Бывший премьер-министр Ливии Махмуд Джабриль посетил Брюссель и предупредил европейских лидеров об опасности прекращения начатой ими работы до того, как страна будет стабилизирована.

Брюссель - Бывший премьер-министр Ливии Махмуд Джабриль заявил на одной из европейских конференций о том, что его находящаяся в бедственном положении страна чувствует себя «забытой» Европой – ее внимание теперь сконцентрировано на Сирии – и что молодежь, совершившая революцию в 2011 году, оказалась «совершенно не в курсе событий» перед предстоящими в июне выборами.

Это «трагическая ошибка… фатальная ошибка» - отвернуться от Ливии в такое время, заявил бывший лидер Переходного национального совета. «Ливия в политическом отношении и с точки зрения безопасности представляет собой вакуум, а вакуумы долго не остаются вакуумами. Экстремизм может распространиться там в любой момент».

Прошло больше года после того, как Франция и Великобритания начали осуществлять воздушные налеты на Ливию, и семь месяцев после свержения бывшего диктатора Муаммара Каддафи. И вот теперь Джабриль приехал в Брюссель на ежегодный форум Немецкого фонда Маршалла для того, чтобы произнести резкие слова. Уполномоченная Европейского Союза по внешней политике Кэтрин Эштон (Catherine Ashton) не согласна с тем, что о Ливии забыли.

Ливия не смогла добиться стабильности после свержения Каддафи. Восток страны напичкан соперничающими друг с другом вооруженными группировками, а призывы к разделению страны на восток и запад привели в состояние неопределенности политическую систему. Советники по гуманитарным вопросам ООН работают в этой стране, но они только оказывают помощь и не являются миротворцами, и даже такие политики как Джабриль, организовавший свою собственную партию, вынуждены из соображений безопасности каждый день менять местонахождение своих офисов в Триполи. За пределами городов члены бандитских группировок часто совершают убийства, устраивают расправы и пытки.

«Ливийская революция находится в серьезной опасности, - отмечает старший научный сотрудник парижского Института международных и стратегических отношений Карим Эмиль Битар (Karim Emile Bitar), разделяющий эти оценки. – Каддафи оставил много мин-ловушек. Правительственные учреждения все еще находятся в зачаточном состоянии, гражданское общество беспомощно, и Ливия остро нуждается в более сильной центральной политической власти, которая могла бы взять под контроль вооруженные группировки, собрать у населения оружие и противодействовать распаду страны».

Никто – в том числе и сами ливийцы – не ожидали такого масштаба изменений в Ливии, в которой все оказалось  перевернутым после десятилетий диктаторского режима, а работа по восстановлению часто кажется непосильной, отметил Джабриль.

«Наши партнеры забыли, что после падения режима было разрушено также государство, а когда это случилось, все вдруг исчезли», - отметил он, сравнивая произошедшие изменения с Великой французской революцией. – Мы никогда не были участниками такого рода процессов».


Молодое поколение интернета (dotcom generation), с которым связаны надежды на будущее Ливии, теперь чувствует себя не у дел», - отметил Джабриль.

«Они совершили революцию… (но) Запад начал вести дела с представителями элиты, в том числе и со мной, а молодые люди в это время почувствовали, что их чаяния, их планы, их надежды на достойную жизнь не включены в этот процесс».

Около 60% населения Ливии – это люди, которым менее 40 лет, и многие из них интересуются современными технологиями, знакомы с новейшими средствами обмена информацией, и у них более широкий кругозор, чем у старшего поколения ливийцев, подчеркнул Джабриль.

Г-жа Эштон в ответ заявила, что Ливия не забыта, хотя внимание Евросоюза и сосредоточено в настоящее время на Сирии. Она также подчеркнула, что Европа оказывает помощь, особенно представителям женских групп, нуждающихся в поддержке, и это есть часть работы по реализации планов построения гражданского общества для будущего Ливии.

«Европа пришла туда надолго, - отметила Эштон. – Наши обязательства остаются абсолютно неизменными. Важно, чтобы привлекались широкие слои общества, когда речь идет о том, что я называют «глубокой демократией» будущего. Но в таких местах как Ливия нет государственных служащих и нет чиновников, с которыми можно было бы иметь дело, а есть только обычные люди, и это представляет собой настоящий вызов».

Джабриль отметил, что современный европейский подход к Ливии лишен координационного фокуса времен военной интервенции в прошлом году, и в настоящее время Европа «размышляет о том, что она намерена делать и игнорирует насущные приоритеты», в том числе такие как сбор оружия и проведение выборов. «Вовлечение женщин – хорошая вещь, но это не имеет отношения к главным проблемам, подчеркнул он. – Люди чувствуют, что о них забыли… Нам необходимо восстановить доверие».

Такие аналитики как г-н Битар в Париже утверждают, что Ливия может стать большой угрозой, чем Европа сейчас себе это представляет, и что нестабильность в этой стране уже создает проблемы на Севере Африки.

«Кошмарный сценарий иракизации Ливии сегодня уже не кажется преувеличением, - отмечает г-н Битар. – Европа должна принимать активное участие в этих процессах, так как переброска оружия и вакуум в области безопасности уже начинают дестабилизировать Мали, Нигер и весь регион Сахель. («Аль-Каида» в исламистском Магрибе, ее региональное отделение), может этим воспользоваться, и европейская безопасность рано или поздно от этого пострадает. Европа просто не может себе позволить оставаться вне этих процессов, и г-же Эштон следует это учитывать».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.