В сентябре 1939 года советские и японские армии столкнулись на маньчжурско-монгольской границе, став участниками малоизвестного, но имевшего далеко идущие последствия конфликта. Это был не просто пограничный конфликт - необъявленная война продолжалась с мая по сентябрь 1939 года, и в ней приняли участие более 100 000 солдат, а также 1 000 танков и самолетов. От 30 000 до 50 000 человек были убиты или получили ранения. В решающей битве, состоявшейся 20-31 августа 1939 года, японцы были разгромлены. Эти события совпали с заключением советско-германского пакта о ненападении (23 августа 1939 года), который дал зеленый свет гитлеровской агрессии против Польши, предпринятой спустя неделю и послужившей началом Второй мировой войны. Эти события связаны друг с другом. Пограничный конфликт также повлиял на принимавшиеся в Токио и в Москве ключевые решения, которые определили ход войны и в конечном счете - ее итоги.

Сам конфликт (японцы называют его Номонганский инцидент, а русские – Сражением на Халкин-Голе) был спровоцирован пресловутым японским офицером Тсуджи Масанобу, главой группировки в японской Квантунской армии, оккупировавшей Маньчжурию. С противоположной стороны советскими войсками командовал Георгий Жуков, который позже приведет Красную Армию к победе над нацистской Германией. В первом крупном сражении в мае 1939 года японская карательная операция провалилась, и советско-монгольские силы отбросили японский отряд, состоявший из 200 человек. Раздосадованная Квантунская армия усилила военные действия в июне-июле и начала наносить форсированные бомбовые удары в глубине территории Монголии. Японцы также проводили операции по всей границе с участием целых дивизий. Следовавшие одна за другой японские атаки были отбиты Красной Армией, тем не менее японцы постоянно повышали ставки в этой игре, рассчитывая на то, что они смогут заставить Москву отступить. Однако Сталин тактически переиграл японцев и неожиданно для них предпринял одновременно военное и дипломатическое контрнаступление.

В августе, когда Сталин тайно добивался альянса с Гитлером, Жуков сформировал вблизи линии фронта мощную группировку. В тот момент, когда немецкий министр иностранных дел Риббентроп полетел в Москву для подписания нацистско-советского пакта, Сталин бросил в бой Жукова. Будущий маршал продемонстрировал ту тактику, которую он позднее будет использовать с таким потрясающим результатом под Сталинградом, в Курской битве, а также в других местах: общевойсковое наступление, в ходе которого пехотные части при активной поддержке артиллерии связывали силы врага на центральном участке фронта, - в то время, как мощные бронетанковые формирования атаковали фланги, окружали и в конечном итоге разбивали противника в битве на уничтожение. Более 75% японских сухопутных сил на этом фронте погибли в бою. Одновременно Сталин заключил пакт с Гитлером, номинальным союзником Токио, и таким образом оставил Японию дипломатически изолированной и униженной в военном отношении.

Совпадение по времени Номонганского инцидента и подписания советско-германского Пакта о ненападении было отнюдь не случайным. В то время как Сталин открыто вел переговоры с Британией и Францией с целью создания антифашистского альянса и тайно пытался договориться с Гитлером относительно возможного союза, он был атакован Японией - союзником Германии и ее партнером по Антикоминтерновскому пакту. К лету 1939 года стало ясно, что Гитлер намерен двигаться на восток, против Польши. Кошмаром Сталина, которого следовало не допустить любой ценой, была война на два фронта против Германии и Японии. Идеальным для него результатом был бы такой вариант, при котором фашистско-милитаристские капиталисты (Германия, Италия и Япония) воевали бы с буржуазно-демократическими капиталистами (Британия, Франция и, возможно, Соединенные Штаты). При таком раскладе Советский Союз остался бы в стороне и стал бы вершителем судеб Европы, после того как капиталисты истощили бы свои силы. Нацистско-советский пакт был попыткой Сталина добиться оптимального результата. Этот договор не только натравливал Германию на Британию и Францию, но и оставлял вне схватки Советский Союз. Он предоставил Сталину возможность решительным образом разобраться с изолированной Японией, что и было сделано в районе Номонгана. И это - не просто гипотеза. Связь между Номонганским инцидентом и нацистско-советским пактом отражена даже в немецких дипломатических документах, опубликованных в Вашингтоне и Лондоне в 1948 году. Недавно обнародованные документы советской эпохи содержат подтверждающие детали.

Жуков прославился в Номонгане/Халкин-Голе, и тем самым заслужил доверие Сталина, который в конце 1941 года поручил ему командование войсками – как раз в нужный момент для того, чтобы предотвратить катастрофу. Жукову удалось остановить немецкое наступление и переломить ситуацию на подступах к Москве в начале декабря 1941 года (вероятно, это была самая важная неделя в ходе Второй мировой войны). Частично этому способствовала переброска войск с Дальнего Востока. Многие из этих военнослужащих уже имели боевой опыт - именно они разбили японцев в районе Номонгана. Советский дальневосточный резерв – 15 пехотных дивизий, 3 кавалерийские дивизии, 1700 танков и 1500 самолетов были передислоцированы на запад осенью 1941 года, когда Москва узнала о том, что Япония не будет нападать на советский Дальний Восток, поскольку она приняла окончательное решение относительно экспансии в южном направлении, что в итоге привело ее к войне с Соединенными Штатами.

История относительно пути Японии к Перл-Харбору хорошо известна. Но часть этих событий не так хорошо освещена, и решение Японии о начале войны с Соединенными Штатами связано с воспоминаниями японцев о поражении у деревни Номонган. И тот же самый Тсуджи, который играл центральную роль в Номонганском инциденте, стал влиятельным сторонником южной экспансии и войны с Соединенными Штатами.

В июне 1941 года Германия напала на Россию и в первые месяцы войны нанесла Красной Армии сокрушительные поражения. Многие в тот момент полагали, что Советский Союз находится на грани разгрома. Германия потребовала, чтобы Япония вторглась на советский Дальний Восток, отомстила за поражение у деревни Номонган и захватила столько советской территории, сколько была в состоянии проглотить. Однако, в июле 1941 года Соединенные Штаты и Британия ввели эмбарго на поставки нефти в Японию, что грозило оставить японскую военную машину на голодном пайке. Для того, чтобы избежать подобной ситуации, императорский флот Японии намеревался захватить богатую нефтяными запасами голландскую Ост-Индию. Сама Голландия была оккупирована годом ранее. Британия также боролась за выживание. Только американский Тихоокеанский флот преграждал путь японцам. Тем не менее, многие в японской армии хотели напасть на СССР, как того и требовала Германия. Они рассчитывали отомстить за Номонган в тот момент, когда Красная Армия понесла тяжелые потери в результате немецкого блицкрига. Руководители японской армии и военно-морских сил в ходе целой серии военных конференций при участии императора обсуждали этот вопрос.

Летом 1941 года полковник Тсуджи был старшим офицером штаба по планированию операций в Императорской ставке. Тсуджи был харизматичным человеком, а также ярким оратором, и он был одним из армейских офицеров, поддержавших позицию военно-морских сил, что в итоге и привело к Перл-Харбору. Возглавлявший в 1941 году бюро военной службы армейского министерства Танака Рюкичи после войны сообщил, что «самым решительным сторонником войны с Соединенными Штатами был Тсуджи Масанобу». Тсуджи позднее написал, что увиденная им советская огневая мощь в Номонгане заставила его отказаться от нападения на русских в 1941 году.

Но что бы произошло, если бы не было Номонганского инцидента? И что бы было, если бы он завершился иначе, например, не выявил бы победителя или закончился бы победой Японии? В этом случае решение Токио о продвижении на юг могло бы выглядеть совершенно иначе. Менее впечатленные военными возможностями советских вооруженных сил и вынужденные выбирать между войной против англо-американских сил и участием вместе с Германией в разгроме СССР, японцы, возможно, посчитали бы северное направление лучшим выбором.

Если бы Япония решила в 1941 году двигаться в северном направлении, ход войны и самой истории мог бы оказаться другим. Многие считают, что Советский Союз не пережил бы войну на два фронта в 1941-1942 годах. Победа в сражении под Москвой и годом позднее - под Сталинградом - были одержаны с исключительно большим трудом. Решительно настроенный враг на востоке в лице Японии в тот момент мог бы склонить чашу весов в пользу Гитлера. Более того, если бы Япония двинула свои войска против Советского Союза, она бы не смогла в том же году атаковать Соединенные Штаты. Соединенные Штаты вступили бы в войну на год позже, и это произошло бы в значительно менее благоприятных обстоятельствах, чем в мрачной реальности зимы 1941 года. И как в таком случае можно было бы покончить с господством нацистов в Европе?

Тень от Номонгана оказалась очень длинной.

Стюарт Голдман является специалистом по России и научным сотрудником Национального совета евразийских и восточноевропейских исследований (National Council for Eurasian and East European Research). Эта статья подготовлена по материалам его книги «Nomonhan, 1939. The Red Army’s Victory That Shaped World War II».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.