Стросс-Кан (Strauss-Kahn) продолжает бороться за политическое выживание, а его сторонники утверждают, что обвинения в домогательстве – это заговор. В то же время в самом Международном валютном фонде (МВФ) уже началась борьба за пост руководителя. Страны с развивающимися экономиками требуют, чтобы это престижное место досталась им, но и европейцы не отказываются от своих претензий. 

Международные валютный фонд – это организация, в распоряжении которой находится 325 миллиардов долларов, а ее штаб-квартира расположена в Вашингтоне. До самого последнего времени у МВФ был только один главный вопрос – спасение евро. Доля этого фонда в пакетах помощи для Греции, Ирландии и Португалии составляет 78,5 миллиарда евро. Спокойно и эффективно фонд выступал в качестве посредника между должниками и донорами Европы.

После ареста главы МВФ Доминика Стросс-Кана, который был произведен в субботу вечером по нью-йоркскому времени, сам фонд стал игрушкой для представителей различных интересов. Некогда могущественный глава МВФ продолжает бороться за свое политическое выживание. Его сторонники распространяют слухи и доказательства того, что обвинение в попытке изнасилования является заговором в стиле секретных служб. ДСК – так его иногда сокращенно называют – не пытался, как утверждают, изнасиловать горничную в нью-йоркской гостинице Sofitel, так как именно в это время он якобы обедал со своей дочерью.

Установлено то, что ничего не установлено. Во всем мире считают, что не следует спешить с его осуждением. Федеральный канцлер Ангела Меркель также сказала вчера о том, что нужно дождаться результатов расследования.

Она так сказала, но сделала иначе. Спустя нескольку минут Меркель, говоря от лица Европы, заявила о претензиях на место главы МВФ: хотя в принципе это правильно, и в «среднесрочной перспективе», по мнению Меркель, страны с развивающимися экономиками могут претендовать на ведущие посты в международных организациях. «Однако я считаю, что в современных условиях, когда у нас происходит много дискуссий по поводу европейского пространства, существуют веские причины для того, чтобы и Европы имела в своем распоряжении хороших кандидатов», - подчеркнула она.

Поскольку игнорирование собственных интересов ничего не стоит, Меркель дала надежду странам с развивающимися экономиками: «Существующие в МВФ условия должны отражать соотношение сил в мире», - заявила Меркель на саммите G20 в Сеуле. Незадолго до этого 20 главных экономик мира приняли решение о том, чтобы увеличить долю голосов стран с развивающимися экономиками. Слова главы еврогруппы Жана-Клода Юнкера (Jean-Cluade Juncker) прозвучали еще более определенно. Стросс-Кан – «последний европеец» во главе МВФ «в обозримом будущем», заявил он еще в 2007 году.

Страны с развивающимися экономиками радостно отреагировали на это мнение Запада. Давно пора отказаться от модели, в которой доминируют только индустриальные государства, заявил министр финансов Бразилии Гидо Мантега (Guido Mantega).

Теперь наступает протрезвление. А следом за протрезвлением начинается борьба за власть. Берлин вчера заявил о проведении зондирования «с нашими европейскими друзьями» по вопросу о кандидате на место главы МВФ.

Борьба стран с развивающимися экономиками за большее влияние в МВФ началась еще до задержания Стросс-Кана. В апреле этого года министр финансов Бразилии пожаловался на то, что американцы регулярно находятся во главе Всемирного банка, а европейцы руководят МВФ. Такая система, по его мнению, уже устарела. Эти посты должны распределяться с учетом способностей, а сам процесс должен быть прозрачен, потребовал бразилец.

Другими словами, те страны, которые обеспечивают глобальный рост, – то есть Китай, Индия, а также Бразилия – должны в будущем иметь шанс занять руководящие должности. Доля ведущих стран с развивающимися экономиками в глобальном валовом внутреннем продукте только за последние 20 лет (к 2010 году) увеличилась с 10,4% до 24,2%, а доля семи крупнейших индустриальных стран, напротив, уменьшилась с 64,9% до 50,7%.

Поэтому еще осенью страны с развивающимися экономиками получили дополнительные голоса в МВФ. Министры финансов 20 крупнейших индустриальных стран и стран с развивающимися экономиками (G20) приняли решение о распределении почти 6% голосующих прав, принадлежавших ранее индустриальным державам, среди таких стран как Китай, Индия, Бразилия и Россия. В результате проведенной реформы эти четыре страны получили больше прав и больше ответственности в исполнительной дирекции Международного валютного фонда. В марте эта реформа вступила в силу.

Теперь они требуют изменений и на персональном уровне. Именно поэтому сразу после событий с Домиником Стросс-Каном в Нью-Йорке все чаще стало упоминаться имя турецкого политика Кемаля Дервиса (Kemal Dervis). Этот архитектор начавшихся десять лет назад в Турции экономических реформ и уже многолетний высокопоставленный чиновник Всемирного банка является выходцем из страны с развивающейся экономикой и считается блестящим экономистом. Поскольку он родом из Турции, он мог бы, судя по всему, заниматься наведением мостов между Азией, Европой и Соединенными Штатами.

Его работа в расположенном в Вашингтоне Всемирном банке позволила ему обзавестись отличными связями. И в Европе у него уже нет имиджа человека, который прежде всего защищает интересы Турции. Кемаль Дервис теперь воспринимается в большей степени как международный экономист, который случайно имеет турецкий паспорт.

Имя Дервиса уже упоминалось на ежегодном заседании Азиатского банка развития, которое состоялось почти неделю назад во вьетнамском городе Ханое. Возможно, пришло время азиату стать главой МВФ. Лауреат Нобелевской премии Джозеф Стиглиц (Joseph Stigliz) также считает его великолепным кандидатом, о чем он и заявил в понедельник в рамках проводившейся в узком кругу дискуссии.

Китайское руководство занимает, скорее, сдержанную позицию в связи с грозящим уходом Стросс-Кана, однако на самом деле этот скандал вполне устраивает Пекин – европеец с позором покидает свой пост, и это создает условия для того, чтобы подвергнуть пересмотру существующие структуры. Неформальная договоренность индустриальных государств о том, что европеец должен всегда быть во главе Международного валютного фонда, вызывает недовольство у этой восходящей экономической державы. С точки зрения китайцев, такого рода договоренность является устарелой и напоминает о временах колониализма.

Американцы и европейцы могут распределять между собой руководящие посты, так как они вместе обладают достаточным количеством голосов для того, чтобы блокировать другие предложения. Даже после проведенной реформы Китай, будучи второй экономикой в мире, имеет 3,82% голосов и значительно отстает от США, у которых почти 17%. Эти цифры отражают также долю участия во вложенных капиталах. Китай, конечно же, был бы готов заплатить больше за большее влияние, но, по существующим правилам, он не может этого сделать.

Потому китайцы на встречах, подобных G20, постоянно выступают за введение такой системы, которая бы более точно отражала существующие в мире экономические реалии. Они считают себя борцами за права других стран с развивающимися экономиками, и, кроме того, китайцы таким образом втайне рассчитывают обеспечить себе руководящую международную роль.

Другие страны с развивающимися экономиками, в том числе Индия и Россия, проявляют значительно меньше честолюбия в вопросе о реформе МВФ. «Они хотят решить имеющиеся у них в настоящее время проблемы, но они не намерены переписывать заново глобальные правила игры», - считает экономист из университета Paris-Dauphine Жан Пизани-Ферри (Jean Pisani-Ferry). Китай также исходит из того, что он пока не в состоянии настаивать на своих требованиях – в конечном счете его собственная национальная валюта пока еще не является свободно конвертируемой.

Еще и поэтому в правительственных кругах Франции обсуждается идея о том, чтобы сохранить существующие структуры и вместо Стросс-Кана направить в Вашингтон имеющую хорошую международную репутацию министра финансов Кристин Лагард (Christine Lagarde). На бумаге она
выглядит весьма подходящим кандидатом: работая в качестве адвоката, она познакомилась со всеми крупными фигурами финансового мира, а во время финансового кризиса она заработала себе репутацию очаровательного, но исключительно жесткого партнера на переговорах. Кроме того, пост главы МВФ мог бы открыть для нее дополнительные перспективы – прежде всего с учетом возможного поражения ее шефа Николя Саркози на президентских выборах в 2012 году. Пока, если судить по сделанным официальным заявлениям, она планирует побороться на мандат простого депутата парламента.

Ее проблема: «Дело ДСК подорвало доверие к Франции и их кандидатам на высокие международные должности», - считают в Париже. ДСК – это принятое в международных кругах сокращенное обозначение Доминика Стросс-Кана. Кроме того, сама Лагард стала участницей громкого дела, которое, однако, не идет ни в какое сравнение с проблемами Стросс-Кана. Ее обвиняют в том, что она использовала свое влияние для того, чтобы в споре между государством и Бернаром Тапи (Bernard Tapie) по поводу продажи пакета акций компании Adidas добиться выгодного для известного французского предпринимателя судебного решения. Это дело не получило большой международной огласки, однако оно может стать препятствием в том случае, если Лагард будет претендовать на пост главы МВФ.

Когда речь идет о таких ответственных постах как глава МВФ, то кандидата будут просвечивать – и теперь уже по-настоящему – в два раза внимательнее.