Летом 1945 года Советская армия захватила четыре острова Северных территорий (Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи). Советский Союз, а теперь и Россия продолжают отрицать требования Японии по возвращению территорий, которая после окончания войны вернулась на международную арену и обрела экономическую силу. Попробуем рассмотреть ход истории прошлого в преддверии визита премьер-министра С. Абэ в Россию.

Японские территории по первоначальному соглашению и захват в ходе Второй мировой войны – 1951 год

Четыре северных острова – это Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи, расположенные в море на северо-востоке от Хоккайдо. Правительство Японии настаивает на том, что «эти территории являются неотъемлемой частью нашего государства и до этого они никогда не входили в состав другой страны», но изначально на этих землях жил народ  айну. Географические названия этой местности в большинстве своем происходят из языка айну.

На карте сёгуната Эдо (1644 года) обозначены острова под названиями «Кунасири» и «Эторофу». Правящий клан Японии собирал подати в виде меха морской выдры с этих земель и положил начало плаваниям к островам и торговому обмену с народом айну. С другой стороны в начале 18 века в северной части Курильской гряды появились русские.

Императорская Россия продвигалась на юг в освоении островов, в конце 18 века сёгунат направлял Дзюдзо Кондо, Токунаи Могами для исследования Итурупа и Кунашира. В 1799 году четыре острова перешли под непосредственный контроль государства. В южной части был размещен гарнизон из кланов Цугару, таким образом, было определено фактическое владение. При этом вокруг Итурупа и Кунашира не прекращались мелкие стычки, поэтому возникла необходимость в переговорах по определению официальной границы.

Эта граница была определена Соглашением о дружеских отношениях (Симодский трактат) между Российской империей и Японским сёгунатом в 1855 году, по которому граница проходила между островами Итуруп и Уруп. Неопределенная принадлежность Сахалина была урегулирована закреплением территории за Россией по договору об обмене Сахалина на Курильские острова (Санкт-Петербургский договор), подписанному правительством Мейдзи в 1875 году, по которому Япония получала все Курильские острова. По Портсмутскому мирному договору, подписанному после победы Японии в Русско-японской войне, южная часть Сахалина переходила к Японии. Во всех этих трех международных соглашениях наряду с многочисленными изменениями статусов Курил и Сахалина неизменной остается территориальная принадлежность Японии четырех островов.

После этого Вторая мировая война изменила карты обеих государств. Перед окончанием войны Советский Союз объявил об отказе от продления советско-японского мирного соглашения и вторгся на территорию Японии. После подписания Потсдамской декларации, СССР появился на Курильских островах 18 августа 1945 года, оккупировав и четыре острова за период до 5 сентября.

Здесь, в вопросе послевоенных действий, особенно расходятся утверждения Советского Союза, который оправдывает оккупацию, и Японии.

Советский Союз в своей оккупации четырех островов основывался на обещании, сделанном американской стороной в ходе Ялтинской конференции на завершающем этапе войны, о передаче Курильских островов в обмен на участие СССР в войне против Японии.  На это Япония возражает, что «секретные соглашения между США и СССР не распространяются на Японию».

Возвращаясь к Потсдамской декларации, в пункте, где признается право Японии только на «острова Хонсю, Хоккайдо, Кюсю, Сикоку, а также мелкие острова, которые укажут союзники», Советский Союз принял позицию, что «четыре острова не входят в этот перечень», Япония же отталкивалась от того, что «они входят».

Перед подписанием Сан-францисского мирного договора, по которому Япония отказывалась от Курильской гряды и Сахалина, Департамент юстиции США подготовил различные варианты, по которым четыре острова «переходили к СССР», «переходили к Японии», «острова Шикотан и Хабомаи переходили к Японии».

Однако в итоге СССР не подписал этот договор, в результате чего он не получил права и привилегии, обозначенные в нем, а принадлежность Курильских островов так и осталась неопределенной.

Препятствие для определения принадлежности, совместная декларация оставляет территориальный вопрос нерешенным, 1951 - 1956 годы

28 апреля 1952 года начали действовать условия Сан-францисского мирного договора, подписанного годом ранее, по которому Япония вернула свою независимость, однако Окинава (возвращена в состав Японии в 1972 году), острова Огасавара (возвращены в состав Японии в 1968 году) и острова Амами (возвращены в 1953 году) оставались под управлением США.

Советский Союз продолжал пребывать в «состоянии войны» с Японией. В то время самой главной задачей для Японии было возвращение своих военнопленных из лагерей советской Сибири. Кроме того Япония, получив независимость, подала заявку на вступление в ООН, но страны коммунистического лагеря во главе с СССР выступили против, в результате чего вступление было отложено.

В 1953 году отношение СССР к Японии начало меняться. 5 марта умер Сталин, являвшийся самой влиятельной фигурой в СССР еще с довоенных времен. Власть перешла в руки первого секретаря Хрущева, который настаивал на мирной дипломатии, в холодной войне между Западом и Востоком настала временная «оттепель».

16 декабря 1954 года министр иностранных дел Молотов в московском радиовещании обозначил намерение нормализовать отношения между СССР и Японией. 25 января 1955 года Советский Союз призвал японского премьера Итиро Хатояма к диалогу, а 4 февраля японское правительство приняло решение о вступлении в переговоры на заседании кабинета министров.

Переговоры начались в Лондоне в июне 1955 года между полномочным послом Японии С. Мацумото и полномочным послом СССР Я. Маликом (посол в Великобритании и посол в Японии во время войны).

В книге Мацумото «Секретные архивы восстановления дипломатических отношений между Японией и СССР» отмечается, что 14 июня советская сторона предложила проект мирного договора, по которому Япония должна признать «абсолютное территориальное право Советского Союза на южную часть Сахалина, а также Курильские острова». С другой стороны в предложении японской стороны, озвученном 16 августа, обозначалось, что право Японии на четыре северных острова «должно быть полностью восстановлено», в чем и столкнулись интересы двух стран.

После этого Советский Союз начал предлагать передачу двух островов: «в изменившихся условиях мы можем решить проблему путем передачи островов Хабомаи и Шикотан».

В ноябре в Японии в результате объединения двух партий - Демократической партии Японии под руководством Итиро Хатоямы и Либеральной партии Японии под лидерством Такэтора Огата – родилась Либерально демократическая партия. Для советско-японских переговоров это означало наложение вето на «возвращение двух островов Японии», против которого выступала, главным образом, бывшая Либеральная партия.

В феврале 1956 года секретарь по иностранным делам Кунио Морисита на заседании комитета по иностранным делам Палаты представителей парламента обозначил понимание островов Кунашир и Итуруп в качестве неотъемлемых территорий Японии. Однако советская сторона не пошла на уступки. СССР не разделял намерения передать Японии Итуруп и Кунашир, и «все остановилось на согласовании передачи только Хабомаи и Шикотана».

В сентябре ситуация резко изменилась. Премьер-министр И. Хатояма направил письмо в адрес премьера СССР Н. Булганина с предложением о нормализации отношений между странами «при условии последующего продолжения переговоров по территориальному вопросу». Советская сторона приняла это предложение.

В октябре премьер-министр И. Хатояма несмотря на болезнь отправился с визитом в СССР, где 19 числа была подписана Советско-японская декларация.

Подтекст

Являются ли Итуруп и Кунашир частью Курильских островов?

После того как в 1955 году Советский Союз предложил Японии передать два острова Шикотан и Хабомаи, японское правительство в своем заявлении в феврале 1956 года объявило, что Кунашир и Итуруп «не входят» в состав Курильской гряды, от которой Япония отказывалась по Сан-францисскому мирному договору (1951 года). До этого у японской стороны не было единого мнения по данному вопросу.

На мирных переговорах перед подписанием Сан-францисского договора представитель американской стороны А. Даллес заявил, что Шикотан по мнению США входит в состав Курильской гряды, а острова Хабомаи нет. В своей речи при подписании договора премьер-министр Японии С. Ёсида заявил, что «остров Шикотан а также Хабомаи являются частью Хоккайдо, который является территорией Японии», при этом острова Итуруп и Кунашир выделялись как «два острова южной части Курил». Сразу после этого в октябре министр иностранных дел Кумао Нисимура также объявил на заседании парламента, что к Курильской гряде относятся «Северные Курилы и Южные Курилы (Кунашир и Итуруп)».

На сегодняшний день правительство Японии настаивает на том, что границы Курильской гряды соответствуют российскому понятию «Северные Курилы» этого архипелага.

Угроза Америки по возврату двух островов

19 августа 1956 года министр иностранных дел Мамору Сигэмицу отчитался перед главой ЦРУ А. Даллесом о советско-японских переговорах. Сюнъити Мацумото описывает реакцию Даллеса следующим образом: «он несколько побледнел». «Даллес сказал жестокую вещь. Если Япония передаст Советскому Союзу Кунашир и Итуруп, то Окинава станет американской территорией» (С. Мацумото «Секретные архивы восстановления советско-японских отношений»)

На переговорах, начавшихся в июне 1955 года, советская сторона предложила решение вопроса путем передачи островов Шикотан и Хабомаи. Министр иностранных дел М. Сигэмицу склонялся в сторону принятия этих условий, но как раз летом 1956 года ему пригрозили США. Заслуженный профессор Университета Хоккайдо Хироси Кимура отмечает: «В период Холодной войны США не хотели, чтобы Япония сближалась с СССР, они стремились к тотальной зависимости Японии от американской армии. С этой точки зрения нерешенная проблема Северных территорий, которая оставалась как кость в горле в отношениях между СССР и Японией, и продолжает существовать и поныне, полностью соответствовала интересам США». («История переговоров по российско-японским границам»)

Завершение Холодной войны и импульс в переговорах по четырем островам 1956-2001 годы

В декабре 1956 года вступила в действие совместная советско-японская декларация, дипломатические отношения между странами были восстановлены, а территориальная проблема так и не была разрешена.

В январе 1960 года заключается пересмотренный Договор о безопасности между США и Японией, что не нравится Советскому Союзу, и он в меморандуме ставит новое условие для передачи двух островов Шикотан и Хабомаи: вывод американских войск.

В октябре 1964 года Хрущев уходит с поста первого секретаря партии, власть переходит к Брежневу.

Осуществляется возвращение советских военнопленных и передача Окинавы. Набрирает силу и движение по возврату Северных территорий. В январе 1981 года кабинет министров устанавливает День Северных территорий (7 февраля). При этом Советский Союз настаивает на отсутствии территориальной проблемы.

При переходе власти к Горбачеву и перестройке в 1985 году общий настрой меняется. В декабре 1989 года звучит заявление об окончании Холодной войны. В 1990 году появляется президент СССР, а в совместной советско-японской декларации, подписанной во время первого визита в Японию в апреле 1991 года, впервые официально зафиксировано название четырех островов как Северных территорий.

Во время августовского путча президент Горбачев отправляется в отставку и власть в Российской Республике переходит к президенту Ельцину.

В декабре Советский Союз распадается и образовывается Российская Федерация.

В сентябре 1992 года президент Ельцин отменяет запланированный визит в Японию непосредственно перед его началом, переговоры по территориям срываются. Однако министерства иностранных дел обеих стран представили совместно составленные материалы, которые легли в основу переговоров.

В октябре 1993 года президент Ельцин совершает первый визит в Японию, где подписывает вместе с премьером Морихиро Хосокава Токийскую декларацию. Все четыре острова стали предметом для переговоров.

Следующий премьер-министр Японии с 1996 года Рютаро Хасимото построил с Ельциным тесные отношения.

В ноябре 1997 года в Восточной Сибири была проведена встреча «без галстуков», в результате чего было зафиксировано Красноярское соглашение, по которому «обе страны, основываясь на Токийской декларации, прикладывают все усилия, чтобы заключить мирный договор к 2000 году». В апреле 1998 года на встрече в местечке Кавано города Ито, префектура Сидзуока, было достигнуто соглашение о том, что «мирный договор будет основываться на втором пункте Токийской декларации и станет решением проблемы принадлежности островов».

Тогда же Япония вынесла свое Каванское предложение России, в котором предлагала компромиссное решение: «если Россия признает государственную границу между Итурупом и Урупом, Япония будет считать власть России на четырех островах легальной, а сами острова можно будет не передавать Японии». Однако в ноябре российская сторона ответила отказом в адрес премьер-министра Кэйдзо Обути.

В конце декабря 1999 года из-за проблем со здоровьем президент Ельцин неожиданно уходит в отставку, его место занимает премьер-министр Путин. С другой стороны в апреле следующего 2000 года уходит в отставку премьер Обути после полученного инфаркта и скоропостижно умирает в мае.

Премьер-министр Ёсиро Мори и президент Путин встречаются в марте 2001 года в городе Иркутске в Восточной Сибири и подписывают Иркутское соглашение. В нем признается действие Советско-японской совместной декларации 1956 года и Токийской декларации.

Десять лет застоя и поворотный момент при возвращении Путина на пост президента 

После прихода правительства Д. Коидзуми к власти в Японии в 2001 году российско-японские отношения зашли в тупик. Министр иностранных дел кабинета министров Коидзуми М. Танака противостоял ключевой фигуре в антироссийской дипломатии члену парламента М. Судзуки и Министерству иностранных дел. Арест и падение Судзуки, смятение в Министерстве иностранных дел затормозили переговоры по территориям.

В 2003 году премьер-министр Коидзуми едет с визитом в Россию. Он согласовывает с президентом Путиным Российско-японский план действий, который ставит перед собой цели широкого сотрудничества в экономической и других сферах, однако в вопросе территорий не было достигнуто никакого значительного продвижения. Путин ужесточает свою позицию, заявляя в телепередаче в 2005 году: «Четыре острова принадлежат России. Это утверждено международным законодательством и является итогом Второй мировой войны».

Начиная с 2006 года и прихода к власти правительства С. Абэ появились признаки желания найти выход из сложившейся ситуации. В декабре министр иностранных дел Т. Асо выдвинул в качестве предложения по решению территориальной проблемы следующее: «Если к 25% острова Итуруп прибавить остальные три острова (Кунашир, Шикотан, Хабомаи), то получится соотношение 50/50. Необходимо найти такое решение, чтобы обе стороны остались довольны», признав то факт, что обе стороны должны стремиться к поиску конкретных вариантов решения, например, раздела общей площади островов пополам.

В июне 2007 года премьер-министр С. Абэ встретился с президентом Путиным. На его призыв к «поощрению переговоров по решению территориальной проблемы, не откладывая ее в долгий ящик» Путин ответил: «Я хочу избежать того, что может причинить ущерб для обеих стран. Хочу снова распорядиться о содействии в проведении переговоров по мирному договору».

В феврале 2009 года возглавивший японское правительство премьер С. Асо встретился на Сахалине с президентом Медведевым. Оба лидера сошлись в необходимости «нового оригинального подхода» в решении территориальной проблемы. Было согласовано и следующее утверждение: «наше поколение должно решить этот вопрос, необходимо ускорить конкретные работы». В апреле газета Майнити опубликовала слова представителя правительства Сётаро Яти: «Лично я думаю, что достаточно возврата 3,5 островов (а не четырех)». Яти отрицал содержание этого заявления, но по слухам это просочились реальные намерения премьера Асо.

Все решили, что после этого переговоры сдвинутся с мертвой точки, но вслед за тем шанс был упущен. В мае премьер Асо на выступлении в парламенте заявил: «Россия продолжает незаконную оккупацию четырех островов», на что была немедленная реакция с российской стороны. Президент Медведев выступил с критикой: «попытка Японии поставить под вопрос  российский суверенитет (над четырьмя островами) не поможет продолжению переговоров».

Визит президента Медведева на Кунашир в ноябре 2010 года стал катализатором ухудшения отношений между странами. Шок от того, что впервые в истории России, включая и советские времена, верховный руководитель страны посетил Северные территории, был огромен. Премьер-министр Н. Кан выразил свое глубочайшее сожаление по этому поводу на заседании парламента: «четыре острова являются территорией нашей страны». Министр иностранных дел С. Мэхара вызвал российского посла в Японии и выразил протест «Это расходится с принципиальной позицией Японии, наши национальные чувства уязвлены».

Однако в 2012 году с возвращением Путина на пост президента Российской Федерации в территориальном вопросе снова появился свет в конце тоннеля. Перед президентскими выборами в марте на пресс-конференции Путин заявил, что желает поставить точку в территориальном вопросе с Японией. Он сказал, что мы не должны обязательно победить, «необходимы приемлемые компромиссы. Что-то вроде «хикивакэ» (ничьей).

В декабре к власти в Японии вновь приходит С. Абэ. В феврале 2013 года бывший премьер-министр Ё. Мори направляется с визитом в качестве особого посланника премьера Абэ в Москву и встречается с Путиным. Перед поездкой он обмолвился о возврате трех островов: Кунашир, Шикотан и Хабомаи, на что Путин сказал, что «хикивакэ» означает решение, в котором нет победителей и проигравших, и которое могут принять обе стороны.

Премьер-министр С. Абэ запланировал официальный визит в Россию в конце апреля. Все внимание направлено на то, о чем будут говорить Абэ и Путин.

Бывший глава европейского отдела Министерства иностранных дел К. Того о переходе от формулы «два острова + альфа» к четырем островам

Проблема Северных территорий возникла в ходе поражения Японии в августе-сентябре 1945 года и является предметом страдания народа, или иначе несправедливости.

Как в таком случае стране добиться правосудия? Способ возврата территорий с помощью военной силы в послевоенных условиях и под мирной конституцией отпадал. Поэтому Япония нацелилась вернуть территории путем переговоров. В ходе этого процесса появились Сан-францисский мирный договор 1951 года и Советско-японская совместная декларация 1956 года. По Совместной декларации Россия настаивала на том, что передаст Шикотан и Хабомаи, но не Итуруп и Кунашир, с чем не могла согласиться Япония, которая добивалась возврата всех четырех островов, включая Итуруп и Кунашир.

В 1985 году к власти пришел Горбачев и попытался нормализовать отношения с Японией, четыре острова были признаны в качестве предмета переговоров, после чего несколько раз открывались возможности для решения территориального вопроса, но в итоге Япония так и не смогла ими воспользоваться.

В последнее время, основываясь на программе развития Курил, начатой в 2007 году, Россия вкладывает деньги в четыре острова, поэтому постепенно острова становятся все богаче. Правительство Японии запрещает ездить на эти территории с визами, так как это ущемляет юридическую позицию страны, но с другой стороны у них нет возможности остановить иностранцев, чем и пользуются Китай и Южная Корея (которые противостоят Японии по островам Сэнкаку и Такэсима).

Вплоть до сегодняшнего дня в решении территориальной проблемы господствовало мнение, что «необходимо возвращение сразу всех четырех островов». Год за годом усиливаются и другие голоса, что «если не сдаваться и бороться за справедливость, то все четыре острова вернуться не через 50, так через 100 лет».

После Иркутского соглашения 2001 года была возможность начать параллельные обсуждения по возвращению Шикотана и Хабомаи, а также по Итурупу и Кунаширу. Однако японская сторона сама же упустила эту возможность в результате неразберихи в своей политике по отношению к России.

В довершение этого президент Медведев посещает Кунашир в 2010 году, в день Северных территорий 7 февраля 2011 года премьер-министр Кан заявляет о «непростительном насилии» и отношения между странами окончательно ухудшаются.

В марте 2012 года премьер-министр Путин использует слово «хикивакэ» (ничья) на пресс-конференции. Визит бывшего премьера Мори в феврале этого года возвращает все к условиям Иркутского соглашения. Случай для возобновления переговоров может быть только тогда, когда Россия считает ведение переговоров плюсом для себя. Сейчас представился лучший, чем когда-либо, шанс. Остается только следовать сценарию «возвращения двух островов + альфа», при этом привязывая это к окончательной цели в четыре острова.

 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.