Кризис в Венесуэле, неправильно интерпретируемый левым политическим движением, ставит перед обществом вопрос, который затрагивает основы выживаемости «боливарианизма». Может ли правящая партия изменить самоубийственный курс, по которому движется Венесуэла, как, например, это сделал в свое время Хомейни в Иране, Дэн Сяопин в Китае или Владимир Путин в России?

В понедельник президент Венесуэлы Николас Мадуро всенародно объявил о начале великого наступления против  «экономической войны», развязанной капиталом. Наступление, как это и ожидалось, венесуэльцы восприняли с чувством глубокого разочарования. Наступление, объявленное лидером Венесуэлы сравнимо с тем, как если бы в один прекрасный день международная религиозная и благотворительная Армия Спасения объявила войну Гитлеру, чтобы  победить его танковые армады.

С экономической точки зрения правительственные меры лишь усилят кризис в стране. Население почувствует это на себе уже в январе 2014 года. Последствия «великого наступления» Мадуро можно также сравнить с нападением японцев на американскую базу в Перл-Харбор. Сначала временное улучшение военного положения, затем полное поражение.

С политической точки зрения, если эти шаги предприняты, чтобы победить во что бы то ни стало на предстоящих в декабре этого года  муниципальных выборах и тем самым показать, что народ поддерживает предложенную ранее модель развития страны, выглядят все очень сомнительно.

Можно ли спасти проект Уго Чавеса?

Кризис в Венесуэле, неправильно интерпретируемый левым политическим движением, ставит перед обществом вопрос, который затрагивает основы выживаемости «боливарианизма» (боливарианизм, исп. Bolivarianismo, - левое политическое движение, названное по имени руководителя борьбы южноамериканских колоний за независимость от Испании Симона Боливара. Цель боливарианизма - исключение влияния стран, не входящих в регион, обеспечение экономической и иной независимости за счет самообеспечения на основе народно-демократических ценностей – прим.пер).

Может ли правящая партия изменить самоубийственный курс, по которому движется Венесуэла, как, например, это сделал в свое время  Хомейни в Иране,  Дэн Сяопин в Китае или Владимир Путин в России?

Последние шаги венесуэльского руководства говорят о том, что они поспешны и ошибочны. Меры тотального контроля и регулирования экономики страны лишь приведут к увеличению бюрократического аппарата и коррупции. Похоже, что Николас Мадуро  далек от реальной жизни и пребывает в политико-экономическом распутинизме, что вызывает большую тревогу за будущее страны.

Другой жизненно важный вопрос: в случае массовых волнений в Венесуэле способно ли правительство Мадуро/Кабельо быть идеологически сдержанным и не проводить избирательных репрессий, чтобы избежать коллапса (Диосдадо Кабельо - председатель Национальной ассамблеи Венесуэлы - прим.пер.)?

Как показывает опыт Египта, когда население страны разделено на два непримиримых лагеря, то никакие современные технические средства - например, установка 30-ти тысяч камер интегрированной системы  мониторинга в 16-ти египетских городах с возможностью идентификации человека по изображению лица, использование программного обеспечения для контроля социальных сетей - не способны предотвратить массовых акций протеста.

Кто должен стать новым Чавесом?

Для стабилизации ситуации в Венесуэле необходимо выполнить два условия.

Во-первых, необходимо выработать политико–экономическую программу, которая могла бы повести за собой народ. Те меры, которые были объявлены Мадуро в понедельник, не могут изменить ситуацию в стране к лучшему, а лишь способны ее ухудшить. Как тут не вспомнить изречение знаменитого аргентинского генерала, который сказал: «Вчера мы были в шаге от бездны. Сегодня мы шагнули в нее».

Во-вторых, необходимо срочно найти другого Уго Чавеса или венесуэльского Дэн Сяопина, который смог бы за собой повести народ и возглавить неизбежный переход страны к 6-ой Республике. В нынешней новой политической элите таким человеком мог бы стать вице-президент по экономике, министр энергетики и нефти Венесуэлы Рафаэль Рамирес.

Остальные члены кабинета министров Венесуэлы - посредственности и оппортунисты.
 
Если внутренняя расстановка сил в руководстве страны не позволит Рамиресу возглавить переходный период, то тогда остаются два кандидата: экс-министр обороны Диего Молеро или губернатор штата Зулия Франциско Ариас Карденас.

Организованный народ

Идея левых о том, что организованный народ может спасти боливарианское движение, ошибочна. Уго Чавес смог создать для народа образ врага в лице абстрактного американизма. Однако этот образ так и не смог стать доминирующим в обществе и не воспринимается как предмет для социального, экономического и политического освобождения страны.

Спустя годы воздействия образа врага на народные массы население страны стало еще более дезориентированным перед лицом реальностей. К сожалению, Мадуро делает все возможное для того, чтобы народ и дальше продолжал оставаться в невменяемом состоянии, и рассказывает ему о явлениях Уго Чавеса. Хотелось бы спросить, кто надоумил президента Венесуэлы, который никогда не был верующим,  делать это? Что это за идиот, который внушил главе государства: чтобы  получить больше голосов избирателей, надо пойти на такую хитрость?

Интеллигенция  и военные

Большая часть интеллектуалов в Венесуэле куплена или запугана, они не понимают, что время, отпущенное для возможного спасения страны, заканчивается. Когда народ не имеет реального влияния на правительство, когда интеллигенция не имеет никакого общественного влияния, а элита пребывает в коме, то возможность боливарианского военного переворота становится реальностью.

Весьма трагичным было бы возвращение Венесуэлы в 1992 год (события февраля 1992 года в Венесуэле известны как «путч» и были организованы Уго Чавесом - прим.пер.).

К сожалению, как показывают последние события, боливарианское движение не способно к самовозрождению, как это случилось в Иране, Сирии, в коммунистическом Китае или путинской России.

Хайнц Дитерих - известный немецкий ученый, профессор Автономного столичного университета (Мексика). В 1996 году придумал и описал термин «социализм XXI века».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.