Спор о том, следует ли критиковать Россию, и в какой форме нужно это делать, затронул в Берлине все фракции в парламенте.

Не так легко обнаружить нечто, связывающее, скажем осторожно, депутатов Петера Гаувайлера (Peter Gauweiler) и Вольфганга Герке (Wolfgang Gehrcke). 63-летний Гаувайлер сидит в Бунлестаге от партии ХСС, а 69-летний Герке представляет там партию «Левые».

Политической «родиной» Герке в свое время были преданные Москве коммунисты из Германской коммунистической партии (ГКП), тогда как Гаувайлер среди христианских социалистов слывет консерватором. Тем не менее, в начале недели между ними состоялось нечто вроде братания. Во время совместного заседания комитетов по внешней политике Германии и России Гаувайлер, по словам его участников, «в весьма патетических выражениях» говорил о немецко-российской дружбе. После этого слово взял растроганный Герке: он необычайно рад тому, что ему довелось стать свидетелем достижения согласия между «немецким коммунистом» и «немецким консерватором», подчеркнул он.

Странные альянсы образуются в Бундестаге, как только речь заходит о России. В спор о том, следует ли вообще - и прежде всего в какой форме – подвергать критике недостатки в России Владимира Путина, вовлекаются представители всех фракций. Во всех партиях – за исключением «зеленых» - все более активно выступают те депутаты, которые предостерегают от слишком резкой критики. Филипп Мисфельдер (Philipp Missfelder), уполномоченный по внешней политике фракции ХДС-ХСС, часто указывает на сырьевую зависимость Германии. «Почти религиозные побуждения, характерные для некоторых критиков России, я считаю удивительными», - заявил он недавно в интервью газете Welt. В конечном итоге Россия будет нужна «и завтра во внешней политике», - добавил он.

Бундестаг ФРГ


Читайте также: История России на немецком телеэкране

Против внешней политики, якобы излишне ориентированной на ценности, давно выступает политический советник Александр Рар (Alexander Rahr). В 2011 году он опубликовал вызвавшую немало споров книгу «Холодный друг» (Der kalter Freund). Презентацию этой книги с подзаголовком «Почему нам нужна Россия: Анализ инсайдера» (Warum wir Russland brauchen: Die Insider-Analyse) взял на себя тогда бывший министр иностранных дел и теперешний председатель фракции СДПГ в Бундестаге Франк-Вальтер Штайнмайер (Frank-Walter Steinmeier). К России многие относятся как к проигравшей стороне, жалуется в своей книге Рар, выступающий против «жесткого демократического воспитания с помощью моральной дубины».

В качестве руководителя центра имени Бертольда Бейца (Berthold-Beitz-Zentrum) при Немецком обществе внешней политики (DGAP) Рар в течение многих лет имел значительное влияние на немецкую политику в отношении России. Об этом выходце из семьи русских эмигрантов и авторе биографии Путина говорят, что у него хорошие связи в Кремле. К этому следует добавить наличие отличных контактов с ведомством федерального канцлера и с Министерством иностранных дел во времена Герхарда Шредера (Gerhard Schroeder) и Франка-Вальтера Штайнмайера. Рар пользуется спросом среди российских и немецких средств массовой информации, и в этом смысле ничего не изменилось после того, как он в прошлом году оставил DGAP и перешел на работу в нефтегазовый концерн Wintershall, активно действующий в России.

Однако постепенно в Берлине увеличиваются сомнения относительно роли Рара. Так, например, получили хождение тексты интервью, которые Рар давал российским средствам массовой информации. Немцы демонстрируют полное невежество в общении с Россией, заявил он, например, в интервью газете «Комсомольская правда». «Ни одна идея, исходящая из России, не интересует немцев», - жалуется Рар в ходе беседы, текст которой был опубликован на интернет-сайте этой газеты 4 мая 2012 года. На вопрос о том, не следует ли России строить отношения с Германией с позиции силы, Рар отвечает: «Сила нравится немцам. Они преклоняются перед американской мощью. И перед моральной силой Израиля». По словам Рара, это в Германии табу и «вторая религия», наряду с принадлежностью к Европе. «Некоторые люди думают, что Холокост еще около 200 лет будет висеть над немцами, - сетует Рар далее, - и им все время будут тыкать в лицо и говорить, что они уничтожили шесть миллионов евреев».

Президент РФ Владимир Путин и канцлер Германии Ангела Меркель в Большом Кремлевском дворце


Также по теме: Германия - Россия, хроника похолоданий

Рар подчеркивает, что он текста интервью перед публикацией «не видел и не распространял». По его словам, речь на самом деле идет о беседе не для протокола. Верно то, что он поверг «критике нашу одностороннюю политику на основе ценностей в отношении России». «Возникшее из-за халатности журналиста впечатление какого-го радикального настроя является неверным», - заверяет он. Однако среди немецких экспертов по России Рар вызывает споры не только в связи с этим интервью. «В Германии он выступает против критического отношения к Кремлю. А в России он искажает представление о Германии», - утверждает Фальк Бомсдорф (Falk Bomsdorf), в течение многих лет возглавлявший в Москве Фонд Фридриха Наумана (Friedrich-Naumann-Stiftung). И преемник Рара в Центре имени Бертольда Бейца Эвальд Бельке (Ewald Boehlke) считает «неверной» и «неуместной» общую критику Рара немецкой позиции в отношении России.

Не в последнюю очередь Рар может рассчитывать на поддержку со стороны промышленности. Для этого сотрудника компании Wintershall была создана общественная должность директора исследовательских программ Немецко-российского форума, который финансируется преимущественно самим концерном. С учетом этой роли с ним взаимодействует и внешнеполитическое ведомство в рамках двух проектов, один из которых связан с сотрудничеством в области права, а второй имеет отношение к среднему классу. Критику Рара относительно чрезмерного подчеркивания ценностей в полной мере разделяют авторитетные дипломаты. Министерство иностранных дел осенью предостерегало Бундестаг от принятия слишком резкой резолюции в отношении России.

Читайте также: Москва обеспокоена кризисом в Германии

«Когда предостерегают относительно поучений в адрес России, то на самом деле часто имеется в виду следующее: никакой критики Кремля», - возражает эксперт Бомсдорф. «Но Кремль – это не Россия», - добавляет он. Тот, кто в ходе контактов с Россией отказывается от поддержки демократических ценностей, «наносит ущерб прежде всего интересам граждан России, которые рассчитывают на то, что их права будут гарантированы, а выборы в стране не будут фальсифицированы», - подчеркивает также Штефан Мелле (Stefan Melle), руководитель организации Немецко-русский обмен (Deutsch-Russischer Austausch).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.