Недавнюю смену высшей власти в Китае в целом изображают как торжество твердолобых консерваторов и отход от реформы. Такая характеристика добавляет еще более темных красок к образу Китая в глазах Запада. В действительности же это чрезвычайно далеко от истины. Так далеко, что дальше просто некуда.

 
Си Цзиньпин и Ли Кэцян, два высших руководителя нового китайского правительства (Постоянного комитета Политбюро), имеют хорошее образование и много путешествовали по миру. Эти неординарные мыслители имеют достаточно большой опыт, что может пригодиться для решения многочисленных проблем, с которыми в настоящее время сталкивается Китай. Эти политики (их еще часто причисляют к так называемому «пятому поколению» китайских лидеров) продолжают постоянную тенденцию к высокой компетентности, характерной для каждой смены руководства Китая, начиная с Дэна Сяопина (конец семидесятых годов).
 
Конечно, еще слишком рано судить о стиле и направлениях движения новых лидеров Китая, но в глаза бросаются три особенности. Во-первых, Си Цзиньпин имеет большую полноту власти, чем его предшественники. Заняв сразу высшие посты в Коммунистической партии Китая (КПК) и Центральной военной комиссии, он имеет больше возможностей для проведения собственной политики, чем имели другие лидеры в начале деятельности их администраций.

Читайте также: Китай представляет свое новое руководство

Да, Китаем коллегиально руководит Постоянный комитет. Но Си Цзиньпину в настоящее время удобнее направлять деятельность этого несколько уменьшенного органа государственной власти (раньше насчитывал девять членов, а теперь — семь). Более того, он давно уже поддерживает прорынковый, научный подход развития экономики, что критически важно для будущего этой страны.
 
Во-вторых, Ли Кэцян, которого считают следующим китайским премьером, может стать большой неожиданностью в новом руководящем тандеме. В отличие от действующего премьер-министра Вэня Цзябао — третьего номера во власти за последние десять лет — Ли Кэцяна подняли до уровня второго лица в государстве. Это означает больший потенциал для разделения власти между КПК и правительством в новой китайской администрации.
 
Ли Кэцян, который имеет научную степень по экономике и как вице-премьер Государственного Совета Китая возглавлял архиважную группу по управлению финансами и экономикой при ЦК, как можно лучше подходит для того, чтобы начать давно назревшее структурное превращение китайской экономики. И в самом деле: после наблюдения за выполнением проекта China 2030 — уникального общего отчета, представленного недавно Мировым банком вместе с государственным аналитическим Центром исследования развития, он имеет глубокое и подробное понимание «дорожной карты», которая лежит перед Китаем. Его повышение может стать большим шагом вперед от позиций Вэня Цзябао, который больше внимания уделял риторике и стратегии, а не практическому внедрению.


Также по теме: Власти Китая заговорили о коррупции

В-третьих, вопреки распространенному на Западе мнению, Вана Кишана — одного из опытнейших руководителей высшего звена — не отодвинули на задворки, назначив следить за «дисциплиной в Постоянном комитете». Да, Ван имеет бесценный опыт в финансовом секторе, и для него было бы логичнее и в новой команде отвечать за подобный участок работы. Но как один из «большой семерки» в иерархии КПК, он все же сможет влиять на все важные экономические и финансовые вопросы, одновременно отвечая за решение одной из самых тяжелых китайских проблем — коррупции. Я знаю Вана уже свыше 15 лет и уверен, что он — именно тот человек, который нужен для выполнения такой жизненно важной задачи.
 
Другие члены Постоянного комитета принесут с собой большой багаж опыта и умений. Это особенно касается Ю Женьшеня и двух почти тезок — Чана Дэжана и Чжана Гао Ли, которые пришли в правительство с руководящих должностей в трех самых мощных и самых динамических китайских городах — Шанхае, Чунцине и Тяньцзине. Их глубокие знания ключевой роли, которую играет урбанизация как двигатель экономического развития, будут незаменимы для расширения структурных превращений, ожидающих Китай.
 
Запад не только недооценивает квалификацию новых руководителей Китая, но и ошибается в суждениях о текущем состоянии экономики этой страны. А она, хотя далеко не идеальна, все же не парализована кризисом и не требует радикальных и немедленных мероприятий для спасения. В действительности из очередной глобальной рецессии Китай вышел в хорошей форме. Это дает новому руководству страны определенный запас времени до следующего Всекитайского собрания народных представителей, которое состоятся в марте 2013 года, чтобы разработать тактику внедрения своего стратегического плана.

Читайте также: Красный Китай прочно держит власть в своих руках

Ничто из этого не убавит грандиозных вызовов, которые стоят перед Китаем. Но стратегия — не проблема; это ясно показывает ХІІ пятилетний план, сориентированный в поддержку потребления. Новое руководство теперь должно акцентировать внимание на соблюдении и воплощении этой стратегии — а именно путем проведения нового пакета смелых реформ, особенно тех, что касаются сектора услуг, социальной «сети безопасности» и государственных предприятий. Акцент Си Цзиньпина на «высшем уровне» планирования реформ особенно хорошо предоставляется к этому плану — как и близкое ознакомление Ли Кэцяна с подробным планом, который содержится в отчете China 2030.
 
Западные обозреватели, анализируя последние публичные заявления Си Цзиньпина и Ли Кэцяна, обращают внимание на очень немногочисленные реплики в поддержку экономических или политических реформ. Но то же самое можно было сказать о первых заявлениях Дэн Сяопина — самого крупного реформатора в современном Китае. Как отмечает Эзра Фогель в своем труде Deng Xiaoping and the Transformation of China («Дэн Сяопин и превращение Китая»), первым публичным заявлением Дэна после его политической реабилитации в 1976 году были слова: «Марксизм-ленинизм и мнение Мао Цзэдуна составляют руководящую идеологию партии».

Также по теме: 18 съезд партии и китайский выбор пути реформ


Это были не очень правильные слова, особенно в свете последующих событий. Но Дэн Сяопин поймал момент критического перелома, который очень напоминает тот, перед которым в настоящее время стоят Си Цзиньпин и Ли Кэцян.
 
Как это всегда бывает при смене руководства в любой стране, никто точно не знает, сможет ли новая администрация Китая справиться с разнообразными проблемами, которые стоят перед страной. Со времени Дэн Сяопина Китай имеет какую-то непостижимую способность мобилизироваться и принимать вызовы лицом к лицу. Новое поколение лидеров вооружено нужными для этой работы умениями и опытом. Невзирая на предубежденность Запада, вскоре мы увидим, смогут ли они превратить стратегию в действие.
 
Стивен С. Роуч — бывший глава отделения банка Morgan Stanley Asia и главный экономист компании. В настоящее время — старший научный сотрудник Джексоновского Института глобальных исследований при Йельском университете и старший преподаватель Йельской школы менеджмента. Последняя выпущенная им книга называется The Next Asia («Следующая Азия»).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.