Министр иностранных дел и сотрудничества Хосе Мануэль Гарсия-Маргальо (José Manuel García-Margallo) выступит в среду 11 сентября в Парламенте с докладом, проясняющим позицию Испании в отношении Сирии. Об этой позиции уже сообщил Белый дом, разместивший на своем официальном сайте 6 сентября пресс-релиз, в котором сообщалось, что десять стран (Австралия, Саудовская Аравия, Канада, Южная Корея, Испания, Франция, Италия, Япония, Великобритания и Турция) поддержали США и выпустили совместное коммюнике по Сирии.

Текст коммюнике был согласован и подписан в рамках встречи «Большой двадцатки» в Санкт-Петербурге. В понедельник 9 сентября число подписавших увеличилось с 11 до 25 после присоединения еще одной группы стран, в числе которых была Германия. Затем к коммюнике присоединились еще восемь стран, среди них два члена ЕС - Польша и Португалия.

Германия, изначально не подписавшая документ, присоединилась к нему позже. Довод Министерства иностранных дел о том, что до подписания Меркель хотела провести консультации на европейском уровне (с кем? с Эштон?), звучит неубедительно, поскольку четыре ведущих европейских державы уже поставили свои подписи под коммюнике.

Дело в том, что, судя по всему, Меркель не захотела сразу же подписывать документ, оставлявший для США возможность нанесения удара без предварительного согласия Совбеза. Но впоследствии она пересмотрела свою позицию, опасаясь очередных обвинений в том, что она бросает своих союзников в самый ответственный момент.

Первое рабочее заседание участников саммита "Группы двадцати"


Читайте также: Саммит G20 и сирийский кризис

Вопрос заключается в следующем: что в тексте документа могло вызвать беспокойство Меркель до такой степени, что она не стала его подписывать?

В первую очередь, документ считает неоспоримым факт применения химического оружия сирийским правительственными войсками, рассматривая это как угрозу мировой безопасности.

Весь текст пронизан фразеологией сдерживания, а отнюдь не интересами защиты мирного населения. «Если на вызов Асада не будет дан ответ, - говорится в тексте, - то риск распространения этого оружия возрастет». От языка коммюнике просто веет запахом войны: «в самой жесткой форме осуждает», «призывает дать решительный ответ». Но особенно интересно то, что именно здесь прослеживается та самая возможность, которая так напугала Меркель. Коммюнике готовит почву для интервенции без санкции Совбеза ООН.

«Подписавшие поддерживают резолюцию Совета Безопасности [...], но признают, что СБ бездействует вот уже в течение двух с половиной лет». И это наталкивает их на мысль о том, что «мир не может зависеть от нескончаемых и бессмысленных процессов, которые могут привести лишь к еще большим страданиям сирийского народа и усилению региональной нестабильности». А ставит вопрос о необходимости «поддержать усилия США и других стран (не ООН, обратите внимание) по запрету использования химического оружия».

Несмотря на витиеватый язык, суть коммюнике предельно ясна: если Совбез не предпримет каких-либо шагов, то США сделают это вместо него. И тут же, будто ничего не произошло, вновь подчеркивается стремление подписавших стран к тому, чтобы Совет Безопасности сыграл важную роль в установлении контроля над запасами сирийского химического оружия. При этом коммюнике указывает, что гражданский конфликт не имеет военного решения и должен быть урегулирован путем переговоров в Женеве.

Направленность резолюции, по крайне мере, когда она разрабатывалась на прошлой неделе, ясна: гражданская война, гуманитарная катастрофа в Сирии и усилия по ее прекращению - это одно, а химическое оружие - совершенно другое. Десять стран, поддержавших США посредством коммюнике, предпочли бы резолюцию Совбеза, но, даже не являясь его членами, они как будто были готовы оказать дипломатическую и политическую поддержку Обаме, если бы он в одностороннем порядке решил нанести удар по Сирии.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.