За почти два десятка лет работы на развивающихся рынках и путешествий от песчаных дорог Бихара до вертолетных площадок на крышах Сан-Паулу в поисках возможностей для инвестирования я выработал необычное рабочее правило – следить за списком миллиардеров, выяснять, на чем они заработали свои миллиарды, и учитывать, сколько миллиардов они заработали. Изменения в списке, а также в размерах и источниках состояний могут служить предварительным показателем того, насколько развивающиеся страны готовы конкурировать в глобальной экономике.

Если в стране появляется слишком много миллиардеров для размера ее экономики, такая концентрация богатства может привести к стагнации. Возьмем Китай. Здоровая экономика в конкурентной среде порождает огромные богатства, и по этому параметру у Китая по-прежнему поразительно здоровая экономика. Однако, в первой десятке китайских миллиардеров отмечается высокая ротация, и мало у кого из них когда-либо получалось нажить более 10 миллиардов долларов. В сущности, есть основания думать, что Пекин ввел неписаное правило, ограничивающее размер их состояний. За последние 15 лет Китай создал больше богатств, чем любая другая страна, но состояние его самого богатого человека сейчас составляет около 10 миллиардов долларов. Это - намного меньше, чем у миллиардеров из не столь сильных экономик – Индии, Мексики, России, Нигерии.

Читайте также: Куда делись миллионы британской компартии?


Также о многом говорит и то обстоятельство, что два человека, в последнее десятилетие считавшиеся самыми богатыми в Китае, сейчас находятся в тюрьме по тем или иным обвинениям в коррупции. Это не означает, что они были арестованы безосновательно, однако показывает, что в китайской деловой культуре, не признающей ограничений, власти уделяют особое внимание тем случаям, когда сделки приносят кому-либо состояние, приближающееся к 10 миллиардам долларов. Дэн Сяопин говорил, что «быть богатым почетно», однако сейчас власти дают понять, что это не относится к слишком богатым. Правительство, по-видимому, специально обеспечивает наверху конкурентную ротацию – в том числе и для того, чтобы обуздать общественное недовольство.

Теперь посмотрим на Россию, в которой сотня миллиардеров контролирует состояния объемом в целых 20% национального ВВП. В России - почти столько же миллиардеров, как в Китае, однако их совокупное состояние в два раза больше – хотя российская экономика вчетверо меньше китайской. Так же поражает и то, что в России нет не только среднего класса, но и класса миллионеров – по данным Boston Consulting Group, Китай занимает по числу миллионеров третье место в мире, в то время как Россия по этому параметру даже не входит в первые 15 стран.

Растущее влияние государства на бизнес отражает тот факт, что 69 из этих российских миллиардеров живут в Москве, создавая самую высокую концентрацию миллиардеров в мире. Под защитой своих покровителей самые богатые россияне не сталкиваются с высокой конкуренцией. Восемь из первой десятки миллиардеров держатся в ней с 2006 года. Более 80% богатства российским миллиардерам приносят непроизводительные отрасли – недвижимость, строительство и - в особенности - добыча сырья, а именно нефти и газа. В этих секторах политические связи могут поддерживать состояния неопределенно долгое время. Ни в одной из прочих развивающихся стран доля этих секторов не превышает 35%. Даже в Бразилии, сырьевой экономике примерно с тем же уровнем дохода, что и Россия, доля непроизводительных отраслей в состояниях миллиардеров не превышает 12%.

Также по теме: Экономика - зависимость от нефти остается главной слабостью России


Если миллиардеры процветают, культивируя политические связи, а не новые отрасли, это может стать причиной волнений, аналогичных индонезийскому восстанию, которое в 1990-х годах свергло Сухарто. В мировой прессе Индия по-прежнему тесно ассоциируется со своими технологическими предпринимателями, однако в последнее время этих динамичных магнатов заменяет в списке миллиардеров новая группа – провинциальные магнаты, договаривающиеся с правительствами штатов и монополизирующие рынки в таких отраслях, как добыча полезных ископаемых или недвижимость. Так как в Индии нет налогов на наследство и на имущество, в ней всегда было много миллиардеров, однако сейчас этот класс стремительно расширяется. Вероятно, он растет быстрее, чем в любой другой стране мира. В 2000 году в первой сотне миллиардеров в мире индийских магнатов не было. К 2011 году их было уже семь – больше было только американских, российских и германских. В 2012 году из-за проблем на индийском фондовом рынке их осталось четыре.


Если сравнить индийских и китайских миллиардеров, станет заметно, насколько по-разному развиваются экономики Индии и Китая. В развивающемся мире по среднему богатству первой десятки своих миллиардеров Индия отстает только от России и от Мексики. Ротация наверху в ней также замедляется. Вся первая десятка индийских миллиардеров из последнего списка Forbes сохранилась с 2006 года, в то время как в списке 2006 года было только пять миллиардеров из списка 2001 года. Напротив, на долю китайских миллиардеров приходится лишь 3% экономики, и лишь четыре китайских миллиардера из первой десятки не сменились с 2006 года.

Впрочем, несмотря на эти признаки стагнации, многие из индийских сверхбогатых продолжают служить предметом национальной гордости, а не возмущения. Поражает контраст с Латинской Америкой, в которой сверхбогатые ездят в бронированных машинах и стараются таиться. В Мексике, в которой много лет практически отсутствует ротация магнатов, самый богатый человек в мире Карлос Слим (Carlos Slim) живет за высокой стеной в сравнительно скромном доме с шестью спальнями в Мехико.

Читайте также: Россия заплатит Киргизии 15 миллионов долларов за аренду военных баз

Списки миллиардеров могут служить не только отрицательным показателем. Сравнительно низкая концентрация национального богатства в руках миллиардеров – одна из причин считать перспективы стран, находящихся внизу индекса миллиардеров, относительно хорошими на фоне замедления мировой экономики. Кроме того, в первых десятках многих из этих стран за 2011 год очень высокая ротация. В южнокорейском списке с 2006 года удержались только пять человек, в филиппинском – два (из шести).

Конечно, сравнивать такую развитую страну как Соединенные Штаты с более молодыми и быстрее развивающимися экономиками может быть и ошибочно, однако быстрый просмотр американского списка миллиардеров демонстрирует некоторые интересные особенности. Можно было бы ожидать, что состояния в нем будут сравнительно крупными и устоявшимися, и это так и есть – среднее состояние миллиардера из первой десятки в Соединенных Штатах достигает 31 миллиарда долларов. Однако общая доля миллиардеров в ВВП (10,6%) выглядит примерно средней по стандартам развивающихся рынков.

Также по теме: Россия поставит в Сирию военные самолеты на 550 миллионов долларов


Американские миллиардеры также относительно хорошо перенесли финансовые неурядицы. Если превосходивших их в какой-то момент японских магнатов в целом подкосил кризис, пережитый Японией в начале 1990-х годов, богатейшие из американских миллиардеров за последние 20 лет заняли лидирующие позиции в мировой десятке и удержали их, несмотря на зародившийся в Америке кризис 2008 года. Это показывает, что американцы намного лучше адаптируются к глобальным катастрофическим сдвигам. Для американского списка характерно, что самые крупные и стабильные состояния в нем принадлежат независимым и передовым лидерам, основателям эффективных компаний (в частности Microsoft, Berkshire Hathaway и Walmart) именно того типа, который способен повысить глобальную конкурентоспособность любой экономики – развитой или развивающейся.

Полезность списков миллиардеров, вероятно, будет расти по мере роста развивающихся рынков. (Например, в Индонезии в первой десятке миллиардеров удержался с 2006 года только один человек, но в основном потому, что в 2006 году в стране было только два миллиардера). На что смотреть, уже ясно: число миллиардеров должно быть пропорционально ВВП, миллиардеры должны сталкиваться с конкуренцией, порождающей ротацию и ограничивающей их долю в экономике, и возникать они должны в первую очередь в новых производительных отраслях, а не благодаря патронажу. В основе процветания капиталистического общества лежит творческое разрушение, а так как обладающие хорошими политическими связями и уже находящиеся в списке миллиардеров люди заинтересованы в сохранении устоявшегося порядка, они – враги капитализма.

Ручир Шарма – глава отдела развивающихся рынков Morgan Stanley Investment Management. Эта статья основана на выдержке из его новой книги «Прорывные страны: В поисках новых экономических чудес» (« Breakout Nations: In Pursuit of the Next Economic Miracles»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.