МОСКВА (Рейтер) — Москва - застрельщик антипутинских выступлений - охладела к демократии и не так озабочена доходами, как «дальнее Замкадье». Провинция же готова отозваться на экономическую стагнацию жесткими протестами, против которых Кремль не рискнет действовать как на Болотной, считают аналитики, предсказавшие крупнейшие за 13-летнее правление Путина массовые акции.

«Проблема для власти - что протесты вышли за пределы Москвы», - сказал журналистам президент Центра стратегических разработок Михаил Дмитриев, представляя социо-психологическое исследование в партнерстве с ведущими социологическими лабораториями Левада-центр, ФОМ и ВЦИОМ.

Доклад подготовлен для Комитета гражданских инициатив Алексея Кудрина, экс-министра финансов и товарища Владимира Путина.

ЦСР когда-то предсказал выход на зачищенное российское политическое поле «рассерженных горожан», омрачивших возвращение Путина на третий президентский срок. Теперь центр обнаружил, что падение популярности Путина прекратилось девять месяцев назад, и большинство в 143-миллионной стране по-прежнему не видит ему альтернативы в роли гаранта стабильности, хотя теперь этому сопутствует не массовый оптимизм, как в первые путинские годы, а, наоборот, скепсис.

«Потеря надежды на развитие страны - она очень серьезна», - сказал Дмитриев.

Кремль подчеркивает опору на традиционный слой сторонников в глубинке; его пропагандисты рисуют протестные столичные слои пресыщенной и развращенной публикой, бунтующей от безделья. Больше десятка участников столкновений с полицией уже несколько месяцев ждут за решеткой приговора по «Болотному делу».

Но при этом общий запрос российского общества на демократию, преимущественно западного типа, заметно вырос и намного превышает тягу к тирании или монархии, сказал Дмитриев, который в 2000 году среди других реформаторов писал экономическую программу первого президентского срока Путина и четыре года был первым замом министра экономики.

«В целом в России, по данным нашего опроса, сторонниками демократии являются две трети населения», - сказал ученый.

Дмитриев отвел приверженцам разного рода деспотий нишу в 10% и указал на парадокс: за год в глубинке стало больше предъявляющих спрос на гражданские свободы по сравнению со столицей.

«В Москве спрос на демократию упал, и не исключено, что сильно», - сказал Дмитриев. При этом ученые обнаружили высокий уровень тревожности в российском обществе, оценив его в 60 с лишним процентов в глубинке и в 80 с лишним в столице и крупных городах. Причиной чего чаще всего является неуверенность в завтрашнем дне: за пределами Москвы людей беспокоят их доходы, а в столице - социально-политическая среда и моральная атмосфера.

На этом фоне 60-летний Путин воспринимается большинством как психологический оплот последней надежды, и его положение выгодно отличается от последних лет правления Бориса Ельцина, чьи рейтинги обрушились под занавес 1990-х.

«Есть масса причин, по которым люди держатся за Путина как за политический якорь», - сказал Дмитриев.

«Мы очень далеки от ситуации Ельцина конца 90-х».

 

«РАЗ - И ПОДОЖГЛИ»

 

По его словам, падение доверия к власти «уперлось в непробиваемый пол», и волна ее консервативных инициатив вошла в резонанс с представлениями большинства о базовых ценностях, таких как патриотизм.

Дмитриев сказал, что прекращение снижения популярности власти стало неожиданностью для его команды.

«Мы не видели факторов, которые формируют непробиваемый пол рейтинга», - сказал он, затруднившись предсказать, сколь долго продлится стабилизация электоральных рейтингов, которые до этого неуклонно снижались два года.

В июне озабоченный почти полной остановкой экономического роста Путин разрешил потратить более $40 миллиардов государственной пенсионной кубышки на оживление экономики, выбрав для их освоения новые мегапроекты под гул критиков, указывавших на сомнения в эффективности предыдущих трат.

Дмитриев сказал, что в случае нарастания экономических трудностей на улицы готовы выйти свыше 40% трудящихся в России в целом и лишь около 15% - в Москве, описав ситуацию в столице как «политическую демобилизацию». При этом по сравнению с экономическим кризисом-2009 люди воспринимают выход на улицу «как норму, а не девиантное поведение», - сказал ученый.

«Для властей в этой ситуации неудобно даже простое замедление роста», - сказал Дмитриев.

«Ухудшение экономической ситуации стало опаснее для власти, чем в 2009 году. Есть очаги протеста - города-миллионники... Протестность, распределенная в регионах, это тревожный звонок для властей».

Он привел в пример июньские события в Новохоперске под Воронежем, где митинг недовольных планами добычи никеля обернулся поджогами буровых вышек и автомобилей, а несколько человек были арестованы.

«Раз - и пошли-подожгли. Типичный региональный протест. Но против этих людей власти пока не готовы применять силу, как против москвичей», - сказал Дмитриев.

«И ситуация такая - во многих местах. Для власти это должно быть дискомфортно».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.