Atlantico: Некоторые моменты выставляют католическую церковь безнадежно отсталой от жизни: ее неприятие брака священников, позиция насчет контрацепции, мнение о месте женщины... Каково подлинное духовное значение этих позиций?

• Женитьба священников

Koz: Обет безбрачия означает, что священник полностью отдает себя церкви, своему призванию. Он посвящает себя религии. Священник — это образ Христа. В первую очередь это проявляется в тот момент, когда он ведет службу. В этом заключается его отличие от пастора: он может жениться, что отражается на его задачах и призвании.

Хотя этот момент и не имеет конкретного духовного значения, священник должен всегда быть доступным. Потому что он полностью отдает себя церкви. Эта полная доступность является следствием его дара. Этот дар идет первым, как в браке. В религиозном браке мы тоже видим исключительный и полный дар, что некоторым образом вписывается в ту же перспективу.

• Место женщины

Здесь есть два момента: возможность получить духовный сан и доступ к ответственным должностям. Что касается последнего, ситуацию можно улучшить. Все это опирается лишь на обычаи и личные предпочтения, не имеет какого-то особого значения.

Иисус не считался с запретами и общественными устоями своего времени, что неоднократно поражало людей. Поэтому он сделал своих апостолов мужчинами вовсе не из-за конформизма. Да, епископам и кардиналам... отводится самое заметное место, однако нельзя приуменьшать и роль женщин, будь то в Евангелии или современной церкви.

Многие из них стали святыми и мученицами. С этой точки зрения никакого неприятия по отношению к женщинам не наблюдается. Бенедикт XVI неоднократно напоминал, что именно женщины стояли у подножия креста, когда погиб Христос, и что они первыми узнали о его воскрешении и услышали его слова.

Все слышали о сестре Эммануэль и матери Терезе. С духовной точки зрения они повлияли на весь мир. То есть, место женщины во многом равно месту мужчины. Тем не менее, мне прекрасно понятно, что недостаточная заметность и недоступность духовного сана создают впечатление, что женщин отодвигают на второй план. Тем не менее, в церкви есть не только священники, а женщины играют более чем заметную роль.

• Контрацепция

Церковь занимает принципиальную позицию в этом вопросе: мы должны быть открытыми для жизни и не пытаться как-то подчинить ее себе или создавать ей препятствия неестественными методами. Жизнь нужно принимать как подлинный дар. Мы не контролируем жизнь, мы не можем быть ее хозяевами. Такая точка зрения влечет за собой важные последствия: когда на свет появляется ребенок — это дар. И раз мы не контролируем жизнь, то не можем и контролировать детей. Это глобальное и логичное восприятие, в котором в частности не находится места таким крайним средствам как евгеника. Мы не должны выбирать для ребенка заранее предрешенные черты: светлые волосы, голубые глаза, высокий рост... Потому что мы не контролируем жизнь.

Это касается всех форм контрацепции. Тем не менее, нужно отметить, что в поведении и воспитательной программе церкви наблюдается две стороны: догматическая и пасторская. Вторая касается вопросов, которые связаны непосредственно с общением с людьми, их страданиями, жизненным путем. Существует прогрессивный подход к контрацептивам.

Следует также отметить, что главным критерием церковь все же считает благо пары, а не средство контрацепции само по себе. Разумеется, при его правильном применении. Ни женщина, ни мужчина в паре не могут навязывать другому какие-либо естественные или химические контрацептивы. Это гораздо более сложный вопрос, чем может показаться на первый взгляд, и мы не можем говорить о нем, ничего не зная о его пасторском, человеческом восприятии. Чаще всего СМИ останавливаются лишь на догматической стороне дела, потому что она сильнее бросается в глаза.

• Общество потребления

У Церкви имеется свое особое мнение и насчет общества потребления. Ее представители неоднократно говорили о том, что потребление не может позволить человеку реализовать себя, и что к нему нужно подходить с умеренностью. Не стоит увязать в потреблении, которое может дать лишь поверхностное удовлетворение. Нужно пытаться держаться подальше от некоторых вещей. Это позволяет не остаться глухим к слову Божьему и ощущать связь с ближним.

Разумеется, никакого автоматического запрета здесь не существует. Это не означает, что если мы что-то покупаем, то нам наплевать на окружающих. Речь идет о мировоззрении более общего качества, которое позволяет сосредоточиться на главном, а не приятных, но преходящих удовольствиях, которые ничего не изменят в жизни.

• Деньги

Когда Папа прибыл в Париж в 2008 году, он прочитал проповедь на тему дня: она не выбиралась специально к его визиту, а была назначена для всех церквей по всему миру. Речь шла о кумирах.

Приезд Папы совпал с обвалом Lehman Brothers. В то момент в мире царила финансовая горячка, бешеная гонка за прибылью и бонусами, которые рассматривались как главный критерий оценки одного человека другим. Этому мировоззрению уже две с лишним тысячи лет, но оно до сих пор не теряет своей актуальности: человек должен отбросить кумиров, потому что они отдаляют его от Бога, которого следует почитать в первую очередь.

Деньги сами по себе не являются злом, они не прокляты. Однако их нужно воспринимать как средство, а не цель, и тратить разумно.

— Избрание Бенедикта XVI преемником Иоанна-Павла II повлияло на формирование образа церкви как старомодной организации?

— У людей короткая память, так как они забывают, что пришлось вытерпеть Иоанну-Павлу II в определенный момент. На него обрушилась самая резкая критика из-за неприятия презервативов, на него рисовали карикатуры даже когда он был болен. После его смерти люди начали осознавать все его прекрасные качества. В то время уже существовали заметные трудности. Бенедикт XVI в свою очередь не стал обращать особого внимания на то, как к нему относятся. Одна из его главных особенностей — это стремление к правде и справедливости.

Мне нравится, что церковь сегодня добилась хорошего к себе отношения, и то, что ее считают несовременной, не особенно важно. Вопрос связей с общественностью, конечно, играет определенную роль, но разве можно представить себе, что церковь бросится копировать современные средства? Это не лучшим образом отразилось бы на доверии к ней.

Задача церкви — это размышление о смысле жизни, главнейших вопросах. Между двумя этими сторонами существует баланс, но когда Бенедикт XVI очерчивает более мягкую, но в то же не нарушающую традиционных взглядов позицию по презервативам, у нас очень быстро забывают об этом последнем моменте. У нас никогда не будет 30-летнего Папы-рок-звезды.

— Почему складывается впечатление, что католицизм — единственная религия, которая не идет в ногу со временем по этим вопросам?

— В иудаизме по большому счету все то же самое, хотя и наблюдается больше терпимости. В исламе никаких радикальных отличий я тоже не вижу. Протестантизм — это огромное множество церквей, у которых нет единой позиции. То есть, я не вижу ни одной религии, которая так уж сильно отличалась бы от католической церкви по вопросам абортов, контрацепции т.д.

Koz, адвокат, автор блога koztoujours.fr

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.