Один мой друг раскритиковал мою последнюю статью, утверждая, что мои рассуждения о коктейле, который любил агент 007, в то время, когда Италия находится в глубоком упадке, слегка напоминают игру оркестра на тонущем трансатлантическом корабле «Титаник». Это правда, но должен заметить (если события на корабле разворачивались действительно именно так), что музыканты на «Титанике» оказались единственными серьезными профессионалами в этой печальной ситуации. В то время как все остальные пребывали в смятении, страхе, панике, безумии и проявили эгоизм, музыканты следовали призыву Нельсона, произнесенному перед Трафальгарским сражением: «Великобритания ожидает, что каждый выполнит свой  долг». В любом случае, чтобы развенчать представление о себе как об отчаявшемся эрудите, укрывающемся в башне из слоновой кости, изложу ниже мои мысли о политике.

О новоязе. Кажется, в последнее время политический лексикон пестрит выражениями типа  «проститутка», «распутник», «иди в з...». Прошу прощения, если мой долг журналиста заставляет меня использовать выражения, сильно отличающиеся от языка прошлых времен типа «параллельная конвергенция» и «рабочий класс».

Тем не менее, меня поражает избыток маскулизма. Когда Баттиато неосмотрительно применил к некоторым членам парламента термин «проститутка», все обиделись за эту вульгарную атаку на депутатов и сенаторов женского пола. Но почему при упоминании этого слова все тотчас же подумали о женщинах? Этот термин уже давно используется и в применении к таким мужчинам-политикам, которые продают свой голос, меняют свою позицию из соображений выгоды и утверждают в Палате депутатов, что Руби действительно является племянницей Мубарака. Я думаю, что даже если бы Дзикики в момент гнева из-за неудачного эксперимента воскликнул: «Эти проститутки - космические лучи - сведут меня с ума», то он необязательно хотел бы намекнуть на то, что эти самые лучи относятся к женскому полу. Но, увы! мы все маскулисты и думаем, что за исключением нашей мамы, все проститутки — это женщины, и поэтому все женщины — проститутки.

О  Twitter.
Теперь почти  все являются пользователями этой социальной сети, даже Папа. Некоторые, похоже, всемирным щебетом готовы заменить представительную демократию. Однако бытуют два противоположных утверждения. Первое мнение заключается в том, что Twitter заставляет людей выражаться сентенциозно, но поверхностно, потому что, как известно, для того, чтобы написать «Критику чистого разума», требуется более 140 знаков. Второе утверждение заключается в том, что  Twitter приучает к краткости и сжатости изложения мысли.

Но можно смягчить обе позиции. Говорят, что SMS  привели к тому, что наша молодежь понимает и использует только телеграфный стиль, забывая о том, что первая телеграмма была отправлена Сэмюэлом Морзе в 1844 году, но после «мама больна срочно приезжай» и «сердечные поздравления Катерина» многие люди продолжают писать, как Пруст. Человечество научилось отправлять послания из некольких слов, но, кажется, Марко Боато в 1981 году произнес в парламенте речь, длившуюся 18 часов.

Утверждение о том, что  Twitter учит кратко излагать суть, мне кажется преувеличением. С помощью 140 знаков можно вполне «размазать» суть. Конечно, такая новость, как «в начале сотворил Бог небо и землю. Земля же была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою» заслуживает Пулитцеровской премии, потому  что с помощью 141 знака, включая пробелы, рассказывает именно то, что следует знать читателю. Но можно выразить гораздо короче вещи большого остроумия (потерять одного из родителей можно случайно, потерять сразу двух — это халатность; цель поэта — удивлять, кому это не удается, того - на конюшню), большой глубины (блаженны нищие духом, ибо у них есть Царство Небесное; но да будет слово ваше: да, да; нет, нет; а что сверх этого, то от лукавого; человек есть животное разумное, смертное, способное к разумению; быть или не быть — вот в чем вопрос; о чем невозможно говорить, о том следует молчать; все действительное разумно; вся Галлия делится на три части) и большого значения для истории человечества («повинуюсь!» Гарибальди; «пришел, увидел, победил» Юлия Цезаря; «идем дальше Аматоре Шиэза; «не можем» Папы Пия IX;  «будем сражаться в тени» спартанского царя Леонида; здесь мы создадим Италию или умрем!» Гарибальди.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.