Вчера на RT – международном телеканале, финансируемом российским правительством и вещающем в нескольких крупнейших американских кабельных сетях, – появилась новая программа, которую ведет Джулиан Ассанж (Julian Assange). Первый ее выпуск целиком заняло интервью с лидером «Хезболлы» Хасаном Насраллой – человеком, не общавшимся с тележурналистами с 2006 года. Появление Ассанжа в принадлежащем России СМИ вызвало вполне ожидаемую волну язвительных и высокомерных нападок со стороны представителей американской журналистики. Одним из самых характерных примеров такой критики стала рецензия на новую передачу, опубликованная в New York Times Алессандрой Стэнли (Alessandra Stanley).

Эти нападки выглядят довольно красноречиво — вот только характеризуют они в первую очередь не Ассанжа и RT, а самих критиков. В частности они в очередной раз подтверждают характерный парадокс – ничто не вызывает у СМИ такую агрессию как несанкционированные попытки добиться прозрачности от американского правительства. В итоге из-за этого Стэнли заявила в своей статье несколько вещей,  которые имеет смысл прокомментировать. Начинается ее статья так:

«Когда Андерсон Купер (Anderson Cooper) начал вести свое синдицированное ток-шоу, его первым гостем стал скорбящий отец Эми Уайнхаус (Amy Winehouse).

Во вторник основательWikiLeaks Джулиан Ассанж открыл новое ток-шоу собственной версией сенсации – интервью с лидером «Хезболлы» Хасаном Насраллой».

Этот контраст между одним из Самых Серьезных Журналистов Америки и Ассанжем наглядно показывает, кого из них интересует настоящая журналистика, а кого - нет. Дальше следует банальнейший пассаж, исполненный самодовольной иронии, который в разных вариантах можно найти практической каждой из издевательских статей о новой передаче Ассанжа:

«Г-н Ассанж утверждает, что тема его получасового шоу на RT – это «завтрашний мир». Однако в той площадке, которую он для этого выбрал, есть нечто едва ли не атавистическое. RT, изначально известный как Russia Today, - это англоязычный новостной канал, созданный российским лидером Владимиром Путиным в 2005 году, чтобы проводить за границей кремлевскую политику. Он также вещает на испанском и арабском языках. Это нечто вроде Voice of America, только с большим бюджетом и явным антиамериканским уклоном. Некоторые его ведущие временами говорят в точности как Борис и Наташа из «Приключений Роки и Бульвинкля» («Rocky & Bullwinkle»). Честно говоря, это – странная платформа для человека, изображающего из себя радикального левого, разоблачителя и борца за свободу слова, противостоящего сверхдержавам».

Давайте присмотримся внимательнее к негласным предпосылкам автора. Судя по всему, существует некое правило, согласно которому журналист может работать в СМИ,  принадлежащем производителю оружия (GE/NBC/MSNBC), правительствам Америки или Британии (BBC/Stars & Stripes/Voice of America), Руперту Мердоку (Rupert Murdoch) и принцу Аль-Валиду бин Талалу (Al-Waleed Bin Talal) из Саудовской Аравии (Wall St. Journal/Fox News), банковской корпорации, тесно связанной с правыми правительствами (Politico), коммерческой структуре, прибыли которой зависят от хороших отношений с правительством США (Kaplan/The Washington Post), или сторонникам любой из двух основных политических партий (National Review/TPM/ еще множество других), однако если он работает в СМИ, которое принадлежит российскому правительству, это следует считать явным нарушением журналистской этики. Интересно, откуда взялось это правило?

Заметим также, что, хотя RT временами действительно чрезмерно почтителен к российскому правительству, он никогда не занимался бездумным распространением правительственной пропаганды и не помогал разжигать основанную на лжи кровопролитную войну, как делал работодатель Алессандры Стэнли и многие другие американские СМИ. Если говорить о вреде, нанесенном некритическим доверием к правительственной пропаганде, то RT, как доказал специалист по России Марк Адоманис (Mark Adomanis), когда американские СМИ начали наступление на телеканал, в этом смысле далеко практически до всех работодателей критикующих его журналистов.

Далее автор видит нечто лицемерное в том, что Ассанж работает на принадлежащее государству СМИ и одновременно изображает из себя «радикального левого, разоблачителя и борца за свободу слова, противостоящего сверхдержавам». Между  тем Ассанж никогда не изображал из себя ничего кроме  сторонника открытости и нелицеприятной журналистики, считающего необходимым проливать свет на поведение наиболее могущественных государственных и корпоративных структур. Если использование данной медиа-платформы этому способствует, в чем тут лицемерие? Что касается насмешек Стэнли над «некоторыми» российскими ведущими, которые «временами говорят в точности как Борис и Наташа из «Приключений Роки и Бульвинкля»», то издеваться над тем, что люди говорят на неродном для них языке с акцентом и пытаться на основании этого подорвать доверие к их журналистской компетентности, - это, мягко говоря, мелко. 

Далее автор доходит до откровенной гнусности:

«Эта передача вряд ли получит высокие рейтинги или всерьез будет влиять на умы, зато она может помочь Ассанжу удержаться на плаву.

Его репутация серьезно упала с тех пор, как в 2010 году он потряс мир, опубликовав – совместно с  The New York Times и несколькими другими изданиями – множество  секретных правительственных документов, включая  отчеты военных из Ирака и  Афганистана. Большинство изданий, чтобы защитить людей, редактировали документы перед тем, как их публиковать. Г-н Ассанж выложил все на свой сайт. Некоторые считали его героем, некоторые - шпионом, но сейчас его чаще всего изображают просто  психом…

Г-н Ассанж, больше 300 дней находившийся под домашним арестом в доме одного из своих британских сторонников, вероятно, надоел хозяину и переселился в более скромное жилье на юге Англии».

Стэнли сначала утверждает, что репутация Ассанжа «серьезно упала», а затем использует крайне трусливый способ назвать «психом» - заявляет без каких бы то ни было оснований, что так его сейчас  «чаще всего изображают». Среди кого его репутация «серьезно упала», и кто именно изображает его «психом»? Стэнли не говорит, но обычно подобные оскорбления исходят от ее же коллег — в частности от бывшего ответственного редактора ее газеты и ее самого известного и популярного военного корреспондента, – у которых презрительное отношение к Ассанжу возникло ровно тогда, когда он обеспечил западным правительствам больший уровень прозрачности, чем все их усилия за последние три года.

Иными словами, Ассанж создал альтернативную обычным СМИ модель, намного более независимую от государственной власти и нелицеприятную по отношению к ней. В процессе он опубликовал больше сенсационной информации, чем все журналисты вместе взятые. Как заявил, профессор журналистики Нью-Йоркского университета Джей Розен (Jay Rosen): «Пресса, контролирующая власть, мертва, но у нас есть WikiLeaks ». Умники из этой мертвой прессы возненавидели Ассанжа и теперь стараются его демонизировать и погубить. Подобное поведение, безусловно, делает кого-то психом, но явно не Ассанжа.

Следует также заместить, что невозможно себе представить, чтобы The New York Times использовала слово «псих», когда речь идет о том, как «чаще всего изображают» кого-либо обладающего властью в Вашингтоне. То же самое относится к подлым спекуляциям Стэнли о том, что Ассанж, «вероятно, надоел хозяину» дома, в котором он жил раньше. Стэнли пишет об этом, не имея ни малейшего представления, правда это или нет. При этом в статье о человеке, принадлежащем к американскому политическому классу, она бы ни за что не стала использовать подобные ни на чем не основанные сплетни и клевету. Американская пресса охотно нападает на тех, кого в Вашингтоне считают отщепенцами, зато к влиятельным вашингтонским фигурам относится с неизменным почтением. Стэнли стоило бы задуматься об этом, когда ей в следующий раз захочется назвать какое-нибудь СМИ кроме своего собственного послушным орудием государственной пропаганды.

В конце рецензии Стэнли парой абзацев окончательно добивает все попытки опорочить репутацию RT и Ассанжа – как собственные, так и своих коллег:

«В своей передаче г-н Ассанж держался несколько неестественно, но вполне разумно, не говорил о себе слишком много и задал г-ну Насралле ряд неудобных вопросов о поддержке, которую “Хезболла” оказывает сирийскому президенту Башару Асаду. Он даже сослался на опубликованные WikiLeaks данные, указывающие на коррумпированность и  роскошный образ жизни некоторых членов “Хезболлы” . . .

Фактически, г-н Ассанж служит Кремлю, но в его программе это не было заметно… В отличие от RT г-н Ассанж поддерживает сирийскую оппозицию. Он обвинил г-на Насраллу в том, что тот поддерживал все восстания Арабской весны, кроме сирийского, и спросил его, почему он не прилагает больше усилий, чтобы остановить кровопролитие». 

Таким образом, Ассанж сделал то, на что не решились бы большинство американских телеведущих — провел агрессивное и нелицеприятное интервью со своим первым гостем, который, согласившись пообщаться с ним, обеспечил его сенсацией для дебютной программы. Мало того, своими вопросами Ассанж демонстрировал, что он поддерживает сирийскую оппозицию и враждебен правительству Асада. Это напрямую противоречит позиции российского правительства, упорно стоящего на стороне Асада.

Итак, в статье Ассанж последовательно изображался бездумным орудием российской государственной пропаганды (с тех пор, как стало известно о предстоящем выходе его передачи в эфир, его постоянно в этом обвиняют). После этого автор в итоге сообщает нам, что в первой же своей программе Ассанж жестко раскритиковал одну из самых влиятельных фигур в регионе за недостаточную поддержку сирийских повстанцев – то есть повел себя вразрез с политикой российского правительства по ключевому вопросу. Именно поэтому я считаю, что нападки наших журналистов на Ассанжа больше говорят о самих критиках, чем о нем: эти люди убеждены, что он будет раболепно следовать политическому курсу своих благодетелей, потому что именно так ведут себя серьезные американские журналисты. Это проекция в чистом виде. Кстати о проекции – вот как Стэнли заканчивает свою статью:

«Однако во время своего первого опыта в роли телеведущего г-н Ассанж делал все возможное, чтобы минимизировать свою почти тюремную изоляцию и вел себя на удивление похоже на стандартного телеинтервьюера.

Возможно, дальше последует интервью с сестрами Кардашян».

Между тем Ассанж никогда не вел и не будет вести себя как « стандартный телеинтервьюер». Это у Самых Серьезных Американских Журналистов может «последовать» интервью с сестрами Кардашян или с отцом Эмми Уайнхаус. Но не у Ассанжа. Как он не раз доказывал, он настолько предан идеям открытости и настоящей журналистики, что (подобно Брэдли Мэннингу (Bradley Manning)) готов в буквальном смысле рисковать ради них жизнью и свободой. С точки зрения американских журналистов это делает его «психом».

Истинная причина враждебности американских СМИ к RT та же самая, что заставляет их враждебно относиться к Ассанжу: канал плохо отзывается об американском правительстве, а в глазах нашей «нелицеприятной» прессы это смертный грех. В своей злобной филиппике о RT и Ассанже, опубликованной в сегодняшней The Guardian и подробно разобранной Адоманисом, Люк Хардинг (Luke Harding) проговаривается о том, что стоит за этой враждебностью. Он с негодованием пишет об RT: « Запад вообще и Америка в частности в его изображении выглядят наполненными преступностью, слабеющими и порабощенными крупными бизнесом и злобными элитами». Какой кошмар!

Адоманис в одной из своих статей процитировал слова журналиста Джоша Кучеры (Josh Kucera), освещающего события в России и на постсоветском пространстве: «RT рассказывает о США точно так же, как американские СМИ рассказывают о России — делая упор на отрицательных тенденциях и публикуя интервью с диссидентами-маргиналами». В целом RT занимает в США ту же нишу, что и Democracy Now или «Аль-Джазира»: освещает темы и мнения, в которых слишком много критики США,  чтобы они могли попасть в наши ведущие СМИ (так некоторые приведенные в моих статьях факты дурных поступков, нарушениях гражданских свобод и имперского насилия со стороны администрации Обамы привлекли внимание именно RT, а не, скажем, MSNBC). Как выразился в своем замечательном отзыве на программу Ассанжа Кевин Гостола (Kevin Gosztola), «критикам пора смириться с тем, что, хоть этот канал и пристрастен, некоторые его программы обеспечивают резкую и необходимую критику нашего правительства, которую трудно увидеть на мейнстримных американских каналах». Другими словами, в отношении американской политической власти RT, как и Ассанж, занимается настоящей нелицеприятной журналистикой. Именно поэтому  их презирают и высмеивают те, кто претендует на эту роль, но ее не исполняет.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.