История, любовь, равенство, обвинения в гомофобии… Иногда аргументы сторонников однополых браков напоминают шантаж. Предлагаю вам небольшой путеводитель, который поможет вывести их на чистую воду.

Споры вокруг «брака» людей одного пола нередко сводятся к тому, что его сторонники переводят аргументы в форму шантажа. Лучший способ дать им отпор – разоблачить их истинную суть.

Ложная современность

Самый тривиальный способ шантажа – это провозглашение некоей современности. «Нужно идти в ногу со временем, – заявляют нам. – Все это – необратимые перемены». Если говорить в более развернутом виде, утверждается, что этот проект движется в русле истории. Однако это самое русло истории еще со времен Гегеля неоднократно служило источником самых страшных заблуждений. Если мораль является не абсолютом, а лишь относительной чертой определенной эпохи, если она всего лишь отражает «развитие общества», зачем вообще создавать препятствия для чего-то подобного? Кроме того, этот аргумент обладает в каком-то смысле террористической окраской, так как сразу отметает любые серьезные дебаты, в том числе - и по вопросу прав ребенка. И вообще, о каком таком русле истории мы говорим? Когда Шарль де Голль говорил о России, его называли ретроградом те, кто считал Советский Союз необратимым явлением. Но все мы видели, что стало с этим государством. В античные времена поговаривали, что два прорицателя не могут взглянуть друг другу в глаза без смеха. Но сейчас, когда Ленинград вновь стал Санкт-Петербургом, кто еще может серьезно рассуждать о русле истории?

Равенство, но между кем?

Второй тип шантажа касается равенства и борьбы с дискриминацией. То есть, брак и усыновление являются правом, которое раньше было уделом лишь одних гетеросексуалов, но отныне должно принадлежать и гомосексуалистам. Но о чем мы вообще говорим? На самом деле, брак доступен для всех: любому мужчине позволено найти себе женщину, а им обоим – пойти и расписаться в ЗАГСе. Право на брак уже является всеобщим! Главная трагедия, что очень важно, касается миллионов мужчин и женщин, которые хотели бы вступить в настоящий брак (с человеком противоположного пола), но не могут для себя никого подыскать. Возраст в этой связи является важным дискриминантом, так как мужчины после разрыва обычно легко находят себе нового партнера, тогда как для женщин это гораздо сложнее. Тем не менее, никто не спешит обсуждать этот вопрос (у которого нет простого решения), как, впрочем, и все по-настоящему важные темы. У этой дискриминации есть и экономическая составляющая: тяжелее всего сегодня приходится одиноким женщинам с детьми. Но это, разумеется, не интересно идеологам.

И что вообще означает понятие равноправия для людей, которые намеренно поставили себя в совершенно неординарные условия? Если я собираюсь делать карьеру в гражданской организации, разве я пойду требовать для себя права военных?

Кроме того, идеологи требуют равноправия не только насчет брака, но и в вопросе усыновления. Но ребенок не может быть для кого-то просто правом! Для тех, кто зачал его, воспитание – это не право, а долг (кроме вмешательства социальных служб в исключительных случаях). Если бы после какой-то крупной катастрофы гомосекуалисты нашли сироту, у них было бы не только право, а самый настоящий долг взять его под опеку (при этом они, разумеется, не должны создавать у него ошибочное ощущение, что один из них – его мать). Но ведь о чем-то подобном речи не идет! Как говаривал Кант, человеческое существо (особенно такое уязвимое, как ребенок) может быть лишь целью, а не средством. Ребенок сам обладает правами, а не является правом.

Извечные обвинения в гомофобии


Разумеется, нас пытаются шантажировать и гомофобией. И неприятие однополого брака представляется как ее доказательство. Если следовать логике тех, кто рассуждает подобным образом, занять рациональную позицию попросту невозможно: гомо политикус, получается, руководствуется исключительно самыми низменными инстинктами.

Точно так же, как гомосексуалисты просто обязаны быть за однополый брак в силу одной лишь своей сексуальной ориентации (но разве это не худшее проявление гомофобии?), противниками автоматически движет страх перед «голубыми». Подобный способ шантажа также представляет собой тоталитарный способ закрытия всех споров. Те, от кого исходит эта критика, поступают так, словно позиции и тех, и других могут определяться исключительно в зависимости от принадлежности к той или иной группе, а не интересами государства и Республики. Тем не менее, вести обсуждение нужно именно в этом ключе, которого, кстати, по их утверждениям, придерживаются противники однополых браков.

«Но они ведь любят друг друга!»

Далее мы видим любовный шантаж. Если они (гомосексуалисты) любят друг друга, почему бы не разрешить им вступить в брак? Но ведь сотрудники ЗАГСа не заглядывают ни к кому под одеяло! Очень многие люди любят друг друга, но при этом не требуют от Республики «признать их любовь».

Братья и сестры, отец и дочь (конечно же, мы ни в коем случае не говорим об инцесте) могут жить вместе долгие годы. Тем не менее, закон не предлагает братьям и сестрам какого-либо признания, даже в плане права наследования. Четверо друзей могут каждый вечер играть в карты за столиком одного бистро на протяжение 30 лет, не требуя какого-либо официального признания. Брак – это договор, а также общественный институт, главная задача которого – благо для общества. В первую очередь, он призван обеспечить преемственность. Разумеется, если у супругов есть чувства друг к другу, - это прекрасно, но это не означает, что общество должно выносить свое суждение, а государство - навешивать некий ярлык.

Кто по-настоящему либерален?

Шантаж либерализмом. Не признавать однополые браки значит противиться мере по либерализации общества. Именно по этой причине многие ультралибералы поддерживают их, даже как следует не поразмышляв об этом вопросе. Хотя все обстоит с точностью до наоборот. Республика не должна вмешиваться в чувства и сексуальную жизнь людей. То, что институт брака существует с незапамятных времен, объясняется необходимостью обеспечить преемственность и родственные связи (а также прочие важные для государства родовые вопросы). Кроме того, чтобы вырастить человека, нужно 15-20 лет, а не два месяца, как для котенка! Для этого требуется устойчивая среда. Если мы признаем, что гомосексуальная семья неидеальна для воспитания ребенка, то введение однополого брака свидетельствует о том, что государство впервые обращает внимание на сексуальную жизнь как таковую! И это, значит, и есть либерализм? Он признает лишь фактическую солидарность, скажут нам. Но почему тогда, раз уж речь идет о пактах, не признать семьи брата и сестры, отца и дочери, матери и сына, религиозные сообщества и т.д.?

Светское государство: правда и ложь

Существует, безусловно, и шантаж светским обществом. Все религиозные конфессии в один голос выступили против этого проекта правительства, однако, как нам говорят, разве светское государство должно выслушивать эти нотации епископов, раввинов и всех, им подобных? А почему бы и нет? У представителей духовных властей есть как минимум право высказаться - как у всех граждан страны. Тем, чтобы их призывы не прошли незамеченными, должны заниматься СМИ и только они. И если Папа римский говорит, что дважды два – четыре, то для того, чтобы быть настоящим поборником светского общества, нужно обязательно кричать, что правильный ответ – это пять? Кроме того, в основе религии (по крайней мере, иудаизма и христианства) лежит лишь естественный закон, который получил отражение в законе Моисея, без чего-либо неприемлемого для любого человека доброй воли.

То есть, настоящая светская мораль – это не то же самое, что естественный закон? Жюль Ферри (Jules Ferry) называет его «старой доброй моралью, которую мы получили от отцов и матерей и неизменно чтим в нашей жизни, даже не утруждаясь обсуждением ее философских основ». «Когда вы предлагаете ученикам какое-то наставление, некую максиму, задайтесь вопросом, знаете ли вы хоть одного честного человека, которого могут покоробить ваши слова. Спросите себя, может ли хоть один отец ваших учеников искренне не согласиться с тем, что вы хотите сказать. Если да, то будет лучше промолчать», – продолжает этот выдающийся республиканец.

Таким образом, не вызывает сомнений, что проект однополых браков является полной противоположностью светского принципа. Сегодня идеологии во многом подменили собой религии и сами стали новым источником веры. Проект однополых браков – это идеологический вопрос. Настоящее светское государство должно установить главенство права разума и противодействовать не церквям, а все более безумным идеологиям, которые свирепствуют в обществе.

Законные требования?

Наконец, шантаж касается и требований. Здесь якобы существуют насущные требования со стороны «гомосексуального сообщества», которому не хватает признания, детей и т.д. Правда же заключается в том, что подавляющему большинству гомосексуалистов на брак наплевать. И они вовсе не собираются оформлять свою связь. По большей части они не говорят об этом, потому что не хотят заявлять о себе как о гомосексуалистах, так как вполне обоснованно полагают, что их предпочтения – это их личное дело. То есть, за такими движениями как «Геи без брака» (они требуют от своих членов заявить об их ориентации, однако выступают против правительственной инициативы) скрывается гораздо больше, чем может показаться на первый взгляд.

Подобный шантаж неудовлетворенными требованиями тем более парадоксален, что сами его сторонники говорят, что тысячи детей уже сейчас растут в однополых семьях. Это как бы доказывает, что законодательные препятствия в нынешнем состоянии правовой системы едва ли могут кому-то помешать. В любом случае, не стоит путать семьи, в которых единственный родитель живет не один (в 90% случаев речь идет о женщине, живущей с матерью, бабушкой, сестрой или подругой, причем государство и не думает как-то в это влезать) и официальной ложью с пересмотром гражданского кодекса. Эта самая ложь призвана позволить гомосексуалисту узурпировать ложное родительское право и даже назвать себя отцом (если речь идет о женщине) или матерью (если это касается мужчины)! Все это формирует логику государственной лжи на оруэлловский манер.

Недавно один журналист задал священнику вопрос о том, имеет ли тот право вмешиваться в политическое дело. Хотя, скорее, это политикам следовало бы задуматься о том, имеют ли они право искажать смысл слов!

Пусть все те, кто отстаивает в этом деле право разума, не позволят себе пойти на поводу у, если и не террористических, то уж точно - софистских аргументов. И это привнесет столь необходимую ясность в обсуждение этой проблемы.

Роланд Юро, преподаватель, супрефект, член нескольких кабинетов министров, депутат и сотрудник счетной палаты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.