Когда в марте 700 с лишним  рабочих завода по производству электроники Ohms в южнокитайском городе Шэньчжэнь покинули свои рабочие места, это мало кто заметил. Даже в окруженной пальмами промышленной зоне города, где находится этот завод рядом с десятками аналогичных бетонных зданий, различающихся лишь по количеству дверей, забастовка работников предприятия Ohms никакой реакции не вызвала. Его рабочие - это в основном  молодежь из сельской местности. Забастовка заключалась в том, что они расселись на синих пластиковых стульях рядом с заводскими цехами в ожидании того, как принадлежащее Panasonic предприятие по изготовлению электронных переключателей отреагирует на их требования. Единственный лозунг, показывавший, что они бастуют, а не просто вышли на перерыв, гласил: «В защиту наших прав». Но хотя рабочие преднамеренно старались не раздувать шумиху, их решение покинуть сборочную линию привело к важному событию в регулировании отношений между трудящимися и руководством отрасли.

Спустя неделю после остановки работы неформальные лидеры рабочих с завода Ohms встретились с руководством и выработали компромиссное решение. (Представители Ohms от комментариев по поводу забастовки отказались.) Соглашение предусматривало повышение заработной платы на 28 долларов в месяц (это- чуть меньше их требования о повышении на 32 доллара, что составило бы 10-процентное увеличение). «Это - не 100% того, чего мы добивались, - говорит один из рабочих, - но все равно мы очень довольны результатами». Такого рода повышение зарплат - обычное дело в Китае, поскольку нехватка рабочих рук, инфляция в сочетании с ростом ожиданий рабочих подталкивают зарплаты вверх. Но забастовку работников Ohms от других отличает третье требование (в дополнение к повышению зарплат и увеличению льгот). Они требовали избрания своего представителя в заводскую организацию государственного отраслевого профсоюза. Это право заложено в трудовом кодексе Китая, но обычно процесс этот идет сверху вниз, отражая интересы руководства, а не самих рабочих, говорит директор размещающейся в Гонконге неправительственной организации China Labour Bulletin Хань Дунфан (Han Dongfang). 27 мая рабочие завода Ohms избрали нового представителя, которым стал 35-летний работник конвейера, потеснивший прежнего председателя. «Это - первый случай реальных выборов рабочих снизу вверх. Это историческое событие, - заявил Хань. – Оно открывает прежде закрытые двери».

Голосование на предприятии благословило местное отделение общенационального профсоюза, находящегося под управлением государства. В этом году в Шэньчжэне истекает срок нахождения в должности председателей профсоюзных организаций 163-х компаний, и Шэньчжэньская федерация профсоюзов будет настаивать на том, чтобы замену им выбирали путем демократического голосования, как на заводе Ohms. Об этом рассказал Ван Тунсинь (Wang Tongxin) из официального профсоюзного органа. «В будущем демократические выборы представителей профсоюзов станут обычным делом, - заявил в июне китайским средствам массовой информации  Ван, занимающий должность  заместителя председателя Шэньчжэньской федерации профсоюзов. – Это - не какое-то новаторство, а обычное дело». Однако Хань, получивший известность как один из лидеров протестов 1989 года на площади Тяньаньмэнь, говорит, что это голосование отличается от всех прочих, поскольку его породила забастовка. «Это была рабочая инициатива, - отмечает он. – Если профсоюз не будет защищать права рабочих, то рабочие привлекут его к ответу».

Правящая в стране Коммунистическая партия Китая знает, насколько мощна политическая сила недовольных рабочих. Она с опаской относится к ведению переговоров о заключении коллективных трудовых договоров и жестко подавляет любые попытки создания независимых профсоюзов. Однако в прибрежных промышленных регионах появляются признаки неохотного примирения властей с тем, что рабочие борются за повышение зарплат. Дело в том, что требования трудящихся совпадают с целью государства по повышению доходов. За последнее десятилетие средняя минимальная зарплата выросла в два с лишним  раза, и власти хотят продолжать движение в этом направлении, призывая ежегодно вплоть до 2015 года повышать ее размер в среднем на 13%. Из-за забастовок, подобных произошедшей на заводе Ohms, власти поняли, что рабочие могут продвигать планы государства. «Правительство понимает, что это - экономический вопрос, - говорит Хань. – Никто из рабочих не организует забастовки с требованиями политических свобод. Речь идет только о зарплатах и льготах».

За последние несколько лет устойчиво увеличивается количество рабочих акций. Масштабы перемен стали ясны в 2010 году, когда компания Honda Motor пережила серию забастовок на китайских предприятиях и в фирмах-поставщиках. Двухнедельная забастовка на заводе по производству трансмиссий в южном городе Фошань привела к нарушению работы четырех китайских заводов этого японского автопроизводителя. Спор был разрешен только после повышения заработной платы на 24%. Это привело к забастовкам на двух других предприятиях по изготовлению деталей для Honda и на сборочном заводе, после чего забастовали китайские поставщики конкурента Honda компании Toyota. «После забастовки на заводе Honda в 2010 году в Китае резко увеличилось количество трудовых споров и коллективных акций, - говорит специалист по вопросам труда и исполнительный директор шэньчжэньского Института современных наблюдений (Institute of Contemporary Observation) Лю Каймин (Liu Kaiming). – В 2011 году было 1,27 миллиона таких случаев. Это - колоссальное количество. А еще было более 1000 крупных забастовок. Каждый день происходило более трех таких забастовок».

По мнению Ханя, если профсоюзные выборы пройдут без ограничений, волнений может стать еще больше, так как у рабочих на заводах будут свои представители, излагающие их требования руководству. А успех в бывшем рыбацком городке Шэньчжэне, который после превращения в особую экономическую зону в начале 1980-х стал образцом китайского экономического чуда, может привести к тому, что модель прямого голосования в профсоюзах получит распространение на всей территории страны. Тем не менее, защитники рабочих признают, что государство может отказаться от своих обещаний сделать свободным процесс выборов рабочих представителей. «Конечно, мы будем наблюдать за этим, и будем настаивать на своем, - подчеркивает Хань. – Но я уверен в том, что пока у рабочих есть каналы для выражения своих потребностей, беспокоиться нам не о чем. Это будет настоящая движущая сила в обществе».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.