В некоторых японских СМИ появились сообщения со ссылкой на парламентариев из оппозиционных партий о том, что премьер-министр Японии Нода «планирует 15 августа посетить храм Ясукуни» (место захоронения японцев, погибших в ходе Второй мировой войны, в том числе - военачальников, признанных международным трибуналом военными преступниками класса А – прим. перев.). Возможно, это не соответствует действительности, ведь Нода сразу после прихода к власти заявил, что пока будет премьером, не станет затевать подобных посещений. Конечно, в японской политике всегда остаются неизвестные величины, да и сам факт появления подобной информации в прессе уже говорит о том, что в Японии действительно есть люди, готовые подстрекать к таким действиям.

Если вдруг у Ноды, действительно, случится помрачение рассудка и он отправится в Ясукуни, это непременно приведет к серьезному охлаждению в китайско-японских отношениях. Существует мнение, что, если Нода почувствует приближение безвыходной политической ситуации, то ради сохранения премьерского кресла он может закрыть глаза на все, и тогда, произойдет или нет ухудшение китайско-японских отношений, для него уже будет вторичным.

Такой анализ, хотя и является лишь предположением, уже вполне способен вызвать холодный пот у людей, надеющихся на развитие дружественных отношений между Китаем и Японией. Поднятие собственного и партийного рейтинга при помощи ультраправых приемов – дело для японской политики отнюдь не новое. Несложно заметить, что именно силы в Японии всегда были ответственны за активные провокации и доведение конфликтов до тупика в отношении всем известных, крупных и застарелых двусторонних проблем.

Читайте также: Япония хочет выкупить спорные острова в Восточно-Китайском море

В азиатских конфликтах, связанных с вопросами истории и территорий, «демократическая» Япония никогда не делала добрых жестов. Демократия - сама по себе хорошая вещь, но в то же время это - и обоюдоострый меч. В моменты, когда японская «демократия» обнаруживает свои враждебные настроения по отношению к другим странам и повышает влияние наиболее радикальных сил, всем следует насторожиться.


В настоящий момент демократизация набирает силу по всей Азии. При этом, опыт азиатских стран по урегулированию споров при помощи демократии практически равен нулю. Китайское общественное мнение высвобождается сейчас очень быстрыми темпами, это приводит к постепенному формированию противостояния общественного мнения двух стран. Возможно, это - всего лишь начало, по крайней мере в Китае точно до сих пор не появился политик столь ультранационалистического толка, как Синтаро Исихара (губернатор Токио, известный своими антикитайскими взглядами; именно с его предложения японскому правительству выкупить из частного владения спорные с Китаем острова Сенкаку/Дяоюйдао начался последний виток обострения данной территориальной проблемы – прим. перев.). Но даже в нынешней ситуации в Японии, вероятно, уже почувствовали, что антияпонские настроения китайской общественности становятся весьма ощутимыми.

Противостояние общественных мнений намного сложнее поддается разрешению, нежели противостояние правительств. Действительно ли Азия движется в сторону конкуренции или даже борьбы между общественными мнениями разных стран? Кажется, да. И если Япония возьмется руководить этим процессом и поощрять его, то подобная картина в конце концов обретет законченные черты, а Азия лишится пространства для компромисса.

Также по теме: Визит Медведева на Кунашир взбесил Японию

В процессе раскрепощения китайского общественного мнения людям всегда недоставало понимания внешнеполитической силы настроений общественности. Поведение общественного мнения в Японии по вопросам островов Дяоюйдао и храма Ясукуни, на самом деле, стало важным образцом для подражания со стороны китайцев, а степень радикализма в китайском общественном мнении и некоторые другие действия китайцев волей-неволей имитируют японские.

Время, когда споры в Азии можно было разрешить, опираясь лишь на силы правительств, в основном, прошло. Общественное мнение стало главной силой, формирующей ответный курс различных государств. Но если правительства стран полностью откажутся от разумного ориентирования общественного мнения, тогда Азию ждет крайне непредсказуемое будущее, а война перестанет быть чем-то невозможным.

Противостояние общественного мнения может очень легко привести к тому, что понимание странами Восточной Азии своих коренных интересов будет сужено до вопросов территориальных споров. В то же время такой коренной интерес, как «развитие», постепенно потеряет привлекательность для общественного мнения. «Пожертвовать развитием ради одного острова» – такая логика противостояния сейчас наблюдается во многих странах Восточной Азии.

Читайте также: Япония подарила Путину собачку


«Идти ва-банк», возможно, станет окончательным выбором азиатских стран, пусть даже в подобных призывах пока содержится определенная доля дипломатической игры или «гневной риторики». Мирный или конфликтный потенциал региона накапливается постепенно, это не компьютерная программа, которую можно всегда по желанию изменить. Стоит лишь противостоянию в Восточной Азии оформиться, и путей назад практически не останется.

Японское правительство должно заняться ответственным ориентированием собственной «демократии», Япония не может управляться общественными эмоциями, которые олицетворяет С. Исихара. Минимальная рациональность Токио должна быть четко видна другим азиатским странам. В противном случае ошибочные суждения и противостояние между государствами будут лишь возрастать, виток за витком.

Поступательное повышение влияния китайского общественного мнения на внешнюю политику, безусловно, найдет отражение в механизме формирования внешнеполитического курса. Это приведет к необходимости «новой притирки» Китая и некоторых стран. С их стороны было бы нереалистичным выбрать путь отказа от такой притирки.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.