Нынешний кризис, возникший в связи с вопросом о том, использовало или не использовало сирийское правительство химическое оружие, развивается по хорошо установленному сценарию. Соединенные Штаты решили, что виноватым в этой истории, скорее всего, является правительство Башара аль-Асада, тогда как Россия намерена подождать до того момента, когда будет завершены проводимые ООН инспекционные действия. Однако она уже весьма недвусмысленно дала понять, что возлагает на оппозиционные силы всю вину за применение химического оружия, которое, по ее мнению, было захвачено ими из правительственных арсеналов.

Москва настоятельно призывает международное сообщество к тому, чтобы позволить инспекторам продолжить свою работу, а это может занять недели и в итоге не дать никакого определенного результата. Любая дальнейшая отсрочка является политически невозможной для администрации Обамы, которая в настоящий момент находится под колоссальным давлением как со стороны внутренних политических сил, так и со стороны своих союзников в Европе и на Ближнем Востоке, поскольку от нее требуют выполнить обещание президента относительно «красной линии».

Теоретически сирийское правительство допускает необходимость подобного рода миссии, однако все это, скорее всего, закончится так же, как и предыдущие попытки проверить массу противоречивых утверждений относительно разного рода зверств, совершенных в ходе продолжающейся уже два года гражданской войны.

Сирийские солдаты


Россия готова продолжить использовать свое право вето для того, чтобы помешать получению Соединенными Штатами любого рода одобрения военных действий. И, вероятнее всего, Москва, если виновная сторона не будет определена, продолжит обвинять повстанцев, а не силы Асада и не согласится с любым американским планом с целью наказания Дамаска. Таким образом, если только Москва не согласится с тем, что существуют неопровержимые свидетельства виновности Асада, нынешняя тупиковая ситуация останется без изменений. Выход для Америки будет состоять в использовании НАТО для нанесения бомбового удара по Сирии.

Читайте также: Американцы попросили ООН не продолжать следствие в Сирии

Ухудшение американо-российских отношений с 2011 года сводит на нет практически любую вероятность совместной многосторонней операции по обеспечению безопасности смертоносных арсеналов. Учитывая глубокую убежденность Владимира Путина в том, что Россия была введена в заблуждение по поводу намерений Вашингтона установить бесполетную зону над Ливией с целью создания безопасных районов для беженцев, Москва будет рассматривать любое предложение относительно принятия конкретных действий в отношении Сирии как скрытый предлог для осуществления смены режима. Если Вашингтон хочет действовать более жестко в Сирии, то ему придется это делать без одобрения со стороны Совета Безопасности. Поэтому не вызывают удивления сообщения о том, что администрация Обамы тщательно изучает прецеденты, установленные в ходе натовской интервенции в Югославии в 1999 году - военной операции, совершенной без благословения со стороны ООН.

Как и в 1999 году, в краткосрочной перспективе Вашингтон должен действовать против предпочтений Москвы, и Россия мало что способна сделать для того, чтобы прямо противостоять действиям Соединенных Штатов. В конце концов, Сирия не имеет договора о взаимной обороне с Российской Федерацией, который бы заставил Москву рассматривать нападение на Сирию как нападение на себя. Россия, несомненно, прибегнет ко всевозможным процедурным возражениям в ООН и начнет громогласную риторическую защиту Сирии, однако, как это было и в ходе войны в Косово, она ничего не сделает для того, чтобы напрямую дать себя вовлечь в этот конфликт. Поэтому для администрации Обамы, вероятно, нет необходимости рассматривать риск прямого столкновения с Россией по поводу Сирии. Хотя случайная бомбардировка китайского посольства в Белграде во время натовской кампании напоминает о том, что американским военным планировщикам следует проявлять исключительное внимание и не включать такие цели на территории Сирии, которые были бы связаны с риском гибели российских гражданских лиц или советников, что имело бы весьма негативные, хотя и непреднамеренные последствия.

В более длительной перспективе итоги могут оказаться более смешанными. С одной стороны, Россия  выдвинула несколько важных инициатив, которые она не хотела бы прерывать. Северная распределительная сеть (The Northern Distribution Network) является весьма выгодной для российских фирм, занимающихся транзитом, хотя Россия, как Пакистан, способна принять решение о прекращении транзита в Афганистан на какой-то период или ввести лимиты (возможно, запрет на перевозку военных грузов или введение требования о том, что все перевозки НАТО должны осуществляться неамериканскими операторами), что окажет существенное влияние на выполнение операции в Афганистане. Россия может также принять решение об ограничении  экономического сотрудничества в результате разрыва политических связей. Например, на прошлой неделе государственная нефтяная компания «Роснефть» объявила о планах строительства завода по переработке сжиженного природного газа с компанией Exxon-Mobil, что является важным шагом, если Россия надеется получить со своим газом более значительную долю на привлекательных в финансовом отношении азиатско-тихоокеанских рынках.

Встреча президента РФ Владимира Путина с Махмудом Ахмадинежадом


Также по теме: Разочарованные саудиты возлагают надежды на Россию

С другой стороны, Россия может принять решение о выходе из поддерживаемого Соединенными Штатами режима санкций в отношении Ирана и протянуть руку помощи новой администрации во главе с Хасаном Роухани (который встретится с Путиным и с председателем Китая Си Цзиньпином в Киргизии в следующем месяце). Путин может продолжить чинить препятствия американским планам и стратегиям по всему миру, пытаясь повысить цену действий Соединенных Штатов.

Однако втайне Москва, возможно, вполне готова к тому, чтобы позволить Соединенным Штатам ввязаться в еще один кризис на Ближнем Востоке, характер которого будет зависеть от особенностей осуществления удара по Сирии. Удара, который в свою очередь в долгосрочной перспективе вынудит Соединенные Штаты заниматься не только Сирией, но и Ираном. Новая фокусировка внимание Соединенных Штатов на том, что происходит на Ближнем Востоке, лишит Вашингтон любой возможности уделять время, внимание и ресурсы российским попыткам реинтеграции бывшего советского пространства под региональным руководством Москвы. (очевидно, что в обозримом будущем это на практике будет означать окончание любого «разворота в сторону Азии» (pivot to Asia). С учетом недавних заявлений Соединенных Штатов о том, что при отсутствии резолюции ООН Вашингтон не будет действовать один, а попытается заручиться поддержкой своих союзников, это может вновь оказать давление на целостность НАТО, организации, которая уже находится в стрессовом состоянии в связи с выполнением военной операции в Афганистане.

В течение последнего десятилетия мантра американского внешнеполитического истеблишмента относительно России называлась «селективное сотрудничество» - Соединенные Штаты будут продолжать сотрудничество с Москвой в тех областях, которые в наибольшей мере отвечают интересам Америки, однако будут сохранять свободу действовать, если это необходимо, вопреки предпочтениям России. Однако у Соединенных Штатов мало хороших опций в отношении Сирии, тогда как Россия не особенно склонна помогать Вашингтону, и поэтому, возможно, именно Москва будет в будущем в большей мере осуществлять эту «селекцию».

Николас Гвоздев - старший редактор журнала National Interest, а также профессор в области исследований проблем безопасности Военно-морского колледжа США. Мнение автора статьи может не совпадать с мнением редакции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.