Одной из главных задач первого российско-швейцарского инновационного дня, который был организован по инициативе почетного консула России Фредерика Паулсена (Frederik Paulsen), стало понимание динамики формирования «инновационных парков» в экономике страны. 

Эти «парки» в том виде, в котором они существуют в США, Китае, Франции или Швейцарии, включают в себя престижные университеты, государственные и частные лаборатории, а также различные предприятия, от стартапов до малого бизнеса и крупных международных компаний. Динамика формирования подобных парков опирается на некую коллективную совокупность знаний, которые были накоплены на определенной территории. Часть этих знаний носит эксплицитный характер. Она подразумевает наведение мостов между разными дисциплинами в области как естественных, так и общественных наук. Именно поэтому такие инновационные парки обычно формируются вокруг крупных междисциплинарных университетских центров, которые обеспечивают плодородную почву и приток кадров для инноваций в силу большого числа студентов и ученых. Тем не менее, часть этих коллективных знаний незаметна на первый взгляд: она получает воплощение в общепринятых правилах работы, которые создают необходимую организационную структуру для разработки инновационных проектов.  

Кроме того, она подразумевает значительную государственную помощь посредством кредитования научных исследований (на него приходится практически все финансирование теоретических исследований и значительная часть финансирования прикладных исследований) или формирования благоприятного инвестиционного климата. Такие условия требуют принятия мер для активизации финансирования новых предприятий (это подразумевает широкий спектр мер, от создания специализированных финансовых институтов до общей валютной политики) и защиты рынка инноваций с помощью протекционистской политики.   

Таким образом, инновации подразумевают комплекс мер и политических программ, в результате чего мы можем говорить о целой инновационной стратегии. 

«Модель Сколково»: от взлета к падению? 

Как бы то ни было, при президенте Дмитрии Медведеве в программе развития инноваций Россия не отталкивалась от этой модели инновационного парка, и собралась создать все с нуля. В стране вовсю раструбили о создании «русской Кремниевой долины» силами некоей непонятной управляющей группы и выделили под проект серьезные капиталы. Поговаривали о 5-8 миллиардах долларов. Сегодня «Сколково» прославилось в первую очередь целой серией скандалов вокруг коррупции и отмывания денег. Вообще, сейчас проект, по всей видимости, отошел на второй план. Ректору Российской экономической школы Сергею Гуриеву, который, по слухам, входил в окружение Дмитрия Медведева, пришлось в срочном порядке покинуть Россию, тогда как вокруг «Сколково», как грибы, плодятся все новые дела и расследования.  

На самом деле проект и близко не оправдывает возложенных надежд. По словам вице-президента «Сколково» по академическим вопросам Михаила Мягкова, в настоящий момент там насчитывается 38 студентов, а 2018 году их число должно превысить две тысячи. Для сравнения, в Федеральной политехнической школе Лозанны (EPFL), которая стала одним из центров формирования динамичного инновационного парка, обучаются более 4000 студентов и работают более 2500 ученых. Это при том, что EPFL - далеко не единственный научный институт в регионе, где находятся также федеральный университет и различные профессиональные школы. Таким образом, можно подумать, что Россия увязла в совершенно бесперспективном проекте, но это, к счастью, не соответствует действительности.  

Инновации в России за пределами «Сколково»

Дело в том, что инновации в России не ограничиваются одним лишь проектом «Сколково». И это хорошая новость. Инновации набирают ход быстрыми темпами во многих российских городах путем формирования технопарков и инкубаторов во всех крупных государственных университетах и специализированных высших учебных заведениях. Самый известный из них - это, без сомнения, Новосибирский государственный университет, в котором в частности состоялся российско-французский семинар, однако в стране существуют и прочие крупные научные центры. 

Одной из отличительных особенной этих парков являются инновационные группы. По большей части они представляют собой результат тесного взаимодействия высококачественного научного потенциала и (прямого или непрямого) государственного финансирования. Представители российской и иностранной промышленности прекрасно это понимают и формируют предприятия (или принимают участие в их создании) рядом с этими парками. 

Технопарки

Новосибирск - это, безусловно, самый известный пример. Он опирается на университет высочайшего уровня и сформированный еще во времена СССР научно-исследовательский центр. На сегодняшний день из местного инкубатора вышло порядка полусотни предприятий средних размеров с большими перспективами в плане занятости, производства и прибыльности. Профиль этих компаний интересен уже сам по себе. Одни предприятия специализируются на выпуске программного обеспечения, тогда как другие полагаются на это ноу-хау в области обработки металла или пластика. ПО в сфере трехмерного моделирования становится основой для создания новых станков или автоматических производственных линий, которые способны обеспечить единичный или мелкосерийный выпуск форм, задаваемых в этом самом ПО. Причем с практически идеальной точностью. Далее эти формы используются для отливки деталей крупными партиями. В некоторых случаях для отделения готовой продукции от формы используются химические процессы. Спектр возможного применения варьируется от выпуска специализированных деталей для промышленности до предназначенной для широкой аудитории продукции. Министерству промышленности и торговли удалось привлечь в инновационные парки множество иностранных компаний (от Германии до Японии, Китая и Южной Кореи), что дало толчок формированию новых производственных мощностей и совместных предприятий в инновационных областях.  

Пути инноваций

Важная сфера, чье значение у нас обычно минимизируют, это биотехнологии и альтернативные источники энергии. С этой точки зрения заместитель министра образования, науки и инновационной политики Новосибирской области Марина Ананич подчеркнула на первом российско-швейцарском инновационном дне потенциал российского сельскохозяйственного сектора в плане биоматериалов, а также развития альтернативных источников энергии. Такое внимание к альтернативным энергоресурсам может показаться парадоксальным, учитывая, что Россия обладает огромными запасами минеральных ресурсов (нефть, уголь, газ). Тем не менее, традиционные ресурсы сконцентрированы в отдельных точках, тогда как население страны рассредоточено по большой территории. Исследования подтвердили перспективность создания небольших тепловых электростанций, которые смогли бы обеспечить энергоснабжение децентрализованным образом, в частности в сельских общинах. Использовать на них в качестве топлива можно отходы сельскохозяйственного производства (биомассу). 

Точно также некоторые отходы можно использовать и на тепловых электростанциях в городах. Марина Ананич особо подчеркнула этот момент. Как можно отметить, вопрос развития новых технологий очень часто идет рука об руку с переработкой отходов и воды. Все это представляет собой наглядный пример необходимости объединить различные дисциплинарные сферы в области естественных наук (от биологии до физики) и установить связи с общественными науками, такими как экономика (для анализа затрат), социология и демография (для определения динамики будущего развития населенных пунктов).

На форуме прозвучали и другие примеры, которые привели как российские ученые и официальные лица, так и их швейцарские партнеры. Развитие информационных технологий (вокруг учебного центра, который создаст «Яндекс») и симуляции будет идти параллельно с разработкой медицинского оборудования (эта логика подразумевает объединение информатики, электроники, механики, медицины и психологии). Этот процесс будет включать в себя развитие точной механики, которая затем сможет найти применение в других областях. Здесь мы опять-таки видим образец «глобального мышления», которое является основой современных инноваций.   

Наконец, сегодня наблюдается быстрое развитие многих инновационных предприятий в таких областях как ядерная энергетика, авиация и космос. У России имеется значительный инновационный потенциал в этих областях, а также рынки сбыта. Ужасные пожары трех последних лет подчеркнули необходимость разработки гражданских беспилотников, которые могли бы с воздуха вести патрулирование над обширными лесными пространствами и были бы оборудованы инфракрасными сенсорами. Еще одним ключевым моментом в развитии инноваций является разработка атомных электростанций на тории, которые в ближайшие 25 лет станут будущим всей отрасли как по соображениям безопасности, так и с точки зрения отходов. Для достижения результатов во всех этих сферах потребуется объединение знаний самых разных областей и дисциплин, которое способны обеспечить только крупные научные центры.  

Вопрос международного сотрудничества и инвестиций

Международное сотрудничество по некоторым из этих проектов уже вышло на высокий уровень: многие фирмы принимают участие в разработке новых методик, а также их практическом применении в промышленности. Глава департамента инноваций и стратегического развития Ростехнологий и ректор Московского Бауманского государственного университета подчеркнули важность формирующегося уже не первый год взаимодействия между теоретическими научными исследованиями и их прикладным применением в государственных и совместных предприятиях. С такой точки зрения прямые иностранные инвестиции имеют ключевое значение скорее не в плане общего притока средств в российскую экономику, а в плане их применения в конкретных областях. Как бы то ни было, у всего этого будет смысл только в случае сохранения процесса превращения инвестиций в капитал. Для распространения инноваций по территории страны нужно не только развитие инвестиций, но и сохранение доли этих инвестиций, которая направлена на промышленное оборудование. А в этом плане ситуация в России постепенно ухудшается. 

Если с 2000 по 2005 год доля оборудования стабильно росла, то с 2007 года она заметно пошла на спад, уступая место жилью. Объяснить это можно потребностями населения, а также прибылями от жилищного строительства, которое подразумевает развитие инфраструктуры (в этой сфере у России есть очевидные потребности), и инвестициями в престиж (штаб-квартиры крупных компаний и здания премиум-класса). Пока доля промышленной техники и оборудования снова не пойдет вверх, распространение инноваций в России будет наталкиваться на серьезные трудности.  

Вопрос расширения спроса на инновационные товары сегодня по-прежнему остается открытым. Как легко догадаться, без спроса инновации не могут пройти дальше стадии лабораторных исследований и прототипов. Спрос обеспечивает рентабельность задействованных капиталов, тогда как ожидание прибыли привлекает новые капиталы в инновационные секторы. В действительности этот спрос разнообразен, а одной из самых важных, но зачастую недооцениваемых его сторон является спрос со стороны традиционных отраслей промышленности. 

Прозвучавшие во время российско-швейцарского инновационного дня примеры подтверждают результаты исследований коллег из московского Института народнохозяйственного прогнозирования. В металлургии сейчас все больше требуются новые технологии и методики (как, например, на заводе Северстали в Череповце, который посещали участники франко-российского семинара в 2007 году) в сфере контроля и автоматизации производства. Вопрос производства электроэнергии открывает особенно интересные перспективы. С этой точки зрения отказ французского правительства от объекта во Флоранж может показаться серьезной ошибкой. Эти новые технологии могут найти широкое применение в электроэнергетике и выпуске стройматериалов, а также легкой промышленности и многих других областях производства.  

Таким образом, нам нужно отказаться от во многом идеологизированных представлений о том, что новые технологии непременно означают новый вид деятельности. Это действительно может быть так, но чаще, чем это можно было подумать, новые технологии и продукция находят применение главным образом в традиционных секторах производства. В России поняли это и наметили приоритетными для инноваций такие отрасли как металлургия, добывающая промышленность и транспорт. Как можно убедиться, все рассуждения о замене «старых» сфер деятельности на «новые» зачастую оказываются обманчивыми. Для обеспечения развития инноваций необходимо поддерживать работу (и согласиться на поставленную цену) «традиционных» сфер деятельности, которые будут выпускать продукцию с помощью полностью обновленных технологий. Дать оценку этому спросу можно с помощью анализа инвестиций в некоторые отдельные отрасли.  

Всего отрасли можно поделить на две категории: те, где выпускаются инновационная продукция, и те, где она может найти применение. Инвестиции в первую категорию (она включает в себя оргтехнику и информатику, электротехнику, радиодетали и медицинское оборудование) выше среднего уровня, но в то же время отличаются большей нестабильностью. Такие скачки и колебания могут повлечь за собой пагубные последствия, а также стать результатом цикла создания/распада предприятий. Что касается второй категории, хотя металлургия, по всей видимости, стоит на месте, в химии и связанных с добывающей промышленностью отраслях наблюдается мощное движение инвестиций. Таким образом, эти области производства вполне могут стать потенциальным рынком для инновационной продукции.   

Другими словами, Россия обладает инновационным потенциалом и начинает активно использовать его. «Сколково» не должно стать тем деревом, за которым не видно леса. Инновации в России развиваются быстрыми темпами усилиями крупных университетов благодаря спросу предприятий и государства. Совершенно очевидно, что «Сколково» не сможет взять на себя ведущую роль, как того хотели в правительстве, из-за серьезных проблем, которые возникли даже на стадии разработки проекта.  

Инновации не могут возникнуть по распоряжению свыше. Их не движут вперед люди, которые лишь громогласно кричат о необходимости развития инновационных областей. Не появятся они и после формирования нацеленных на какую-то определенную область специализированных государственных агентств (хотя и могут потребовать существования необходимых финансовых институтов). Инновации предполагают глобальный взгляд на экономическую политику, а также систему образования и научных исследований. Для них требуется экономическое равновесие, которое должно обеспечить спрос и тем самым спасти обреченные из-за близоруких суждений предприятия и направления деятельности. Наконец, инновациям нужна всеобъемлющая стратегия в области финансирования и гармоничное взаимодействие микроэкономических и макроэкономических (в первую очередь это касается валютной политики) инструментов в рамках этой политики. Они подразумевают постоянное участие государства в применении всех этих средств. Сделать все это будет непросто при том, что некоторые из инструментов могут вступить в противоречие с действующими правилами Европейского Союза. Именно поэтому российское правительство чрезвычайно активно занимается реализацией проекта Евразийского экономического союза (параллельно с созданием зоны свободной торговли между Россией, Белоруссией и Казахстаном), а также развивает отношения с экономическими организациями Азиатско-Тихоокеанского региона.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.