Как нам стало сегодня известно, германское и польское правительства заключили между собой договор о взаимопонимании на десять лет. Стороны полностью и окончательно, по крайней мере на протяжении срока действия настоящего пакта, отказываются от применения вооруженной силы как способа разрешения споров между обоими государствами. Пока нам трудно понять, каким образом Германия сможет в течение всего этого времени вернуть себе Польский коридор [Польский, или Данцигский коридор, появившийся в 1919 году – прим. перев.], ведь от притязаний на него она никогда не отказывалась. Таким образом, для Польши заключенный пакт является аналогом «восточного Локарно» и означает признание существующих границ [здесь проводится сравнение в Локарнскими соглашениями 1925 года о границах – прим. перев.].

В совместном заявлении упоминается предыдущее официальное заявление, появившееся 15-го ноября в тот момент, когда польский посланник в Берлине г-н Липски (Lipski) был впервые принят господином Гитлером. В заявлении говорилось следующее: оба правительства согласились с тем, что вопросы, касающиеся обоих государств, необходимо решать в ходе прямых переговоров, а от применения силы следует отказаться – именно этого принципа обе стороны придерживались во время переговоров, которые к настоящему моменту уже завершены. Сегодня министр иностранных дел Германии барон фон Нейрат (von Neurath) и господин Липски подписали декларацию, из которой мы приводим некоторые выдержки:

«Два правительства считают, что наступил момент начать новую фазу в германо-польских отношениях путем непосредственного соглашения друг с другом.

Оба правительства исходят из того факта, что поддержание и обеспечение длительного мира между обеими странами является существенной предпосылкой для всеобщего мира в Европе. По этой причине они решили установить обоюдные отношения на принципах, изложенных в пакте Келлога от 1928 года, и намерены точнее определить применение этих принципов в отношениях между обеими сторонами.

Каждое из двух правительств констатирует, что взятые им до сих пор на себя по отношению к другой стороне международные обязательства не препятствуют мирному развитию их обоюдных отношений, не противоречат настоящей декларации и не затрагиваются этой декларацией. Далее стороны утверждают, что эта декларация не распространяется на такие вопросы, которые по международному праву считаются внутренним делом одного из государств.

Каждое из правительств заявляет, что существующие международные обязательства одной из сторон с другими сторонами не будут препятствовать мирному развитию польско-германских отношений, не являются несовместимыми с настоящей декларацией и не страдают от этого. Кроме того, стороны утверждают, что это заявление не распространяется на вопросы, которые с точки зрения международного права должны рассматриваться как внутреннее дело этих государств.

Оба правительства заявляют о своем намерении непосредственно договариваться обо всех вопросах, касающихся их обоюдных отношений, какого бы рода они ни были. Если, например, между ними возникает спорный вопрос и если его разрешения нельзя достигнуть с помощью непосредственных переговоров, то стороны в каждом отдельном случае на основании обоюдного согласия будут искать решения с помощью других мирных средств, не исключая возможности в случае необходимости применять методы, предусмотренные для такого случая в других соглашениях, действующих между ними. Ни при каких обстоятельствах стороны не будут прибегать к силе для разрешения спорных вопросов».

ПОЛЬЗА ДЛЯ ЕВРОПЫ

Гарантии мира, появившиеся в результате данного соглашения, будут способствовать решению задач, стоящих перед правительствами обоих государств, дабы улаживать политические, экономические и культурные проблемы такими средствами, которые бы справедливо учитывали интересы обеих сторон.

Правительства обоих государств убеждены в том, что таким образом будут установлены добрососедские отношения, а это послужит на пользу не только этим двум народам, но и всем народам Европы.

Соглашение вступает в силу после обмена ратификационными грамотами и будет действовать в течение десяти лет.

Мы пока не располагаем официальной точкой зрения германской стороны. Как уже отмечалось, соглашение на первый взгляд устраняет любую возможность изменения германо-польской границы на период действия пакта и, следовательно, заслуживает названия «восточного Локарно», как бы нежелательно это ни прозвучало для немецкой стороны.

В то же время, судя по мнению представителей официальных польских кругов в Берлине, нет никаких сомнений в том, что Варшава интерпретирует данный договор именно таким образом. В противном случае, как сообщается, этот пакт не представлял бы никакого интереса для Польши. Следовательно, с точки зрения польской стороны, договор означает признание существующих границ и прекращение «реваншистской» пропаганды [«реваншизм» в данном случае означает в т. ч. желание Германии вернуть себе Данцигский (Польский) коридор – прим. перев.].

По мнению польской стороны важность данного пакта заключается в том, что Польша к настоящему времени уже урегулировала вопросы со своими главными соседями, а водворение мира на ее границах ведет к установлению мира в Европе. Пакт ни в коей мере не затрагивает отношения Польши с Францией, Румынией и Лигой Наций. Согласно договору стороны отказываются от применения силы и соглашаются решать спорные вопросы либо в Гаагском суде, либо в Лиге Наций. Стороны не только отказываются от явного применения силы, но и подчиняют соглашение принципам пакта Келлога, осуждающего войну.

Мы являемся свидетелями того, что две страны впервые подписывают политическое соглашение в атмосфере доброжелательности. Правда, никто из жителей Германии не хочет верить в то, что данный пакт закрывает вопрос о Коридоре. Вместе с тем, соглашение, судя по всему, открывает невиданные ранее перспективы для германо-польских отношений.