Одна из причин, по которым идея гей-браков – или «брачного равенства» - так быстро распространилась, заключается в том, что, стоит только о ней задуматься, как она начинает выглядеть очевидной. Когда она впервые была высказана в нашем издании в 1989 году, она была абсолютно новой. В отличие от идеи о гражданских правах для афроамериканцев, от идеи феминизма или даже от самой по себе идеи о правах геев, ей не нужно было преодолевать давнюю традицию противодействия. Главным было просто заставить людей немного подумать об этой проблеме.

Однако, не всех удалось убедить с ходу. В марте Бен Карсон (Ben Carson) пришел на программу Hannity на Fox News, чтобы поговорить о гей-браках. Карсон считается главной «черной надеждой» Республиканской партии, которой остро не хватает консерваторов-афроамериканцев, однако его выступление вышло неудачным. Ему не следовало упоминать скотоложство, да и любые упоминания о пресловутой Североамериканской ассоциации бойлаверов (NAMBLA) наглядно показывают, что рациональная дискуссия осталась позади, и мы углубились в мир ток-шоу. Судя по всему, эта организация существует — если она действительно существует — исключительно для того, чтобы республиканцы и консерваторы могли проклинать ее на радио и телевидении.

Ну ладно, у каждого из нас есть свои причуды, и если вам нравится смотреть, как Шон Ханнити (Sean Hannity) кого-то вербально бичует, это ваше дело. Однако Карсон допустил серьезную ошибку, придя через три дня на msnbc к Андреа Митчелл (Andrea Mitchell), чтобы прояснить свою позицию. Он заявил: «Если вы просите у меня яблоко, а я дам вам апельсин, вы скажете: “Яблоко – не апельсин”. Затем я скажу: “Тогда вот банан”. Но он - тоже не яблоко. Или, скажем, персик. Но это же не означает, что я приравниваю друг к другу банан, апельсин и персик».

Читайте также: Почему дебаты по поводу однополых браков во Франции перерастают в революцию

По нынешним стандартам Карсон может выглядеть гомофобом. Однако эти стандарты сильно расширяют определение гомофобии. Карсон отрицает, что он ненавидит геев, а классический гомофоб этим гордится. Он публично извинился, «если кого-то обидел». Он поддерживает гражданские союзы со всеми или почти со всеми юридическими правами брака. Другими словами, его взгляды в вопросе о правах геев несколько прогрессивнее, чем у среднего сенатора-демократа десять лет назад. Просто, будучи убежденным адвентистом седьмого дня, он не хочет уступать слово «брак». И на фруктах, конечно, он как-то странно зациклен.

Празднование разрешения однополых браков во Франции


Но все это не имеет значения. Все, что нужно знать: Карсон против гей-браков. Все, дело закрыто. Он должен был выступить с речью на вручении дипломов медицинского факультета Университета Джона Хопкинса, но когда начался скандал, решил отказаться от этой чести. Тем не менее, явно вздохнувший с облегчением декан после этого все равно раскритиковал Карсона за «оскорбительные высказывания» и добавил, что «фундаментальный принцип свободы слова вступил в конфликт с нашими ключевыми ценностями: разнообразием, инклюзивностью и уважением». Лично мне кажется, что в этот критический момент декан наглядно продемонстрировал свою неспособность защищать настоящую ключевую ценность своего университета – толерантность.

Реакция университета была неправильной по множеству причин. Во-первых, Карсон – это не какой-то очередной пустозвон. Он возглавляет отделение детской нейрохирургии в университетской больнице. Еще раз: отделение детской нейрохирургии! Он чинит детские мозги. Ужасный человек, не правда ли? Да я понимаю, что на это можно возразить: одно другому не мешает. Как говорил один персонаж в «Продюсерах» Мела Брукса (Mel Brooks): «Фюрер замечательно танцевал». Но ведь Карсон не убивал миллионы человек, а всего лишь сказал в телеэфире, что он против однополых браков – то есть, он против идеи, о которой даже самые пламенные ее нынешние сторонники еще два десятилетия назад ничего не слышали. Неужели это автоматически делает его гомофобом и низвергает во тьму внешнюю? Не должно бы, вообще-то. Однако в некоторых американских субкультурах—в Голливуде, в университетах, в Демократической партии—так и происходит. Ты можешь сколько угодно выступать за рост налогов для богатых, за поддержку бедных, защиту экологии и отмену пункта b статьи 14 Закона Тафта-Хартли (положение, ограничивающее права профсоюзов, - прим. перев.), но если ты против гей-браков, это никому не важно.

Также по теме: Закон о гей-браках окончательно одобрен палатой общин

Университет Хопкинса - частная структура, поэтому по закону они, вероятно, не обязаны давать Карсону выступить. Но университет был неправ, когда сначала пригласил его, а потом создал такую атмосферу, что Карсон решил отказаться от выступления (кстати, сам Карсон тоже был неправ, когда позволил университету таким образом сорваться с крючка). В основе Первой поправки лежит идея о том, что хорошие идеи всегда сильнее дурных. Собственно говоря, исключительная краткость (по меркам подобных вещей, конечно) споров о брачном равенстве это подтверждает. Затыкать Карсону рот было не просто аморально. Это было ненужно. Сторонники брачного равенства не только победили. Они разгромили противников наголову. В такие моменты нужно быть милосердными, а не злопамятными.

Некоторые думают, что геи и либералы ведут что-то вроде джихада против организованного христианства и что вопрос о гей-браках – одно из полей этой битвы. Это, конечно, чудовищное преувеличение, но полным бредом подобные мысли назвать нельзя. На каждого, кто открывает рот, приходится десяток тех, кто не осмеливается высказаться. В штате Вашингтон флорист отказалась оформлять свадьбу давнего клиента «из-за своих взаимоотношений с Иисусом Христом». Прошу обратить внимание на это «давнего клиента». Женщина охотно продавала ему цветы. Она просто не захотела связываться со свадьбой. Теперь против нее возбудил дело главный прокурор штата. DC Comics решила отказаться от публикации стоявшей в плане книги Орсона Скотта Карда (Orson Scott Card) про Супермена, когда тысячи человек подписали петицию, которая призывала компанию не выпускать книгу и осуждала многочисленные гомофобские высказывания писателя.

Проведем мысленный эксперимент: предположим, вы хотите получить постоянный контракт в одном из ведущих университетов, или пробудитесь на главную роль в крупном кинопроекте, или баллотируетесь на политический пост на изрядной части территории нашей страны. Что вам сильнее повредит – если вы объявите, что вы гей, или если вы объявите, что возглавляете антигейскую организацию? Ответ очевиден. Итак, хорошие парни победили. Так почему же они теперь хотят стать плохими парнями?

Юбилейный лондонский гей-парад собрал пять тысяч участников и сотни тысяч зрителей


Читайте также: Большинство американцев поддерживают однополые браки

Решение лидеров геев сконцентрироваться на праве заключать брак было блестящим, но совсем не неизбежным. Они могли избрать другую стратегию – например, добиваться для сексуальных предпочтений защиты согласно законам о гражданских правах, наравне с расой, гендером и т. д. Однако выбор, который они сделали, напрочь свел на нет аргументы противников о том, что геи требуют для себя неких «особых прав». После этого их сторонники могли с полным правом говорить, что они хотят только права вступать в брак с любимыми людьми, которым уже пользуются все остальные американцы. Тем не менее, то, что в фокусе оказалось именно право на брак, - это в общем-то историческая случайность, и превращать поддержку брачного равенства в тест на правильность мышления по вопросу о геях просто абсурдно. Собственно говоря, абсурдна сама идея «теста на правильность мышления по вопросу о геях» - да и по любому другому вопросу. Геи, которые не понаслышке знакомы с притеснениями, должны были бы быть последними, кто будет стремиться разрушать чужие карьеры из-за каких-либо разногласий. Почему бы в момент своего триумфа им просто не посмеяться над нелепыми заявлениями вроде речи Карсона вместо того, чтобы посылать на охоту за ним беспилотники?

Впервые о гей-браках было упомянуто в статье Эндрю Салливана (Andrew Sullivan) «Вот идет жених» («Here Comes the Groom»), которую заказал ему я и которая вышла в этом журнале в 1989 году. И я готов поспорить, что нет ни одного человека – гея или натурала, родившегося до 1989 года, который сперва не отреагировал бы на эту идею с недоумением. Подумав, многие к ней привыкли, и сейчас ее поддерживает большинство американцев. Если дела и дальше будут идти такими темпами, то однажды – и очень скоро - настанет день, когда былое неприятие идеи однополого брака будет выглядеть дико и требовать объяснения. Так в свое время некоторым престарелым южанам с Капитолийского холма (остались ли там еще такие?) приходилось объяснять, почему в юности они состояли в Ку-клукс-клане. Но этот момент еще не настал. Сейчас если ты просто выступаешь против гей-браков, это не делает тебя гомофобом, так же как выступления против положительной дискриминацией не делают тебя расистом, а против поселений на Западном берегу – антисемитом.

Также по теме: Кто финансирует гей-лобби?

Декан назвал слова Карсона «оскорбительными». Между тем ничего оскорбительного в них не было – если не предполагать, что глава медицинского факультета отличается чрезмерной чувствительностью. Судя по всему, это заявление было просто очередным ходом в модной политической игре в обиду, в которой очки начисляются за то, что ты сумел найти повод, чтобы хорошенько обидеться на противника. Теперь никто больше не готов просто махнуть рукой в ответ на промах или на неудачное замечание оппонента. Напротив стандартной реакцией стало: «Я глубочайше оскорблен словами этого человека! Он должен немедленно снять свою, кандидатуру, или уволиться с работы, или уйти в монастырь оплакивать свои грехи. И разумеется, мы не вправе допустить его произносить речь на вручении дипломов, потому...»

А, собственно говоря, почему?

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.