«То, что государство ищет новую форму управления, не означает, что отдельные экономические субъекты автоматически унаследуют эту характеристику и впадут в ту же форму невесомости» - считает финансист Эмил Хырсев.

Экономика и политика – как два сообщающихся сосуда. И любое сотрясение в одном из секторов сказывается на другом. Несмотря на то, что кризис в Болгарии – политический, опасности перед хозяйственным сектором - вполне реальные. Потому что, пока не будет избрано новое правительство, государственное управление перейдет на автопилот. Временное служебное правительство не получит политической поддержки в отношении своих действий, а множество из начатых проектов останутся замороженными.

В публичном пространстве высказываются опасения популистских действий, которые могут привести к ухудшению финансового здоровья государства. Аналитики предупреждают, что риски перед болгарской экономикой связаны, прежде всего, с неблагоразумными расходами, что может привести к увеличению задолженности, понижению фискального резерва и даже финансированию со стороны МВФ. Это скажется на имидже страны, удорожит финансирование, приведет к оттоку инвесторов, повлияет отрицательно на и без того хрупкий экономический рост. То есть, самым важным на данный момент является сохранение финансовой стабильности страны.

Читайте также: Болгария прощается с АЭС, но приветствует российских газ


Существует ли опасность того, чтобы болгарская экономика впала в невесомость в результате политического кризиса в нашей стране?

«Невесомости не должно быть, так как каждое предприятие имеет свое собственное управление, – заявил в интервью Радио Болгария финансист Эмил Хырсев. – То, что государство ищет новую форму управления, не означает, что отдельные экономические субъекты автоматически унаследуют эту характеристику и впадут в ту же форму невесомости. Существует, однако, опасность в связи с разнонаправленными требованиями протестующих, большинство которых являются невыполнимыми. Отсутствуют важные требования, как например, контроль над государственным и муниципальным имуществом или в целях улучшения бизнес-среды в нашей стране. Мой коллега сделал перечень всех требований, и их число превышает 7 тысяч до сего момента».

Прогнозы ЕК связаны с тем, что болгарская экономика продолжит восстанавливаться в основном под влиянием нарастающего внутреннего спроса. Это, однако, остается и основным риском, так как домохозяйства станут еще более осторожными в потреблении при сложившейся нестабильной ситуации в стране.

Панорама Варны


В сущности, где и каковы подводные камни?

«Подводные камни связаны с тем, чтобы попытаться смягчить тяжесть, которую депрессивная экономическая среда во всем мире налагает на всех – и на государства, и на предприятия, и на потребителей, – продолжил Эмил Хырсев. – Идея взять деньги взаймы и потратить их, чтобы улучшить наше положение, маскируя его как стимулирование экономики, будет пагубной, так как затем эти деньги выйдут нам боком, как при любом другом займе».

Также по теме: Путинская Россия хочет вовлечь Болгарию в Евразийский союз


Одно из опасений бизнеса в условиях политического кризиса связано со стабильностью валюты и валютного совета.

О валютном совете говорится с тех пор, как он был создан. Всегда существует кто-то, кто заявляет, что он рухнет, что необходимо девальвировать лев и т.д. Как вы видите, ничего подобного не произошло, – говорит Эмил Хырсев. – Покрытие лева с 1997 года до сих пор нарастало из-за того, что доходы от валютного резерва автоматически накапливаются в нем. Нам не следует забывать о том, что серьезной частью валютного резерва еще с самого начала является золотой резерв БНБ. С тех пор он подорожал в несколько раз».

В последнее время налицо спекуляции с пониженным фискальным резервом страны, несмотря на то, что успешная эмиссия внутренней задолженности на сумму более 400 млн евро даст глоток воздуха следующему правительству. Этими средствами была заполнена дыра в фискальном резерве после выплат субсидий производителям зерна, пока деньги будут восстановлены Брюсселем. Таким образом, риск того, чтобы государство впало в ликвидный кризис – уменьшается.

«Фактом является то, что в начале каждого года фискальный резерв отмечает свой локальный минимум. То есть, тогда осуществляются самые массовые выплаты, – комментирует Эмил Хырсев. – В этом году он был обременен выплатами сельскохозяйственных субсидий разом. Это будет покрыто из европейского бюджета. И, несмотря на все, это не драматично. Мы работали с фискальным резервом на уровне нуля и ниже нуля до 2001 года, когда началась стабилизация бюджета. В 1991 году весь резерв БНБ в валюте равнялся приблизительно 6 долларам. Это было до того, как мы заключили договоренности с МВФ».

Банкиры тоже утверждают, что политический кризис не имеет прямого влияния на банковский сектор, который сталкивался с намного более серьезными проблемами. Но предупреждают, что состояние банковских хранилищ является следствием экономики страны.

Перевод Марии Атанасовой.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.