В Северной Корее Пак Пон Чжу, известный в стране как реформатор, назначен на пост премьер-министра. Эта позиция официально делает его главой правительства. Насколько это важно? Является ли это сигналом стремления Ким Чен Ына наконец-то открыть Северную Корею перед остальным миром? Однако на реформы, скорее всего, надеяться не стоит.

В КНДР не так уж много чиновников с репутацией реформаторов. Айдан Фостер-Картер (Aidan Foster-Carter), эксперт по Северной Корее и специалист в университете Лидс, назвал Пака «единственным сертифицированным реформатором» в этой стране. Он заработал такую репутацию во время своего первого срока в должности премьера, с 2003-го по 2007-й год. В это время Пак отвечал за либерализацию экономики и позволил вести больше частных хозяйств (коллективное сельское хозяйство дает правительству больше контроля, однако приводит к нехватке пиши и голоду – да, именно так). Также Пак занимался либерализацией системы внутренней торговли, сделав ее слегка свободней.

В 2002-м, за год до того, как он занял кресло премьер-министра, Пак в ходе знаменитого путешествия по Южной Корее посетил центры промышленного производств в стране, что, казалось, было сигналом интереса Северной Кореи к развитию торговых отношений с южным соседом, а также индустриализации. Он был и в  Китае, где посетил государственные проекты по развитию. Это привело к слухам о том, что Пак заинтересован в проведении реформ в «китайском стиле».

Однако, несмотря на свои реформаторские амбиции, в прошлый раз Пак так и не оправдал мировые ожидания. Хоть его иногда и сравнивают с китайским лидером Дэном Сяопином, который в 1990-х годах изменил Китай посредством либерализации экономики, две страны отличаются сильнее, чем может казаться.

Северокорейская государственная идеология касается гораздо, гораздо большего, чем просто социализм или командная экономика. В первую очередь, она требует рьяного почитания режима семьи Ким. Стиль управления Пхеньяна можно назвать «армия превыше всего». В то время, как почти любая другая страна на Земле придерживается модели «экономика превыше всего», что означает поддержку здоровой экономики в качестве приоритетного направления, северокорейская экономика является второстепенной по сравнению со здоровьем и силой армии страны. Частично это достигается путем сохранения военного положения и укрепления риторики «опасности внешних угроз». А либерализовать экономику очень сложно, когда вы заняты постановкой одной серии «ситуаций на грани ядерной войны» за другой. При этом более свободная экономика имеет свойство передавать некоторую власть из рук генералов рынку.

Возможно, главной причиной подозревать, что реформы в Северной Корее скоро не наступят, является тот факт, что подобная ситуация могла бы снизить важность государственной идеологии. Отец и дед Ким Чен Ына, Ким Чен Ир и Ким Ир Сен, также постоянно используются в северокорейской пропаганде как богоподобные архитекторы идеальной системы в их стране.

Как написал Дэниэл Пинкстон (Daniel Pinkston) из Группы по изучению международных кризисов, «реформы в (Северной) Корее потребовали бы ответов на вопросы о том, в чем эти величайшие гении истории ошиблись, а также - исправления этих ошибок». Северная Корея – это система, которая не способна справиться с переменами. 

Известен один случай северокорейских реформ. Развал Советского Союза и прекращение важнейших субсидий со стороны Москвы привели - в совокупности с другими факторами - к ужасному голоду, который поставил страну настолько близко к коллапсу, насколько она еще никогда не была. Явным ответом Пхеньяна стало ослабление контроля за «черным рынком» как на границе с Китаем, так и во внутренней торговле. Некоторые обозреватели предсказывали, что эта фактическая либерализация приведет к другим реформам или, возможно, к полному развалу северокорейской системы. Однако ничего подобного не произошло.

Что же это все означает? Чего можно ожидать от Пака? Самое безошибочное предположение, как всегда в случае КНДР, - это сохранение в стране статуса-кво.  Однако также вероятно, что Пак завершит объявленные ранее, однако замороженные реформы, особенно в отношении к пищевым продуктам и сельскому хозяйству. В июле 2012 года государство объявило о «политике 28 июня», которая позволила бы вести больше кооперативного сельского хозяйства. В последнее время Северная Корея, как кажется, предпринимает шаги в сторону выполнения «политики 28 июня». По мнению Пинкстона из Группы по изучению кризисов, возможно, Паку удастся довести это до конца и достичь «незначительных улучшений» в сфере производства пищевых продуктов.

Это потенциально могло бы помочь КНДР произвести немного больше еды, что, в свою очередь, помогло бы бедствующему и иногда голодному населению страны. Однако самым вероятным предположением остается то, что Пак не собирается проводить экономические реформы в китайском стиле.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.