Как раз неделю назад 15-летний мальчик по имени Мухаммед Катаа продавал кофе в своем ларьке в городе Алеппо. Его друг попросил налить ему чашку кофе и сказал, что заплатит ему потом. То, что произошло следом, ужасно и немыслимо – и, тем не менее, никто серьезно не ставит под сомнение какие-либо детали этой истории.

Юный Мухаммед сказал, что он никому не верит и потребовал, чтобы за его кофе заплатили сразу же на месте. На самом деле, продолжил он, даже если бы пророк Мухаммед сошел на Землю, он бы ему не поверил.

Увы, это шутливое замечание было услышано. Три члена группировки «Исламское государство в Ираке и Сирии» решили, что они не согласны с его словами. Поэтому они похитили и избили его; а затем рано утром в воскресенье привезли его назад – со следами ударов плетью на теле – и бросили еще живого рядом с его ларьком, где он продавал кофе. Вокруг собралась толпа, а один из членов этой бригады произнес небольшую объяснительную речь:

«Великодушные жители Алеппо! Неверие в Бога является политеизмом, и поругание пророка также является политеизмом. Тот, кто хотя бы один раз произнесет богохульные слова, будет наказан вот так!»

И на глазах у толпы, к которой к тому времени присоединились и родители мальчика, истерически умолявшие его мучителей о пощаде, этот человек всадил две пули из автомата в голову Мухаммеда Катаа, убив его на месте. Этот беззащитный ребенок, кстати, не являлся сторонником сирийского правительства. С самого начала гражданской войны он участвовал в демонстрациях в поддержку демократии. Если говорить, на чьей стороне он был, то он поддерживал повстанцев и был настроен против Асада.

Отвратительные, извращенные и переполненные ненавистью головорезы - наглые подонки, зараженные отвратительной иллюзией власти, устанавливаемой силой оружия; люди, отравленные превращением религии в презрение ко всем нормам цивилизованного поведения.

Они воюют не за свободу, а за вызывающее ужас исламское государство, в котором им будет принадлежать власть. По этому поводу не может быть никаких сомнений: среди сирийских повстанцев есть такие, и они надеются теперь получать потоки западного оружия.

И как же это должно сработать? И как мы можем быть уверенными в том, что поставляемые одной группе оппозиционных сил пулеметы и противотанковое оружие не окажутся в конечном итоге в руках связанных с «Аль-Каидой» головорезов, казнивших ребенка за сказанную им шутку? Ответ таков: у нас нет средств для предотвращения подобного бедствия, и мы не можем контролировать, какое «правительство» повстанцы – если они добьются успеха – сформируют в Дамаске.

То, что происходит в Сирии, является одной из величайших гуманитарных и культурных катастроф нашего времени. На протяжении двух лет минометные обстрелы превращают в прах колыбель цивилизации. Когда я вспоминаю о тех счастливых днях, когда можно было побродить по базару в Алеппо или полюбоваться мечетью Омейядов в Дамаске, мое сердце наполняется печалью, и еще я слышу столь ужасные рассказы о разрушениях, что испытываю ужас при мысли о том, чтобы вернуться в те места. Говорят, что количество убитых только за последние два года составляет 93 тысячи. Но что еще мы могли бы сделать?

Если бы мы с самого начала объединились с повстанцами, то не исключено, что существовала бы возможность сместить Асада и его кошмарный режим. Возможно, мы бы  смогли тогда установить плюралистическое и демократическое правительство до того, как оно было бы заражено джихадистами.

Стоит только подумать об этом варианте, чтобы признать, что его нельзя было бы осуществить – нельзя после Ирака. Мы знаем, что происходит, если свергнуть баасистского диктатора. Вы обнажаете линии разлома государства, которое было придумано в 1916 году британской колониальной администрацией, и вы развязываете ужасный цикл религиозного насилия.

Никто не собирался поддерживать вариант военного решения, и против этого, несомненно, был и Белый дом. В Ираке каждый день убивают десятки людей, и поэтому никто не призывает нас к повторению эксперимента. Поэтому мы ничего не предпринимали и не имели никакой стратегии, смутно надеясь на лучшее – и теперь мы имеем худший из возможных вариантов. Режим Асада пережил все возможные поражения и унижения, но он еще держится.

На самом деле он недавно вновь овладел стратегически важным городом Кусейром с помощью движения «Хезболлах». Сейчас мы находится на грани катастрофической эскалации, в результате которой Сирия станет центром регионального, если не глобального, силового противоборства.

На одной стороне мы имеем повстанцев, включая «Аль-Каиду», и они, судя по всему, получают поддержку – в той или иной мере – от Турции, Саудовской Аравии, Соединенных Штатов, Европейского Союза и набора исключительно малоприятных фундаменталистских проповедников, которые очень хотят образовать исламское государство.

С другой стороны мы имеем режим Асада, поддерживаемого «Хезболлах», ливанской милицией, а также Ираном и Россией, которая всегда рассматривала Сирию как часть российской сферы влияния. Обе стороны теперь симметрично поднимают ставки. Европейский союз решил снять эмбарго на поставки оружия, действовавшее с мая 2011 года, а иранцы теперь грозят направить туда 4 тысячи солдат.

Совершенно очевидно, что настало время признать: никто не может победить в этом конфликте, так как он, по крайней мере частично, превратился в религиозный конфликт между суннитами и шиитами. Никто не может победить в этом конфликте, потому что он находится почти за гранью разума. Этот спор по поводу порядка наследования власти пророка Мухаммеда – он имел место в VII веке от рождества Христова! Одна или другая сторона способны чисто технически одержать победу и установить свое правление на территории всей страны. Но если оно не будет иметь поддержки как суннитов, так и шиитов, то мы обречены на вечный религиозный насильственный конфликт и ответные действия.

Сейчас - не тот момент, когда можно направлять туда еще больше оружия. Это момент для полного прекращения огня, это момент для того, чтобы положить конец безумию. Настало время для Соединенных Штатов, России, Евросоюза, Турции, Ирана, Саудовской Аравии и для остальных игроков созвать межправительственную конференцию для того, чтобы попытаться остановить кровавую бойню. Мы не можем использовать Сирию в качестве арены для геополитических игр или демонстрации силы, и мы не добьемся прекращения огня, вкладывая оружие в руки маньяков.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.