Европейский флагманский проект по укреплению энергетической безопасности путем строительства большого газопровода из Каспийского бассейна в обход России близок к коллапсу, полагают специалисты. Ключевую роль в этом играют недавние решительные действия Турции.

Последние события, в том числе ряд решений Анкары, ставят под сомнение целесообразность строительства Nabucco – трубопровода, по которому предполагается в будущем поставлять в Европу из стран Каспийского бассейна и из других стран региона больше 30 миллиардов кубометров газа в год.

Постоянные споры между Россией и Украиной из-за тарифов на транзит, приводившие к срывам поставок, подтолкнули Евросоюз запустить в 2009 году нацеленную на снижение зависимости от российских поставок газа инициативу под названием «Южный газовый коридор», самым крупным проектом в рамках которой стал Nabucco.

Читайте также: СМИ о соперничестве между "Южным потоком" и Nabucco

Однако в декабре Турция дала «зеленый свет» российскому проекту «Южный поток», разрешив проложить трубопровод через свои черноморские воды. Строительство газопровода пропускной способностью в 63 миллиарда кубометров в год начнется до конца этого года.

«Проект Nabucco впал в кому задолго до соглашения по "Южному потоку"», – утверждает бывший заместитель директора турецкой нефтяной компании TPAO Недждет Памир (Necdet Pamir). «При этом никто пока не готов сказать, что Nabucco уже мертв», - заявил он AFP.

Трубопровод Nabucco должен протянуться на 3900 километров через территорию Турции, Болгарии, Румынии и Венгрии в Австрию и присоединиться к одной из ведущих европейских распределительных сетей.

В том же декабре Турция подписала соглашение с Азербайджаном о строительстве Трансанатолийского трубопровода (TANAP), по которому будут поступать 10 миллиардов кубометров газа в год для европейских рынков и еще 6 миллиардов кубометров для самой Турции. Этот шаг дополнительно ставит под сомнение перспективы Nabucco, у которого возникают трудности с гарантиями поставок газа.
 
Официально турецкие чиновники заявляют, что Турция, входящая в число шести партнеров по Nabucco, по-прежнему поддерживает проект. «Мы продолжаем свои усилия по воплощению этого проекта в жизнь», - заявил недавно турецкий министр энергетики Танер Йылдыз (Taner Yildiz).

Однако, по мнению аналитиков, Анкара не особенно привязана к идее Nabucco. «Турция никогда полностью не поддерживала Nabucco, - считает старший аналитик энергетической отрасли IHS Global Insight Эндрю Нефф (Andrew Neff). - Она видит себя энергетическим посредником».



Бывший посол США в Турции Росс Уилсон (Ross Wilson), возглавляющий сейчас Евразийский центр имени Дину Патричиу в Атлантическом совете США, заметил, что, разрешив строительство «Южного потока», Анкара, возможно, улучшила свои позиции в борьбе за окончательный выбор проекта, который будет воплощаться в жизнь.

Читайте также: "Газпром" признал уменьшение поставок в Европу

«Ни одно из последних событий вокруг “Южного потока” ни в коей мере не угрожает перспективам Южного газового коридора – если учесть, что этот коридор может подразумевать строительство не только Nabucco, но и ITGI, TAP или нового Юго-восточного европейского газопровода», - подчеркнул он.

При этом новые шаги Турции «могут дать ей в ближайшие месяцы дополнительные рычаги на переговорах по выбору проекта трубопровода для Южного газового коридора, по соглашениям о поставках и так далее», - заявил Уилсон AFP.

Два конкурирующих с Nabucco проекта - соединительный газопровод «Турция-Греция-Италия» (ITGI) и Трансадриатический газопровод (TAP) - заметно скромнее по масштабу. Представители обоих проектов уже заявили о готовности сотрудничать с TANAP, который способен обеспечить им необходимый объем поставок.

«Проект Nabucco был несовершенен с самого начала», - полагает Мете Гекнель (Mete Goknel), бывший директор турецкой государственной трубопроводной компании Botas, входящей в консорциум Nabucco.

Еще по теме: Гонка за каспийский газ обостряется

Кто предоставит газ для этого трубопровода?


Средняя Азия – задний двор Москвы, и поставки оттуда в основном контролирует российский «Газпром». Получать газ из иракского Курдистана затруднительно с учетом политических трений этого северного региона Ирака с центральным правительством в Багдаде.

Спор ЕС с Тегераном из-за ядерной программы последнего вычеркивает из списка потенциальных поставщиков Иран. На сирийский газ не позволяют рассчитывать идущие сейчас в Сирии волнения.

Директор Каспийского центра проблем энергетики и окружающей среды Азербайджанской дипломатической академии Эльнур Солтанов заявил недавно, что лучшим выходом из сложившейся ситуации стало бы осуществление предложенного британским энергетическим гигантом BP проекта Юго-восточного европейского газопровода (SEEP).

Как и в случае Nabucco, конечной точкой этого трубопровода, предназначенного для обслуживания наиболее доходных европейских рынков, должна служить Австрия, однако его строительство обойдется дешевле благодаря меньшей пропускной способности и использованию существующей инфраструктуры.

По мнению Солтанова, для Евросоюза этот краткосрочный проект может стать подходящей заменой Nabucco, причем его сравнительно низкая пропускная способность означает, что он не будет вызывать возражений со стороны России.

«В несовершенном мире газопроводов Юго-восточный европейский газопровод – это наилучший вариант для всех заинтересованных сторон», - пишет он в своей статье, опубликованной итальянским Институтом международных отношений, называя проект BP «младшим Nabucco».

Аналитики также указывают, что, с учетом растущего спроса на газ в Европе, даже с таким трубопроводом как Nabucco, европейцы не смогут серьезно снизить свою зависимость от поставок из России.

Смотрите по теме: Проект газопровода "Южный поток"

Согласно прогнозу BP, в индустриализированных европейских странах к 2030 году доля газа в производстве энергии, составляющая сейчас примерно 40 %, возрастет до 60 %. В результате Европе, скорее всего, потребуется к 2030 году импортировать вдвое больше газа.

По данным Евростата, из 553 миллиардов кубометров газа, которые использовали в 2010 году 27 стран членов Евросоюза, на долю импорта приходились 444 миллиарда кубометров.