Европейский суд по правам человека в Страсбурге в прошлом месяце обязал Россию выплатить 70-летнему Юрию Лобанову, жителю Ивановской области, расположенной недалеко от Москвы, 37 150 евро в виде компенсации за имеющиеся у него облигации 1982 года. Эта сумма примерно в 140 раз превышает среднюю пенсию. Марии Андреевой, 95-летней женщине, пережившей нацистскую блокаду Ленинграда, ЕСПЧ присудил 4300 евро за облигации, также служившие лотерейными билетами.

Эти ценные бумаги – часть тех 25 триллионов рублей (785 миллиардов долларов), которые, как утверждает правительство, оно до сих пор должно своим гражданам за их утраченные советские сбережения. Эта сумма составляет почти половину российского ВВП. Путин пытается тянуть время. В апреле он распорядился приостановить выплаты по облигациям, по меньшей мере, до 2015 года. Теперь - в свете решений суда - к пенсионерам, добивающимся выплат, присоединяются опытные спекулянты.
 
«Все это нужно было погасить еще в 1990-х, - считает Борис Хейфец, специалист по советским долгам Московского института экономики Российской Академии наук. – Как можно брать на себя такой огромный долг? Он мог бы все разрушить за миг».

Шикарный автомобиль

Советские власти начали продавать 20-летние сертификаты в 1982 году за 25, 50 и 100 рублей, частично - чтобы выкупить более ранние облигации, а частично - чтобы вытянуть наличные из командной экономики, в которой было мало потребительских товаров. Облигаций государственного внутреннего выигрышного займа предлагали символические 3% дохода и шанс выиграть до 10 000 рублей, объясняет Хейфец. По его словам, главным призом был шикарный автомобиль «Волга», а вторым – «Жигули».

В отличие от прочих бывших советских республик, погасивших аналогичные долги в 1990-х годах за малую часть того, что было потеряно, Россия пообещала покрыть долги полностью. В 1995 году президент Борис Ельцин подписал закон, согласно которому правительство должно было восстановить сбережения, хранившиеся на банковских счетах и в виде облигаций, исходя из их покупательной способности на 1990 год. Выплаты начали всерьез осуществляться уже во время первого срока Путина, когда рост нефтяных цен обеспечил России профицит бюджета. Сейчас Путин начал свой третий срок в Кремле, а российский бюджет сбалансирован – но и только.

«Очевидно, что практическая реализация данной концепции восстановления сбережений граждан накладывает на федеральный бюджет непомерные обязательства, - заявляет в своем последнем докладе по долговой политике, выпущенном год назад, Министерство финансов. – Если это произойдет в действительности, то государство лишится возможности в течение длительного времени осуществлять финансирование иных расходов».

«Пока они не умрут»

Правительство заложило 50 миллиардов рублей в бюджет этого года на выплату потерянных вкладов. Наследники умерших вкладчиков могут также получить 6 000 рублей – менее 200 долларов – на оплату расходов на похороны.

«Мы каждый год осуществляем выплаты, но речь идет о мизерных количествах – говорит Хейфец. - Полагаю, все так и будет идти, пока все вкладчики не умрут».

Но подобная тактика затягивания может оказаться проигрышной. В своем решении по делу Лобанова страсбургские судьи ссылаются на отказ России объявить, сколько облигаций 1982 года остаются непогашенными, а также на неоднократную приостановку механизмов выкупа «по причинам, оставшимся неизвестными суду».

Министерство юстиции, представляющее Россию в Страсбургском суде, утверждает в своем распространенном по факсу заявлении, что оно уважает все решения Европейского суда по правам человека. При этом оно подчеркнуло, что данное решение относится только к облигациям 1982 года. Министерство финансов отказалось комментировать происходящее.

Теневая экономика

По словам Хейфеца, в открытых данных нет информации о том, сколько было продано брежневских облигаций. Будучи облигациями на предъявителя, владение которыми нигде не фиксировалось, бумаги 1982 года служили второй валютой, поддерживая советскую теневую экономику, говорит он. Россия не упоминала ни советские облигации, ни предполагаемые 25 триллионов рублей долга в 143-страничном проспекте по выпуску еврооблигаций на сумму 7 миллиардов долларов, осуществленному в этом году.

Часть ценных бумаг была выкуплена или обменена на новые долговые обязательства в начале 1990-х. После закона 1995 года, когда Россия согласилась восстановить утраченные сбережения на уровне 1990 года, правительство конвертировало облигации 1982 года в так называемые долговые рубли, фактически увеличив их номинальную стоимость на 40%. Принятые позднее законы привязали их стоимость к корзине потребительских товаров и гарантировали, что на них будут начисляться проценты не менее 9%. В 2003 году правительство оценивало долговой рубль в 32,34 рубля – суд ссылался на эту цифру в деле Лобанова. В этом году рубль подорожал на 0,9 % и достиг курса в 31,85 рубля за доллар.

Сокровище в сундуке

Лобанов предложил «вполне здравую» оценку, оставлявшую мало пространства для возражений, полагает адвокат Василий Васильев из московской фирмы «Юков, Хренов и партнеры». По его словам, Россия уклонялась от аналогичных решений, меняя законодательство, пока шли слушания.

Торговля советскими обязательствами ведется даже на EBay.com, где 25-рублевые облигацию 1982 года предлагаются за 2,85 доллара за штуку. На российских сайтах некоторые продавцы уверяют, что у них есть доказательства того, что их облигации внесены в списки на погашение в Министерстве финансов. Есть также люди, которые предлагают бумаги, проданные в других бывших советских республиках, по которым Россия юридически не обязана осуществлять выплаты.

Закир Агабаев утверждает, что он нашел облигации на сумму 600 000 рублей в сундуке в доме бабушки своей жены в Киргизии. По его словам, он выставил эти облигации на продажу на доске объявлений Dorus.ru, однако лучшее предложение составило 2,5% от номинальной стоимости, и он его отверг.

«Мне звонили два или три раза, но серьезных предложений не поступало», - заявил по телефону Агабаев.

Советский миллионер


Пока самую большую ставку в этой области сделал Артем Тарасов, торговец сырьем и компьютерами, который стал знаменитостью в 1989 году, назвав себя в эфире национального телевидения первым официальным советским миллионером. Позднее он стал совладельцем московского «Витас Банка», лишившегося в этом году лицензии - после попытки внести в капитал брежневские облигации на три миллиарда рублей по номинальной стоимости.

Путин заморозил выплаты на три года после того, как Центральный банк впервые заметил действия «Витас», заявил Тарасов из своего московского офиса. После моратория регулирующий орган классифицировал облигации как обязательства «пятой категории», то есть - безнадежные, и приказал банку сформировать 100-процентный резерв на потери по ссудам.

«Как мы могли представить, что Центральный банк фактически просто объявит дефолт? – заявил Тарасов. – Но именно это они и сделали».

Заместитель председателя Центрального банка Алексей Симановский утверждает, что лицензия «Витаса» была отозвана потому, что его коэффициент достаточности капитала упал ниже положенных 2%, а не из-за облигаций. Регулирующие структуры видели лишь малую часть тех 3 миллиардов рублей, которые, якобы, имелись у «Витаса», заявил по телефону Симановский.

«История Золушки»


«Банк уверял, что это две тонны бумаги, лежащие в некоем специальном хранилище, в которое почему-то очень сложно попасть, - сообщил Симановский. – Это немного похоже на историю Золушки, в которой тыква превращается в карету».

Тем не менее, у Тарасова по-прежнему есть доступ к облигациям на 50 миллиардов рублей, которые он планирует, по его словам, задействовать «по полной стоимости».

«Предположим, выплаты по облигациям в 2015 году все же начнутся, - говорит Тарасов. – Их стоимость сейчас в российских деньгах - в 50-60 раз выше номинальной».

Вероятно, Россия возобновит выплаты только в том случае, если группа с достаточно большим политическим влиянием начнет накапливать облигации, считает Салех Дахер (Saleh Daher), управляющий директор компании Turan, вложившей средства в советский коммерческий долг.

«Люди будут на этом зарабатывать, - заявил Дахер по телефону из Бостона, в котором базируется Turan. – Очень сомневаюсь, что пенсионерам и людям, исходно предъявлявшим претензии, много достанется».

«Туалетная бумага»

Борис Андреев, 65-летний электрик на пенсии, не имеющий никакой юридической подготовки, – один из таких людей.

Почти два десятилетия Андреев и его мать Мария Андреева направляют рукописные жалобы в суды и министерства, добиваясь компенсации. 4300 евро, которые страсбургские судьи присудили матери, в основном, из-за ее преклонного возраста – это очень мало, считает он.

Их облигации, положенные в банк в 1986 году, были выкуплены в рамках государственной программы в 1993 году. В результате - у них на банковском счете оказалось около 3 000 рублей, которые деноминация 1998 года превратила в три рубля. Этот счет, по-прежнему открытый и оставшийся в неприкосновенности, сейчас, благодаря начисленным процентам, вырос до пяти рублей.

Андреев, живущий на ежемесячную пенсию в 6 000 рублей, планирует продолжить свою кампанию в российских судах.

«В советских рублях эти облигации стоили, как однокомнатная квартира, - говорит Андреев. – Пять рублей, которые мы получили, – это цена рулона туалетной бумаги».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.