Андрей Костин - председатель правления и президент российского банка ВТБ, а также член совета директоров «Роснефти». Господин Костин рассказал мне, что сделка сорвалась из-за личных конфликтов и государство тут ни при чем.

АНДРЕЙ КОСТИН, неисполнительный директор компании «Роснефть»: Это произошло не по причине плохого инвестиционного климата в России. Это проблема, которую BP целесообразно решить внутри своей компании, между BP и её партнёрами в России.

Но вы ведь не хотели, «Роснефть» не хотела, чтобы партнеры BP стали частью этой сделки?

АНДРЕЙ КОСТИН: Думаю, на то были причины. Изначально сделка этого не предусматривала. По условиям, которые мы, российская сторона, «Роснефть» подписали с BP, план действий должен был быть другим. И, насколько мы понимаем, а я являюсь членом совета директоров, BP уверяла, что разрешит этот вопрос.

То, что произошло, досадно, но я не считаю, что это конец света. Проект продолжится. Что из него выйдет… Я очень верю в международное партнерство в таких крупных проектах и думаю, в России «Роснефть» будет к нему стремиться, а с BP или с какой-то другой компанией… поживём – увидим.

То есть вы полагаете, «Роснефть» сейчас ищет другого партнёра?

АНДРЕЙ КОСТИН: Я думаю, она открыта для сотрудничества. В бизнесе всегда нужно оценивать возможности. И если с этим партнером дела не получается, может быть, следует найти другого. Но BP для «Роснефти» - партнер очень удобный. Мне кажется, у неё очень хорошая репутация и хорошие отношения с «Роснефтью». Не думаю, что это вызывает вопросы.

Позвольте задать непростой вопрос: если не BP, кого бы вы предпочли? Exxon?

АНДРЕЙ КОСТИН: Я в нефтяных вопросах не специалист и наилучшего партнёра назвать не смогу. Но, знаете, Россию часто критикуют за то, что ее нефтегазовый сектор слишком закрыт для зарубежных инвесторов. По-моему, сейчас Россия как раз может продемонстрировать свою полную открытость сотрудничеству с иностранными компаниями, будь то BP, Shell или кто другой.

Перевод выполнен ИноТВ