Эта неделя принесла массу разочарований благонамеренным политическим лидерам и борцам за здоровье нации. Майкл Блумберг (Michael Bloomberg) и Дэвид Кэмерон (David Cameron) потерпели сокрушительное поражение в своих попытках привить гражданам их стран здоровый образ жизни.

 

Мэр города Нью-Йорк, который хотел ограничить размеры стаканов со сладкими газированными напитками, продаваемыми в ресторанах и кинотеатрах, и премьер-министр Великобритании, который настаивал на введении минимальной цены на алкоголь, проиграли спор. Их изображали няньками общества, проводящими политику дискриминации в отношении бедных слоев общества и меньшинств, которые тоже заслуживают права получать удовольствие.

 

Между тем, эти лидеры правы. Наше общество должно бороться с алкоголизмом и ожирением, как они боролись с курением. Свобода людей имеет первостепенное значение, и идеальная политика должна быть, с одной стороны, эффективной, с другой – ненавязчивой, но обоим лидерам удалось нащупать ту грань, которая отделяет нетерпимость от безответственности. Как и в случае с запретами на курение в общественных местах, в конце концов, к и их точке зрения обязательно прислушаются.

 

Джон Милль (John Stuart Mill) дал очень хорошее определение подобным ситуациям в своем труде «О свободе»: «Единственная цель, оправдывающая власть над любым членом цивилизованного общества против его воли, заключается в предотвращении ущерба для других. Его собственное благо, физическое или духовное, не является достаточным для этого поводом».

 

Попытка вылечить такие неконтагиозные болезни, как ожирение, диабет, повышенное кровяное давление и алкоголизм, может вызвать серьезное недовольство, поскольку – говоря откровенно – богатые люди, как правило, ведут более здоровый образ жизни, чем бедные. Любой налог или закон, затрагивающий интересы бедных, должен приносить неоспоримую пользу всему обществу.

 

После того как запрет, введенный г-ном Блумбергом был рассмотрен в Верховном суде Нью-Йорка и отменен, мэр опубликовал данные исследования, в рамках которого эксперты изучили связь между развитием ожирения и употреблением сладких напитков, а также выяснили, где чаще всего люди их употребляют. В элитных районах Нью-Йорка, таких как Верхний Ист-Сайд и Гринвич-Виллидж, уровень потребления подобных напитков довольно низкий, между тем самый высокий уровень их потребления наблюдается в беднейших районах города, таких как Бронкс и Бедфорд-Стайвесант. 

 

Таким образом, существует очевидная связь между социальным статусом и состоянием здоровья. Назовем это принципом Ллойда Блэнкфайна (Lloyd Blankfein). Председатель и генеральный директор Goldman Sachs вырос в муниципальном жилом квартале в восточной части Нью-Йорка – недалеко от Бедфорд-Стайвесанта – однако теперь он живет рядом с Центральным парком. В прошлом он страдал лишним весом, но со временем, когда его состояние начало расти, он сел на диету, занялся спортом и привел себя в форму.

 

Наше общество стало бы намного здоровее, если бы все последовали его примеру, однако это невозможно. На практике люди любят сладкие напитки, жирную еду и дешевый алкоголь и получают удовольствие от их употребления. По оценке института финансовых исследований в Великобритании, «налог на жир» обойдется бедным в 7 раз дороже пропорционально их доходам, чем богатым.

 

Принцип Милля, а также возможные социальные последствия делают обоснование откровенных попыток заставить людей употреблять более здоровые еду и напитки практически невозможным. В ноябре 2012 года Дания отказалась от «налога на жир», который она ввела в 2011 году и который касался продуктов с высоким содержанием жиров. Покупатели пытались обойти этот налог, пересекая границу со Швецией и закупая еду в магазинах там, таким образом, введение этого налога привело к непредвиденным негативным последствиям.

 

Однако нью-йоркский запрет на продажу газированных напитков в бумажных стаканах объемом более полулитра - это в три раза больше прежней стандартной порции - вряд ли можно назвать драконовской мерой. Эта мера не сможет помешать людям выпивать по литру Coca-Cola во время просмотра фильма в кинотеатре или за ужином. Им просто придется столкнуться с некоторым неудобством, покупая два стакана вместо одного.

 

Таким образом, план г-на Блумберга можно назвать примером подталкивающих предложений, которые так нравятся психологам и бихевиоральным экономистам. Это предложение не является запретом на какую-либо деятельность, оно представляет собой способ скорректировать окружающую среду, чтобы у людей появилось больше стимулов делать более правильный и здоровый выбор.

 

Такие незначительные меры, как изменение размера бумажного стакана, могут на первый взгляд выглядеть абсурдными, но зачастую они оказываются очень эффективными. «Люди очень чувствительны к своему окружению, - утверждает Тереза Марто (Theresa Marteau), глава Отделения исследований здоровья и поведения Кембриджского университета. – Мы очень похожи на крыс: если появляется возможность пойти по пути наименьшего сопротивления, мы обязательно это сделаем».

 

Подобные подталкивания к здоровому образу жизни, очевидно, являются менее болезненными, чем законы, поскольку они все равно оставляют людям выбор, нося при этом лишь рекомендательный характер. Коалиция г-на Кэмерона придерживается именно такого подхода, и в 2010 году ее представители заявили следующее: «Наше правительство будет вести себя гораздо умнее, оно будет обходить бюрократические средства принуждения… и искать грамотные способы вдохновлять, поддерживать и давать людям возможность делать более правильный для них выбор».

 

Тем не менее, введение минимальной цены на алкоголь было скорее похоже на принуждение, а не подталкивание. Идея заключалась в том, чтобы ограничить склонность жителей Соединенного Королевства к беспробудному пьянству, запретив супермаркетам продавать алкогольные напитки с большими скидками. Такие меры не оставляют людям права выбора, они просто лишают их возможности покупать алкоголь.

 

Необходимо иметь чрезвычайно веские причины для того, чтобы настолько откровенно вмешиваться в выбор людей, особенно если это равносильно регрессивному подоходному налогу. Подобная мера зачисляет алкогольные напитки в ту же категорию, к которой принадлежат сигареты, то есть к пагубным для здоровья товарам, которые правительство облагает налогами не только для того, чтобы получить доход, но и чтобы эффективно снизить объемы их потребления.

 

Тем не менее, я все же уверен, что эти меры оправданы. Даже законопослушный пьяница, пытающийся утопить свои горести в стакане у себя дома, наносит вред здоровью других людей, также как и человек, заболевший диабетом 2 типа из-за чрезмерного употребления сладкого. Лечение заболеваний, связанных с лишним весом, ежегодно стоит городу Нью-Йорку примерно 4,7 миллиарда долларов, большая часть из которых выплачивается по таким программам как Medicare и Medicaid.

 

В случае с ожирением социальные издержки на этом более или менее заканчиваются, если не брать в расчет пагубное влияние привычек родителей на детей. Что касается алкоголизма, последствия этой зависимости могут оказаться гораздо более серьезными: чрезмерное потребление алкоголя ведет к совершению преступлений и превращает отделения скорой помощи при британских больницах в бедламы. 

 

Свобода и социальное равенство предполагают, что правительства должны прибегать к самым ненавязчивым мерам в решении подобных социальных проблем: сначала необходимо назвать вещи своими именами и пропагандировать здоровый образ жизни, а уже потом подталкивать к нему или что-то запрещать. Однако как г-ну Блумбергу, так и г-ну Кэмерону удалось найти баланс между этими двумя подходами – по крайней мере, они попытались это сделать.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.