МАДРИД – Сегодня все чаще можно услышать такую мантру: Америка слабеет. И мало где это кажется так верно, как в Латинской Америке. Этот регион больше не считается «задним двором» Америки: напротив, эта часть света, вероятно, никогда еще не была так едина и независима. Но такая точка зрения не дает понять истинную природу влияния США в Латинской Америке – и в других местах.

Правда, что внимание США к Латинской Америке в последние годы уменьшилось. Президент Джордж Буш-младший был более сосредоточен на своей «глобальной войне с терроризмом». Его преемник Барак Обама, казалось, также мало думал об этом регионе, по крайней мере, во время своего первого президентского срока.

На Саммите Америк в г. Картахена (Колумбия) в апреле 2012 г. латиноамериканские лидеры чувствовали себя достаточно уверенно и объединились, чтобы бросить вызов приоритетам США в регионе. Они призвали США отменить эмбарго против Кубы, заявив о том, что из-за этого испорчены отношения с остальными странами двух Америк, и делать больше для борьбы с употреблением наркотиков на своей собственной территории с помощью образования и социальной работы, а не с помощью поставок оружия для борьбы с наркобаронами Латинской Америки – борьбы, которая, по мнению всех, полностью проиграна.

Верно и то, что латиноамериканские страны преследуют значительное расширение своих экономических связей с другими странами, помимо США. Китай в настоящее время является вторым по величине торговым партнером Латинской Америки, стремительно сокращая разрыв с США. Индия проявляет большой интерес к энергетике региона, подписав уже несколько экспортных соглашений в оборонной сфере. Иран укрепил свои экономические и военные связи, особенно в Венесуэле.

Аналогично этому в 2008 г. тогдашний президент России Дмитрий Медведев назвал войну США с терроризмом возможностью для создания стратегического партнерства с такими быстро развивающимися странами, как Бразилия, а также с Боливарианским альянсом для народов Америки (АЛБА) – блоком, инициатором создания которого стала Венесуэла для противодействия политике США в регионе. Энергетический гигант Газпром и военная промышленность страны возглавили усилия Кремля с целью продемонстрировать способность России влиять на соседей Америки, что стало прямым ответом на, как считается, вмешательство США в дела собственного «ближнего зарубежья» России, особенно Грузии и Украины.

Однако было бы ошибкой рассматривать расширение международных отношений Латинской Америки как начало конца превосходства США. В отличие от ушедшей эпохи сверхдержав и порабощенных народов, влияние США уже нельзя определять их способностью ставить и свергать лидеров с помощью своих посольств. Верить в обратное – значит игнорировать то, как международная политика изменилась за последнюю четверть века.

Этот континент, когда-то страдавший от военных переворотов, медленно, но верно создает стабильные демократические общества. Ответственное управление экономикой, программы по снижению бедности, структурные реформы и повышение открытости для иностранных инвестиций – все это помогло обеспечить годы низкого роста инфляции. В результате этого, регион смог противостоять разрушительному воздействию мирового финансового кризиса.

США не только стимулировали эти изменения, но и получили от них большую выгоду. Более 40% экспорта США в настоящее время идет в Мексику и Центральную и Южную Америку, являющиеся быстро растущими экспортными рынками США. Мексика является вторым по величине американским иностранным рынком (на 2012 г. оценивавшимся в 215 млрд долларов). Экспорт США в Центральную Америку вырос за последние шесть лет на 94%, а импорт из данного региона вырос на 87%. США также по-прежнему являются крупнейшим иностранным инвестором данного континента. Наличие демократических, стабильных и все более процветающих соседей, очевидно, помогает успешному преследованию Америкой своих интересов.

Данная новая реальность также требует дипломатии другого типа – такой, которая признает разнообразие интересов континента. Например, новая сильная держава, такая как Бразилия, хочет больше уважения к себе на мировой арене. Обама совершил ошибку, отклонив сделку 2010 г. касательно ядерной программы Ирана при посредстве Бразилии и Турции (несмотря на свое первоначальное одобрение переговоров). Другие страны также могут извлечь выгоду из усилий США по содействию демократии и социально-экономическим связям, как показали недавние визиты Обамы в Мексику и Коста-Рику.

Торговые отношения являются еще одним важным рычагом. Президент Чили Себастьян Пиньера посетил в начале текущей недели Белый дом, чтобы обсудить, среди прочего, создание Транс-Тихоокеанского партнерства – грандиозного торгового соглашения, которое может включить в себя Новую Зеландию, Сингапур, Австралию, Мексику, Канаду и Японию. Президент Перу Ольянта Умала, как ожидается, посетит Белый дом на следующей неделе, а вице-президент США Джо Байден планирует посетить Латинскую Америку вскоре после этого.

Важное значение имеют также язык и культура. Учитывая чрезвычайный рост влияния латиноамериканцев в США, почти немыслимо, чтобы Америка уступила свой уникальный статус в регионе Китаю или России, не говоря уже об Иране.

Те дни, когда с помощью военных мускулов и политики свержений США могли поддерживать свое влияние в Латинской Америке и в других частях света, ушли в прошлое. Сегодня мировой державой может быть такое государство, которое может объединить экономическую силу и массовую культуру с глобальной инициативой на основе общности интересов. В этом отношении США находятся в лучшем положении, чем любая другая держава, в особенности, когда дело доходит до использования этих преимуществ в непосредственной близости от Америки.

 

Шломо Бен-Ами – бывший министр иностранных дел и министр внутренней безопасности Израиля. В настоящее время вице-президент Международного центра мира в Толедо. Автор книги «Шрамы войны, раны мира: израильско-арабская трагедия» (Scars of War, Wounds of Peace: The Israeli-Arab Tragedy).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.