)

Если эти противные вулканы не утихомирятся, возникнет вполне реальная возможность повторения плохой погоды и в наступившем году.

Вот что пишет Эвелин в этом месяце:

«По сути дела, тихоокеанская и берингова тектонические плиты подвергаются субдукции, то есть, уходят под полуостров Камчатку и друг под друга. Как бампер автомобиля сминается во время аварии, так и на поверхности полуострова Камчатка возникают горные гряды. Когда океанические литосферные плиты в достаточной мере уходят под воду, отдельные их части плавятся от огромных температур, возникающих в мантии, в результате  чего твердые горные породы превращаются в расплавленную магму. Магма прорывается через земную кору, выходит на поверхность и создает извержения вулканов.
В результате всей этой геологической деятельности Камчатка имеет тенденцию к повышенной активности. Но в последнее время происходит нечто из ряда вон выходящее! С конца ноября вулканы Кизимен, Шивелуч, Карымская и Ключевская сопка извергаются почти постоянно. Большая часть извержений достигает в высоту 2-10 километров. Если незначительные извержения вызывают лишь небольшие нарушения локального характера, то более крупные попадают в проходящие фронты воздушных масс, понижая температуру, изменяя давление воздуха и вызывая увеличение осадков.
Экраны из вулканического пепла перекрывают доступ приходящей извне тепловой энергии, охлаждая находящийся внизу воздух. Это приводит к понижению давления, что, в свою очередь, меняет направление ветра. В частности,  в полярных регионах это вызывает ослабление регулярно меняющих свое направление арктических ветров. А когда арктические ветры ослабевают, холодный воздух, находящийся обычно в замкнутом пространстве в районе Северного полюса, устремляется на юг».


Эвелин писала о той погоде, которую мы наблюдаем сегодня, много месяцев тому назад. Поэтому, когда она говорит, что в следующем году нас может ждать повторение прошлогодней погоды, я к ней прислушиваюсь. Это способно вызвать дальнейшее повышение цен на продукты питания и заставить центробанки развивающихся стран вести борьбу с инфляцией за счет повышения курсов своих валют. Так что погода имеет значение.

Для особо интересующихся я с разрешения Эвелин разместил ее январский бюллетень на своем сайте - http://www.johnmauldin.com/frontlinethoughts/special/browning-newsletter-1210. Если вы такой же одержимый, как и я, или если вы работаете в инвестиционном фонде, управляющем серьезными деньгами, то вы можете подписаться на этот бюллетень на сайте www.browningnewsletter.com. Подписка стоит всего 250 долларов в год, и на мой взгляд, это довольно дешево, если посмотреть на содержание бюллетеня. Таково, по крайней мере, мое мнение.

США сведут концы с концами – и даже более того

Под сведением концов с концами я подразумеваю темпы роста экономики где-то на уровне 2%. Этого достаточно, чтобы продвигаться вперед, но недостаточно, чтобы существенно снизить уровень безработицы или увеличить доходы населения. Все прошедшее десятилетие было временем сведения концов с концами, когда средние темпы роста составляли 1,9%. Написав в начале прошлого десятилетия (в 2002 году) о таком периоде сведения концов с концами, я в середине десятилетия подвергся определенной критике. Но оказалось, что я был прав. Я по-прежнему думаю, что нас в наступившем десятилетии ждет повторение периода замедленного роста, темпы которого будут ниже, чем нам бы хотелось. Но случится это не в текущем году. Давайте подумаем, почему.

Во-первых, налоговые сокращения Буша продлены. Не сделай США этого, и мы все оказались бы в рецессии. Кто-то может возразить, сказав, что отказ от продления налоговых сокращений для богатых не столкнул бы нас назад в пропасть рецессии. Однако такая политика в момент высокой безработицы была бы ошибочной.

Примерно 50-70% «богачей» (цифра зависит от того, кого вы слушаете) это владельцы малых предприятий и небольших компаний. Мне кое-что известно о предпринимательской жилке и складе ума, поскольку я сам последовательный предприниматель. Когда у меня появляются лишние деньги, я делаю две вещи: часть денег я инвестирую, а затем ищу способы для развития своего бизнеса при помощи этих средств. Чем больше у меня появляется денег, тем больше я стараюсь развивать свое дело.

Именно так действует предприимчивый ум. Каковы бы ни были причины, мы хотим расти и развиваться. И при этом неважно, чем мы занимаемся: продаем корейскую еду в магазине Манхэттена, оказываем финансовые услуги или производим электронику. Мы ищем новые рынки, новую продукцию, что обычно ведет к росту занятости. А когда наступают трудные времена, мы отступаем, надеясь продержаться до тех пор, пока ситуация не улучшится.

Малый бизнес это становой хребет, основа для создания рабочих мест в США. Да, некоторые богатые адвокаты и банкиры устраиваются так, что им приходится отдавать меньше налогов. Но такова цена, которую приходится платить за то, чтобы у бизнеса было больше средств и доходов для повторного инвестирования.

Мой друг Билл Данкельберг (Bill Dunkelberg), работающий старшим экономистом в Национальной федерации независимого бизнеса (National Federation of Independent Business), отмечает, что перспективы занятости и увеличения количества рабочих мест хороши как никогда со времен Великой депрессии. Об этом свидетельствуют данные его последнего исследования, в котором, в частности, говорится:

«Сообщения о создании новых рабочих мест в декабре продолжали давать показатель около нулевой отметки. Отвечая на вопрос об изменениях в показателях занятости за три последних месяца, 13% работодателей сообщили о появлении в их фирмах в среднем 3,5 рабочих мест. А 14% сообщили об общем сокращении занятости на 2,9 рабочих места в расчете на фирму. Совершенно очевидно, что в декабре никакого всплеска занятости не было. В расчете на фирму в этом месяце наблюдалось сокращение занятости в объеме 0,07 рабочих места. По сути дела, это все тот же «0», который был в октябре, или показатель ноября в +0,01 рабочих места. В нормальные времена этот показатель составил бы 0,1-0,2 рабочих места на фирму. Тем не менее, доля тех, кто сообщил о более высоком уровне занятости, стала вторым по величине показателем с декабря 2007 года (а это, по данным Национального бюро экономических исследований (National Bureau of Economic Research) был пик последнего подъема экономической активности). А количество работодателей, сообщивших о снижении занятости, с ноября сократилось на 2%.
Хорошая новость состоит в том, что два индикатора занятости, какими являются показатели открытия новых вакансий и планов по созданию новых рабочих мест, достигли новых высоких отметок, свидетельствуя о восстановлении. Количество работодателей, сообщивших о появлении трудно заполняемых вакансий, выросло с 4 до 13%, и это лучший показатель за 24 месяца. Он говорит о том, что уровень безработицы в декабре и в предстоящие месяцы должен снизиться. Планы по созданию новых рабочих мест дали увеличение в 2%, поднявшись до отметки в 6% от общего количества работодателей. Это лучший показатель за 27 месяцев. Данные показатели говорят о наращивании активности в создании новых рабочих мест в первом квартале 2011 года. Однако сектор малого бизнеса в этом подъеме по-прежнему демонстрирует слабые показатели по росту занятости по сравнению с другими периодами экономического восстановления».

Но глядя на графики Данкельберга, мы можем увидеть слабый свет в конце этого длинного тоннеля безработицы.

Статистика по занятости лучше прогнозов

Знаю-знаю, все ждут, чтобы я сказал: объявленная цифра в 103000 новых рабочих мест была занижена. На первый взгляд, они правы. Но за последние два месяца были пересмотры в сторону увеличения в 70000. Мы наблюдаем такие пересмотры в сторону увеличения четыре месяца подряд.

А анализ домашних хозяйств демонстрирует увеличение на 297000 рабочих мест. Если сопоставить это с анализом статистики по предприятиям, то мы получим рост занятости в 500000 рабочих мест! Конечно, данные этих исследований очень сильно разнятся, о чем говорит мой товарищ по рыбалке Стюарт Хоффман (Stuart Hoffman) из PNC. Следует отметить большие разночтения за последние пять месяцев.

Рискуя утомить своих постоянных читателей, я позволю себе обратиться к проблеме показателей безработицы в поворотные моменты развития экономики. Статистика по предприятиям (а именно она считается у нас главной) составляется на основе опросов значительной части устоявшихся и хорошо известных предприятий и фирм, которые проводятся ежемесячно. Им задается вопрос о том, сколько у них работает людей. Фактически по определению опросы малых предприятий и компаний, а также начинающих фирм не проводятся, хотя именно там создается большая часть рабочих мест. Данные по занятости там приходится составлять оценочно, а это называется коэффициентом жизненности населения.

Этот коэффициент основан на прошлых тенденциях. Иного способа проведения анализа просто не существует. Бюро трудовой статистики делает все возможное, чтобы планомерно и систематически выдавать правильные цифры. И его оценки весьма точны. За исключением поворотных моментов в развитии экономики. Когда экономика начинает выздоравливать, оправляясь от спада, бюро недооценивает количество рабочих мест. Когда экономика попадает в полосу рецессии, оно из-за своей методики подсчетов переоценивает количество рабочих мест. Идут годы, они получают более точные данные, на основе которых им приходится возвращаться назад и пересматривать показатели.

Помните экономический подъем эпохи Буша, сопровождавшийся безработицей? Спустя несколько  лет оказалось, что показатели по росту занятости в стране были весьма и весьма неплохими, по крайней мере, в сравнении с первоначальными прогнозами. Но спустя три года всем было уже наплевать на это. Что, эти цифры появились на первой странице Wall Street Journal? Нет, потому что никому нет никакого дела до старых данных.

Ключевым моментом является отслеживание направления ежемесячных исправлений. Как отмечалось выше, пересмотры в сторону увеличения показателей занятости наблюдаются четыре месяца подряд. Это позитивный момент. Надо, чтобы эта тенденция сохранялась.

А негативный момент заключается в  том, что пройдут годы, прежде чем мы сможем вернуться к показателю безработицы в 5%. Чтобы дойти до этого показателя, нам надо на протяжении 5-6 лет подряд создавать по 2,5-3 миллиона рабочих мест ежегодно. А такого у нас не было даже два года подряд. Безработица еще довольно долго будет создавать нам препоны, а это будет мешать увеличению доходов, что не очень-то хорошо для объемов продаж. Вот что отмечает по этому поводу Дэвид Розенберг (David Rosenberg):

«Хотя детали показателей совершенно очевидно лучше того, о чем пишут в заголовках, было бы ошибкой верить в неожиданный спад безработицы, уровень которой снизился с 9,8 до 9,4%. Это самый низкий показатель с мая 2009 года (когда экономика формально находилась в состоянии спада), а также самое резкое месячное снижение с апреля 1998 года. Да, отчасти это «снижение» вызвано ростом занятости в наемном труде по домашнему хозяйству, но в основном это все же стало результатом резкого сокращения доли работающих по отношению к общей численности населения. В декабре она достигла рекордно низкого за 27 лет показателя в 64,3%, хотя в октябре и ноябре составляла 64,5%. Кто виноват? Разочарованные рабочие, число которых подскочило до новой рекордной цифры в 1,32 миллиона».

Показатели занятости на самом деле начинают увеличиваться, и люди, оставившие надежду на получение работы, захотят снова стать рабочей силой. Когда они начнут искать работу, их снова станут считать безработными. И поэтому показатели безработицы упорно не хотят снижаться.

Очень текучая экономика


Мой друг Джон Фогель (John Vogel) еженедельно в частном порядке проводит анализ показателей занятости и делится результатами своей работы с некоторыми из нас. На этой неделе он написал более объемный опус, в котором сообщает о крайне высокой текучке в общей картине занятости в США. Если объединить все данные о первичных заявлениях безработных с 2006 по 2009 годы, то количество потерянных рабочих мест составит 83772000. Но за тот же период времени мы создали 81258000 рабочих мест, о чем свидетельствуют данные Бюро трудовой статистики. В прошлом году (за 11 месяцев) было подано 21696000 первичных заявлений о безработице, но за это же время мы создали 25893000 рабочих мест.

Сегодня в США работает 130 миллионов человек, но это меньше показателя 2007 года в 137,6 миллиона, а также меньше показателя 2000 года. Но это также означает, что примерно 15% всех работников должны были найти в прошлом году новую работу. И это не считая уволившихся по собственному желанию в связи с переходом на другую работу. Насколько я помню, если считать последних, то получится, что 20% американских работников каждый год меняют работу.

Мне этот показатель казался слишком высоким, пока я не подумал о своих собственных семерых детях. Шестеро из них уже входят в состав работоспособного и занятого населения. Цифра в 20% означает для них смену места работы раз в пять лет. А это довольно низкий показатель. Конечно, они молоды, но это повышает доверие к цифрам Бюро трудовой статистики, которые показывают, насколько высока текучка кадров на рынке трудовых ресурсов США.

Заканчивая эту тему, я опасаюсь, что мы сегодня создаем новый класс безработных или частично занятых работников. Эти люди со своими навыками, уровнем образования и квалификацией хронически отстают от требований времени. Комбайн Маккормика и трактор оставили без работы десятки миллионов сельскохозяйственных рабочих, вынудив их отправиться в города и получить новые рабочие специальности. Кто захочет сегодня возвращаться в 1860-е годы, когда большая часть населения США работала на фермах? Но то были времена великих потрясений. Мне кажется, эти времена наступают снова.

Заканчивая свой прогноз, скажу следующее. Я думаю, что темпы экономического роста в США в этом году составят 2,5-3% ВВП. Общемировые показатели будут лучше, а показатели в Европе за исключением Германии – хуже. Значительная часть европейской периферии может попасть в полосу рецессии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.