Цицерон как-то назвал пиратов «врагами всех», а некоторые эксперты в последнее время говорят о пиратстве как об исключительной модели бизнеса. По состоянию на 2011 год пираты держали в заложниках около 600 моряков, а выкуп порой составлял много миллионов долларов. Некоммерческая организация из Колорадо Oceans Beyond Piracy в 2011 году дала свою оценку пиратству, заявив, что в тот год оно обошлось торговому флоту в шесть с лишним миллиардов долларов. А поскольку норма прибыли в этом деле составляет от 25 до 30%, пиратство это «по сути дела, квинтэссенция рационального, нацеленного на максимальный доход предпринимательства, о котором пишут в учебниках по неоклассической экономике»,  заявил экономист Питер Мидлбрук (Peter Middlebrook).

Эти предприниматели, если их можно так называть, в последние годы понесли некоторые потери, отчасти из-за деятельности человека по имени Нил Макбрайд (Neil H. MacBride). В этом месяце Макбрайд покинул свой пост федерального прокурора Восточного округа штата Виргиния. Он обрел известность благодаря своей работе по вопросам нарушений прав интеллектуальной собственности и авторских прав. Однако для сомалийских пиратов Макбрайд стал самым отъявленным юридическим врагом, потому что вместе с коллегами он добился вынесения первого обвинительного приговора пиратам в США с 1820 года. Покидая свой пост, Макбрайд имел в своей коллекции уже 26 обвинительных приговоров пиратам – и все это за два года. Это стало существенным отходом от практики прошлых лет, когда Соединенные Штаты старались держаться в стороне от дел по пиратству. 

Пиратство это первое международное преступление, и международное законодательство, а именно, Конвенция ООН по морскому праву, позволяет любой стране преследовать пиратов в уголовном порядке. Но до сих пор не существует международного закона, который бы четко определял ответственность за пиратство, хотя оно на протяжении многих лет представляет серьезную опасность. Об этом говорит Клей Мэйтланд (Clay Maitland), работающий старшим партнером в компании International Registries, надзирающей за судовым регистром Маршалловых Островов. В сравнении с морским правом нормы международного права по захвату самолетов, например, действуют весьма четко и неизменно выполняются. 

Эксперт по морской безопасности Майкл Фродл (Michael G. Frodl) говорит об этом так: поскольку осудить пирата может любая и каждая страна, никто не хочет этого делать. Дела по пиратству зачастую связаны с дорогостоящими процессами и задержаниями, а освобожденные заключенные могут попросить убежища.

Поэтому на протяжении многих лет богатые страны, такие как США и Британия, делегируют полномочия по преследованию и наказанию пиратов странам победнее, таким как Кения и Сейшельские Острова, подслащивая эту неприятную пилюлю деньгами и строительством новых тюрем. (Согласно серии соглашений, подписанных НАТО и ЕС, их страны-члены будут финансировать исправительные учреждения и органы уголовного судопроизводства в Кении, на Сейшелах и на Маврикии до 2014 года, выделив на это более 30 миллионов долларов.)

Ситуация изменилась в 2009 году, когда четыре сомалийских пирата захватили контейнеровоз Maersk Alabama, шедший под американским флагом. История произошедшего после захвата (капитан Ричард Филлипс (Richard Phillips) пять дней находился в океане на спасательной шлюпке, а бойцы из подразделения «морских котиков» провели драматическую спасательную операцию, уничтожив троих пиратов) легла в основу фильма, в котором главную роль играет Том Хэнкс. Картина выйдет на экраны через несколько месяцев. (Признаюсь: я написал очерк, который включили в материалы для прессы, относящиеся к этому фильму, и надеюсь, что мне за него заплатят.) В данном случае пираты впервые напали на американское судно с американским экипажем, которое шло под американским флагом. 

А спустя два года были убиты четверо американских яхтсменов на яхте Quest. «Все зашло настолько далеко, - сказал мне Фродл, - что откладывать решение проблемы было уже невозможно». Поскольку речь шла об американском флаге, уголовное преследование на территории США стало неизбежно. Хотя американский закон о пиратстве не менялся с начала 20-го века, его формулировки остаются весьма ясными и четкими: «Любой, кто совершит в открытом море преступление пиратства, как оно определено международным правом, а впоследствии будет доставлен или окажется в США, подлежит пожизненному заключению». 

У Макбрайда и его коллег было много юридических вариантов, говорит Юджин Конторович (Eugene Kontorovich), преподающий право в Северо-Западном университете. Обвинение использовало множество законов из американского кодекса, которые касались буквально всего, от нападения и грабежа судов до нападения с применением опасного оружия на должностных лиц и сотрудников федерального ведомства. Сейчас преследовать пиратов в уголовном порядке начали и некоторые другие страны, однако Соединенные Штаты отличаются особой суровостью наказаний. Переводчик и переговорщик Мохаммед Сааили Шибин (Mohammed Saaili Shibin), участвовавший в захвате яхты Quest, отбывает 12-летний срок за совершенное преступление. Кроме того, он должен выплатить более пяти миллионов долларов в счет возмещения убытков.

Откуда такое рвение в Восточной Виргинии? Для начала, из-за географии. В юрисдикцию Макбрайда входила крупнейшая в США военно-морская база в Норфолке, куда обычно привозили задержанных пиратов. Но важнее другое. Макбрайд решил выделить достаточно средств и сил, чтобы вести дела широко и как следует.

Кроме того, как говорит Конторович, дела Макбрайда «открывались и закрывались» на основании собранных улик. На протяжении многих лет боровшиеся с пиратами в Индийском океане военные моряки были вынуждены освобождать до 80% задержанных и подозреваемых в пиратстве людей – и не потому, что никто не хотел их судить, а потому что у моряков было недостаточно улик. Но что касается дел Maersk Alabama и Quest, то ВМС США быстро прибыли на место и зафиксировали факты нападений. В 2011 году, когда были осуждены напавшие на судно U.S.S. Nicholas, Макбрайд заявил: «Вооруженные нападения на суда под американским флагом будут иметь самые серьезные последствия в судах США». 

Дошел ли этот сигнал до пиратов? Похоже, что данное заявление как минимум помогло: по данным ООН, пираты с мая 2012 года не осуществили ни одного успешного нападения на торговые суда в Индийском океане. (Правда, они захватывали рыболовецкие шхуны и местные торговые суда, о чем сообщает аналитическая фирма по вопросам пиратства OCEANUSLive. А по данным Международного морского бюро, сообщающего о фактах пиратства, 34 моряка были взяты в заложники.)

Справедливости ради надо сказать, что не все лавры принадлежат Макбрайду. Уголовные дела в США это лишь часть решения проблемы. Многие говорят, что сейчас на многих судах часто присутствует частная вооруженная охрана. Эта тенденция усилилась с 2010 года, когда некоторые страны договорились дать разрешение судам под их флагом брать на борт охрану с оружием. 

Противопиратские оперативные группы из стран ЕС, НАТО и других государств также внесли огромный вклад в эту работу. В 2011 году военно-морские силы стран ЕС начали использовать беспилотные летательные аппараты и данные разведки с целью размещения боевых кораблей таким образом, чтобы ни один пиратский катер не остался незамеченным. Результат налицо: многих пиратов удалось спугнуть, и возник мощный элемент устрашения. (Однако военные ассигнования на противопиратские патрульные действия урезаются, и хотя сейчас за решеткой находятся более тысячи пиратов, на свободе, согласно данным ООН, их остается от трех до четырех тысяч.)

Между тем, международные организации работают над тем, чтобы остановить потоки денежных средств, попадающих к главарям пиратов. В этом деле немалую помощь оказывают и довольно новые организации, такие как форум добровольцев под названием «Контактная группа по пиратству у берегов Сомали».

Наверное, все это поможет загнать пиратов в тупик. Однако эксперт по морской безопасности Фродл говорит об этом весьма осторожно. Он считает, что бывший пират – это пират в режиме ожидания, который ждет своего часа, надеясь на благоприятную возможность. Люди, тщательно наблюдающие за Индийским океаном, отмечают, что пиратские нападения продолжаются, просто процент успешных захватов судов снизился. Пираты не дураки: они читают новости в интернете и разбираются в геополитике, как и все остальные. Они знают: несмотря на суды и тюрьмы, пиратство все равно появится там, где в бедных водах проходят суда с большими богатствами. 

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.