Роберт Зеллик объявил сегодня об уходе с поста президента Всемирного банка. Эту должность получит другой американец, возможно, Хиллари Клинтон. Акционеры МВФ и Всемирного банка считают эти учреждения братьями-близнецами. Когда в 2011 году МВФ покинул Доминик Стросс-Кан, а на смену ему пришла Кристин Лагард, как и он, являющаяся гражданкой Франции, было понятно, что Соединенные Штаты  и Европа заключили сделку, и в рамках этой сделки европейцы (читай: французы) "сохранили" за собой МВФ. А мы должны "сохранить" за собой пост главы Всемирного банка.

Евро это не только экономический, но и политический проект, возможно, даже в большей степени политический; и МВФ это последний оплот по спасению европейской валюты. Европейцы во время нынешнего кризиса никак не могли сдать свой последний оборонительный рубеж.

Проходивший прошлой весной "соревновательный процесс" по отбору нового главы МВФ был большей частью фарсом. Соединенные Штаты  до сих пор сталкиваются с претензиями, когда мы выдвигаем во Всемирный банк американца, но претензии эти звучат весьма приглушенно, потому что  у США все равно имеются необходимые для его избрания голоса, а европейцы и японцы будут голосовать так же, как и мы. Если Обама выдвинет Клинтон, жалобы в любом случае будут едва слышны.

Кто бы ни стал новым президентом Всемирного банка, он (она) получит поддержку от обеих партий, если будет следовать за успехами Зеллика и наращивать их по следующим вопросам: 1) дальнейшее усиление возможностей Всемирного банка по работе в конфликтных и пост-конфликтных зонах (а таких мест, где этот банк сможет оказать свою помощь, немало, пусть сегодня он не в состоянии это делать: например, Иран, Сирия, Северная Корея или Куба); 2) борьба с коррупцией, но не только через банковские кредиты, а и через банковские условия их предоставления, а также через рекомендации по их использованию; 3) агрессивная активизация работы Всемирного банка по поддержке торговли и частного сектора. Есть и четвертый вопрос. Не будем называть его "повесткой свободы", но ведя диалог о принципах и методах работы, ставя условия предоставления кредитов, а также демонстрируя высокие стандарты и уровень компетентности, банковская группа может стать экспортером гуманной свободы во все возрастающих масштабах. Программа Всемирного банка по ведению бизнеса, а также его консультативная работа по инвестиционному климату, которую начинала USAID, а потом передала банку – это, возможно, самые важные катализаторы открытости и экономической свободы в международном развитии.

И наконец, есть пятый вопрос. Банк играет и должен играть важную роль на Ближнем Востоке  и в Северной Африке. Будучи "нейтральным" актером, банк способен содействовать продвижению тех целей и интересов, которые поддерживают Соединенные Штаты. А поскольку банк имеет обыкновение действовать на долгосрочной основе и со взглядом на перспективу, он может доносить те сигналы и послания, которые хочет, но не может подать Америка. Конечно, правильное государственное управление является  непременным условием предоставления кредитов Тунису, и скорее всего, такие же условия будут выдвинуты Египту. Поскольку у нас появляется все более двойственное отношение к тому, что происходит в этом регионе, давайте сделаем так, чтобы взаимодействие с ним осуществлялось через Всемирный банк и МВФ.

США многим обязаны Бобу Зеллику, и должны быть чрезвычайно признательны ему за работу на посту руководителя банка. Действуя за кулисами, он работал с Конгрессом, добиваясь сохранения американского лидерства в банке за счет участия США в общем увеличении капитала Всемирного банка в прошлом году. Будем надеяться, что его карьера на государственной службе не закончилась.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.