С пятницы по воскресенье в стране прошли яростные столкновения турецких сил правопорядка с активистами светских и левых сил, которые выступили против проекта переустройства Стамбула. Он предусматривает уничтожение парка Гези на площади Таксим, где должна появиться копия исторической османской казармы. В здании будут расположены торговые площади, культурный центр... и мечеть.

После появления сотен тысяч «возмущенных» легендарный стамбульский район Таксим, символ современной и светской Турции, превратился в аналог каирской площади Тахрир, стал нервным центром всей «турецкой весны». Колоссальный нео-османский проект переустройства Таксима, который предложили муниципалитет Стамбула и правящая исламистская Партия справедливости и развития, навлек на себя резкую критику архитекторов, специалистов по градостроительству, экологических ассоциаций и прочих светских противников правительства. Более того, в пятницу им удалось одержать первую победу: стамбульский суд принял решение приостановить реализацию проекта османской казармы. «Возмущенные» собрались в парке Гези по призыву социальных сетей и провели там три дня, чтобы помешать строительным бульдозерам выкорчевать 600 деревьев. Как бы то ни было, с тех пор протестное движение перекинулось на Измир (запад страны, еще один оплот современного и светского общества), Анталию (юг, туристический центр) и даже столицу Анкару (там произошли столкновения полиции с бунтовщиками, которые решили выступить к парламенту). Оно воплотило в себе неприятие авторитарной политики ПСР, которую обвиняют в стремлении постепенно установить в стране «исламскую республику». По всей логике турецкая оппозиция во главе со светской Республиканской народной партией и другими левыми движениями, попыталась встать у руля «турецкой весны», выступив вместе с другими демонстрантами.

Участник протеста в Стамбуле, Турция


Читайте также: Это больше, чем просто деревья


Как мы уже видели в начале арабской весны, турецкая полиция тоже угодила в ловушку репрессий: она вывела на улицы бронетехнику, сжигала палатки и разгоняла мирных демонстрантов с помощью слезоточивого газа. Кадры полицейского насилия облетели Турцию и весь мир. Они привели в возмущение даже союзников Анкары, начиная с тех же США, не говоря уже о правозащитных организациях. Как уже было в начале арабских революций, которым дали толчок светские и прогрессивные круги, ключевую роль в восстании сыграли социальные сети (Facebook, Twitter и т.д.). Антиисламистские активисты решили отстоять Стамбул, символ европейской, процветающей, светской и западной Турции, и его знаменитый район Таксим, который в 1970-х годах стал центром утопленных в крови антиправительственных выступлений. Таким образом, турецкие протестующие ощутили близость с первыми интернет-революционерами арабской весны, которые помогли исламистам отобрать власть у военных диктаторов во имя соблюдения норм избирательной демократии... но получили в ответ лишь ограничения свобод и репрессии.

Одним из недавних ограничений (беспрецедентное событие с 1923 года, даты основания Ататюрком современной Турции) стал частичный запрет на продажу и употребление спиртного. Кроме того, «возмущенные» демонстранты недовольны большими тюремными сроками за «святотатство», которые получили знаменитый пианист Фазиль Сай и турецкий писатель армянского происхождения Севан Нишанян (опять-таки невиданный случай для этой «светской» страны). Это не говоря уже о сносе легендарного кинотеатра «Эмек» в районе Бейоглу (еще один символ турецкого плюрализма). Наконец, еще одной причиной озлобленности турецкой оппозиции стал запрет на проведение первомайской демонстрации профсоюзов и левых партий на площади Таксим. Это решение властей было воспринято как новое доказательство смещения режима в сторону авторитаризма. В такой взрывоопасной обстановке новость о ликвидации парка Гези, который издавна является любимым местом прогулок юных горожан, стал той самой каплей, переполнившей чашу народного терпения, со стороны все более заносчивого и потерявшего осторожность правительства Эрдогана. Дело в том, что хотя после прихода к власти в Турции ПСР в 2002 году политический исламизм пускает все более глубокие корни, светские силы и их союзники-военные, которые регулярно становятся объектами репрессий, судебных процессов и охоты на ведьм, еще не сказали последнего слова.

Участники протеста в Стамбуле, Турция


Также по теме: Возможна ли президентская система российского образца в Турции?

Они не сидят сложа руки, как и светские революционеры в Тунисе и Египте, которые намереваются прийти к власти, несмотря на прошлое поражение от исламистов (они, кстати, тоже становятся все заносчивее) на выборах.

Эрдоган-Олланд: одна стратегия борьбы с протестами


Тем не менее, Реджеп Тайип Эрдоган как никогда уверен в себе. Он ответил активистам «турецкой весны», что выведет миллион демонстрантов, если «возмущенные» не прекратят протесты на площади Таксим. Новый турецкий султан решил высокомерно проигнорировать настроения на улицах и подтвердил проект переустройства парка, который стал причиной радикальных выступлений. Он поступил, как Олланд в условиях протестов против однополых браков во Франции (хотя французский лидер, безусловно, вел себя совершенно иначе, чем гомофобы из ПСР) и подчеркнул, что собирается удовлетворить требования исламистского большинства, а не уступать под давлением оппозиции, которая находится в меньшинстве после выборов 2002 года. Таким образом, французские левые и турецкие исламисты по сути придерживаются одной стратегии верности провозглашенным принципам и нежелания прислушаться к иной точке зрения. Здесь есть о чем задуматься лидерам французских правых и всем тем, кто уступает давлению СМИ и «возмущенных»...

Читайте также: Станет ли Турция Соединенными Штатами Анатолии (США)?

Дело в том, что стратегия Николя Саркози после избрания заключалась как раз в открытости к левым вплоть до отказа от многих предвыборных обещаний. Все это немало повеселило турецких исламистов и французских социалистов, которым прекрасно известно, что стремление привлечь на свою сторону противников и уступки их требованиям ведут к потере сторонников и, как следствие, поражению на следующих выборах. Избиратели другого лагеря всегда предпочитают оригинал бледной копии и никогда не пожимают протянутую руку противника, которая справедливо воспринимается ими как признак идеологической и психологической слабости. В полном соответствии с этой предвыборной линией Эрдоган заявил, что посреди площади Таксим все же будет возведена мечеть, бросив тем самым вызов всем светским силам. После прихода к власти он медленно, но верно претворяет в жизнь проект исламизации «посткемалистского» турецкого общества, стремится направить его по «нео-османскому» пути.

В таких условиях партия власти ПСР вводит цензуру против антиисламистской прессы, ограничивает свободы, отправляет за решетку сотни журналистов, правозащитников, военных, политических деятелей... Всех их обвиняют в «подготовке государственного переворота». После направленных против демонстрантов репрессий (в результате были ранены сотни человек) Эрдоган навлек на себя бурю критики в социальных сетях, левых париях, а также светских и либеральных кругах, которые никогда не простят ему то, что тот ввел ограничения на употребление и продажу спиртного и назвал Ататюрка «алкоголиком»... Однако ему, по правде говоря, на это наплевать. И он, вероятно, свято верит в свою правоту...

Александр дель Валль — признанный геополитик, преподаватель международный отношений в Университете Метца и бывший сотрудник газеты France Soir.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.