По решению миланского суда Берлускони был осужден на семь лет тюремного заключения. Ему навсегда запрещено занимать государственные должности. Это конец политической авантюры  Кавалера и Второй республики, символом которой стал бывший премьер-министр, как Андреотти был символом Первой республики. На протяжении всей своей карьеры Берлускони привык к неожиданным провалам и мгновенным воскресениям (вспомним о политических выборах 24 февраля). Но на этот раз ситуация гораздо хуже, чем раньше. Он сам это знает или начинает понимать, хотя вчера он опровергал тяжесть случившегося в своем первом официальном заявлении.

Двадцать лет тому назад, когда Кракси получил первое предупреждение о предварительном расследовании его деятельности, не все были уверены в его падении.

Это стало понятно через несколько месяцев, когда лидер социалистов оказался вовлеченным в целую серию расследований и избрал ссылку, чтобы не подвергнуться аресту. Такая же реакция последовала вслед за обвинением Андреотти в связях с мафией. Многие не верили в невероятный сценарий обмена поцелуями с Тото Риина. Предшественники Берлускони имели разные характеры и избрали разные пути решения своих судебных проблем, но было слишком очевидно, что прокуратура готовила Берлускони ту же судьбу. Урок двадцатилетней давности свидетельствует о том, что не имеет смысла притворяться, что ничего не происходит. Что есть, то есть.
 
Можно и должно спорить по поводу поведения миланских судей, которые осудили Кавалера. Недвусмысленными сигналами являются мера пресечения, превышающая ту, которую потребовал прокурор, признание отягчающих обстоятельств в деле превышения полномочий (мера пресечения за это преступление только что была пересмотрена бывшим министром Северино, нужно напомнить, что была введена оспариваемая более легкая мера, которая недавно позволила бывшему руководителю провинции Милана, члену Демократической партии Пенати избежать наказания), пожизненный запрет на занятие государственных должностей и вызывающее удивление обращение к прокуратуре с просьбой начать следствие в отношении свидетелей со стороны защиты, подозреваемых в даче ложных показаний.

Очень скоро новый вердикт будет подтвержден, как продемонстрировали судьи апелляционного суда, которые всего лишь за три месяца утвердили решение суда по делу Fininvest. По нему Берлускони был осужден на четыре года. Берлускони остается только бегство (многие вчера высказывали такое предположение) или обращение в Кассационный суд. Но наивно питать иллюзии, что суровые сентенции, подтвержденные во второй инстанции, не окажут влияния на членов Высшего суда и не повлияют на окончательный вердикт.

Конец Второй республики (лучше сказать ее падение по юридическим причинам, которое началось давно не только по вине Берлускони, но и из-за общей волны коррупции, захлестнувшей местную администрацию) оставляет после себя еще худшую пустоту, чем та, что возникла после падения Первой республики. Действительно, ударная волна Tangentopoli сопровождалась негодованием общества, желающего обновления, что было выражено на референдумах в 1991 и 1993 годах. Была введена мажоритарная избирательная система. Граждане получили возможность, вскоре отмененную, напрямую избирать правительство и радикально обновлять состав парламента.
 
Но перемены, начавшиеся в эти годы, очень быстро застопорились, сменившись неразберихой, сопровождающейся непрерывными политическими схватками, которые продолжаются вот уже двадцать лет. Так день за днем мы и пришли к нынешней ситуации. Ослабленная политическая система, неспособная к внутренним реформам, не могла не пасть под натиском сильных судебных институтов. Только судебной системе и удалось пережить институциональный кризис и период, когда никакие реформы не проводились.
 
Падение Берлускони для большей части населения страны, постепенно сократившейся до трети, считавшей его своим идолом и доверившей ему свои мечты и страхи, одним ударом устраняет все иллюзии. В настоящий момент левоцентристы не могут представлять собой альтернативу с помощью или без помощи членов движения Грилло и других депутатов парламента. Правительство с широким представительством, которое должно было способствовать общественному умиротворению, после бесполезной и бесконечной гражданской войны, может быть, еще некоторое время просуществует в подвешенном состоянии. Но оно не обладает политической гибкостью и необходимым влиянием, чтобы выстоять в этот тяжелый момент. Несмотря ни на что, многие постараются за него ухватиться, как за плот во время бури.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.