Будучи создателем SimCity, The Sims и многих других игр из числа чрезвычайно популярных интерактивных «стратегий», Уилл Райт вынужден часто размышлять о том, как развиваются различные общества. А недавно 52-летний соучредитель компании Maxis вывел эту концепцию на новый уровень, создав игру Spore, которая позволяет видеогеймерам самостоятельно направлять эволюцию жизни. Поэтому, когда нам захотелось поразмышлять о том, как будут развиваться первые колонии на Марсе, мы подумали: кто сделает это лучше, чем Уилл Райт?

Наши размышления были отнюдь не праздными. В прошлом году основатель компании SpaceX Элон Маск (Elon Musk) так сказал об освоении Марса: «Снизьте стоимость переезда туда до стоимости среднего дома в Калифорнии», которую он оценил в полмиллиона долларов. К середине столетия на Земле будет жить восемь миллиардов человек, и Маск подумал, что один из миллиона наверняка предпочтет Марс Калифорнии, и это будет «команда создателей новой цивилизации».

Вот как Райт описывает Марстаун образца 2047 года с населением 8000 человек:

Сверху, когда космический челнок приближается к посадочной площадке неподалеку от основания древнего вулкана, местность выглядит пустынной и суровой. На высоте 70 метров ракетные двигатели малой тяги начинают замедлять свободное падение корабля, и в воздух вздымаются облака легкой пыли. Саша впервые увидела вход в свой новый дом в кальдере Нили Патера, где она, по всей вероятности, проведет всю свою оставшуюся жизнь. Все, что можно было увидеть на поверхности, это 30-метровое здание с шлюзовыми переходными камерами, встроенное в склон вулкана. За этой стеной находится обширный лабиринт из подземных лавовых пещер и ходов, изрезавший подножие горы. Все выходы на поверхность закрыты, а внутренние стены заизолированы так, чтобы эти тоннели были пригодны для жизни колонистов.

Пассажиры вышли из челнока через надувной трап длиной 50 метров, который был подсоединен к переходной камере комплекса. Новым колонистам предстояло провести две недели в карантинной зоне возле внешнего периметра колонии, дабы они не занесли в поселение какую-нибудь болезнь.

Как и большинство  колонистов, Саша решила перебраться на Марс ради своих будущих детей. Не видя на Земле особых возможностей для себя и для них, а также обладая острым чувством долга перед ними и страстью к приключениям, она прониклась духом ратифицированного в 2032 году Договора об освоении Марса. Истощение природных ресурсов и масштабное нарушение экологического равновесия заставили политиков на Земле посмотреть на Марс как на перспективную спасательную шлюпку, как на очередную точку опоры для человечества перед лицом неопределенного будущего.

Договор о Марсе привел, по сути дела, к приватизации почти половины марсианской поверхности, вознаградив желающих переселиться огромными участками земли. Сегодня эта земля бесполезна и не имеет никакой ценности, но у всех появилась надежда, что когда-то это будет огромное состояние, которое можно будет передать детям и внукам по наследству.

Саша была в числе третьей волны колонистов. Первая группа численностью 500 человека прибыла на Марс за восемь лет до них. Сейчас население колонии составляет около 8000 человек, и главным препятствием на пути переселения была стоимость полета от Земли до Красной планеты, который оплатила корпорация по освоению Марса Mars Development Corporation (MDC), а также размеры плантаций и садов на гидропонике внутри комплекса. MDC это консорциум инвесторов из числа государств и международных фондов (которые борются за долгосрочные территориальные права и права на добычу минералов), а также отдельных миллиардеров (с более идеалистическими устремлениями).

После карантинного периода, который не был отмечен особыми событиями, Саша, наконец, поселилась в отведенной для нее «квартире». Это слишком громкое название для каморки площадью 12 квадратных метров, которая является единственным для нее местом уединения в колонии. Жилье ей отвели в районе для незамужних. Если она решит подписать контракт о совместном проживании с другим членом колонии, то они получат право на помещение побольше.

Рожать детей – это совсем другое дело. MDC была готова оплачивать переезд и размещение новых колонистов (в возрасте от 25 до 30 лет, которым предстояла длительная трудовая жизнь). Но выделять дополнительные ресурсы на потомство она явно не желала. Лишь самые продуктивные и эффективные члены колонии получали такую награду как официальная лицензия на роды.

Вначале Саше пришлось работать в бота-генетических лабораториях. Там находятся сотни штаммов земных растений, которые медленно модифицируют с целью повышения их приспособляемости к марсианским условиям. Уже давно было принято решение, что выгоднее сначала терраформировать лишь небольшие участки Марса, одновременно адаптируя к новым условиям завезенные формы жизни (во-первых, растения, во-вторых, животных, в-третьих, человека). Со временем растения, животные и люди станут настоящими марсианами, вполне привычными к своей новой родине. По крайней мере, таков план, на осуществление которого уйдут долгие годы.

На первый взгляд, главная традиция и культура колонии это яростная независимость. Но невысказанная истина заключается в том, что колонисты по-прежнему зависят от Земли, и до самообеспеченности им еще далеко. Общественная ситуация в колонии напоминает обстановку в любом маленьком городке на Земле. Новости распространяются быстро, сплетни это характерная черта Марстауна, а тайны остаются тайнами очень недолго.

Саша прекрасно приспособилась к новой и поначалу незнакомой среде, в чем ей помогли такие черты характера как смелость и решительность. Со временем она нашла спутника жизни, работавшего в группе по терраформированию, и они счастливо зажили вместе. Радость от общения и взаимопонимание очень помогают, потому что  их дом чуть больше кладовки. Благодаря быстрой реакции Саши во время разгерметизации шлюзовой камеры в 2052 году удалось спасти много жизней, и в награду за это она с партнером получила лицензию на роды. На следующий год они зачали своего первенца Аню.

Дочь еще в утробе матери прошла генную терапию, как решили ее родители. Она будет одной из первых, кто хотя бы немного адаптируется к условиям Марса. Кости у Ани будут длиннее и тоньше, легкие объемнее и менее восприимчивы к отравлению углекислым газом. Обмен веществ у девочки будет лучше приспособлен к местной пище, выращиваемой на гидропонике, а ее физиология тоже претерпит небольшие изменения.

Аня и другие дети из ее поколения станут первыми настоящими марсианами. На свет появился гомо марсиалис.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.