Возможно, это прозвучит цинично, но «полезные» войны сделали наш мир во многих смыслах безопаснее. Историк Стэнфордского университета Ян Моррис пришел к такому выводу, проанализировав историю человечества за последние 10 тысяч лет.

 

Handelsblatt: Г-н Моррис, в своей книге Вы разделяете войны на «полезные» и «вредные». Звучит провокационно. 

Моррис: Да, абстракции действительно должны привлекать внимание. Но, на мой взгляд, мне удалось подобрать вполне точные определения. Полезные войны – это такие войны, которые делают наш мир больше, безопаснее и благополучнее. До Ледникового периода на свете не было войн. На протяжении долгого времени человеческая история не знала полезных войн, и конец династии Хань в Китае или распад Римской империи являются тому примерами. Империя, ведущая вредные войны, обречена на исчезновение. 

 

— То есть войны, по Вашему мнению, сделали наш мир, если можно так сказать, лучше. Но ведь это довольно циничное противоречие, Вы не находите?

— О да, меня результаты моего исследования тоже весьма удивили. Я пришел к выводу, что в человеческой истории войны всегда являлись движущей силой. Множество полезных вещей, которые мы имеем сейчас – система социального обеспечения или, к примеру, услуги зубных врачей – появились в результате войн. Конечно, это звучит парадоксально, но фактом является также то, что войны сделали наш мир безопаснее и богаче.

 

— Я так вижу, явление войны влечет Вас, как магнитом. Но не могли бы Вы немного поточнее объяснить, как войны сделали мир больше и безопаснее?

— Когда в ходе вооруженного конфликта одна страна побеждала и порабощала другую, это всегда выглядело отвратительно. Но история свидетельствует о том, что когда победившая страна становилась больше, а форма правления у нее была достаточно гибка, то следующие правители после непосредственных победителей в той или иной войне первым делом старались помочь бывшим побежденным адаптироваться в новых для них условиях. Этот процесс, конечно, занимал продолжительное время, но общество в долгосрочной перспективе оказывалось в выигрыше. А чтобы общество росло, сначала должна случиться война. За последние 10 тысяч лет история практически не знает примеров того, что общества росли без того, чтобы этому предшествовали войны. Очень редко бывало так, что некая страна добровольно теряла независимость, чтобы присоединиться к некой другой стране. В этом смысле Европейский Союз является счастливым исключением. Ребенком я всегда думал, что ЕС – это очень скучное образование. Но сейчас я понимаю, что «скука» в этом смысле очень хороша. 

 

— Как бы мир выглядел сейчас, если бы в прошлом никогда не было войн?

— Очень скучным. Наверное, в мире жило бы всего несколько миллионов человек. Мы бы постоянно перемещались с места на место, как это делали общества, занимавшиеся охотой и собирательством. Продолжительность жизни при этом была бы крайне мала. Это был бы совсем другой мир по сравнению с нынешним. 

 

— А в каком смысле мир стал безопаснее?

— По сравнению с каменным веком вероятность насильственной смерти снизилась на 19 процентных пунктов. Археологические находки свидетельствуют о том, что в каменном веке вероятность насильственной смерти составляла от 10 до 20%. Иначе говоря, каждый пятый человек в те времена умирал насильственной смертью. Сегодня же эта вероятность составляет 0,7%.

 

— А как Ваш тезис соотносится с событиями первой половины прошлого века?

— Даже во времена ядерного оружия и геноцида вероятность умереть насильственной смертью составляла около 1%. Это очень впечатляет. В последние 30 лет эта вероятность составляет 0,7 процента. Мир стал гораздо более безопасным, чем был прежде – пусть даже в это трудно поверить, когда смотришь новости по телевизору. И я думаю, что причиной тому являлись войны прошлых времен. 

 

— Но Вам придется признать, что в мире снова и снова применяется насилие. Как это было, например, в первой половине прошлого века. 

— Да, иногда такое случалось. После распада Римской империи или империи Хань мир пережил фазу вредных войн, длившуюся около тысячи лет. 

 

— А как насчет нацизма?

— Надо быть, конечно, сумасшедшим, чтобы считать, что нацистский режим был полезен. То же самое можно сказать и о режимах Мао и Сталина. Но долгосрочный тренд от этого не меняется. Начиная с самого каменного века, насилия в мире становится все меньше. Хотя в разное время эта тенденция то усиливается, то ослабевает. Ну и, конечно, в совсем уж специфичных случаях все эти наши рассуждения не играют никакой роли и не помогут тем, кто пал жертвой насилия.

 

— В наше время население Земли активно растет. Если я правильно понимаю Вашу логику, то в мире постепенно назревает новая большая война.

— Это было бы очевидным следствием развития событий. Когда-нибудь действительно случится новая большая война. Но после нее появилось бы некое мировое правительство, а смертность от насилия упала бы до нуля. Однако мы знаем также, что это не должно произойти и не произойдет. Потому что оружие в наше время имеет слишком большую разрушительную силу. Так возникает еще один парадокс. 

 

— Почему люди именно сейчас сосуществуют друг с другом мирно?

— Важными причинами этого являются огромный потенциал насилия, экономическая интеграция и культура. Я никого не убиваю, потому что боюсь наказания за это. Сегодня санкции за преступления очень хорошо продуманы. В нынешней глобальной ситуации потенциал вооруженного вмешательства имеют США. В XIX веке такой сверхдержавой была Великобритания. Во времена, когда еще не было глобальных структур, существовали региональные державы, такие как династия Хань. Все эти системы старались создать мирный порядок изнутри. История также свидетельствует о том, что когда разваливается некая империя, тотчас же поднимается новая волна насилия. 

 

— Какие выводы могут сделать политики из стратегических принципов, сформулированных в Вашей книге?

— Принципиальный посыл таков: решай свои проблемы без войны. Но полностью исключать военный вариант тоже нельзя, потому что в мире всегда существуют режимы, применяющие насилие. Так что разные страны должны быть готовы ответить насилием на насилие. 

 

— Насколько велик, на Ваш взгляд, военный потенциал на сегодняшний день?

— Ближайшие 40 лет будут самыми опасными за всю историю человечества. Причиной тому служит постепенное исчерпание полезных ископаемых. Кроме того, наше оружие становится все более и более разрушительным. Потенциал США по сохранению мира во всем мире постоянно ослабевает. В то же время все более важную роль играет технологическая интеграция. Если она станет еще интенсивнее, то мы сможем избежать применения насилия. 

 

— А в каком регионе мира опасность наиболее велика?

— На Среднем Востоке военный потенциал особенно велик. Наибольшая опасность разрушительного насилия кроется, однако, в Восточной Азии, где просто невероятными темпами развивается Китай. Если взглянуть на решающие моменты мировой истории, то рост таких держав неизменно оканчивается катастрофой. Подъем Германии и США в конце XIX подтверждает это. В данный момент, конечно, совершенно невозможно себе представить, чтобы Америка начала войну против Китая, но определенный риск в Восточной Азии имеет место.

 

— Но разве Китай сам еще не стал империей? В этом плане сравнение с Германией, которая тогда стремилась к мировому господству, несколько «хромает». 

— Многое из того, что говорит сейчас китайское руководство, похоже на то, что говорили немецкие политики после 1890 года. Это касается даже самых умеренных политиков. США окружили Китай военными базами – своими и своих союзников, таких как Южная Корея, Япония, Индонезия или Австралия. Так что, со стратегической точки зрения, Китай угодил в ловушку, потому что он очень сильно зависит от международной торговли, которая, в свою очередь, основывается на альянсах, в которых ведущую роль играют американцы. Все эти споры китайцев с Японией или Филиппинами имеют целью прорваться сквозь цепь островов, которые, по сути, принадлежат проамериканским альянсам. Так что стратегически позиция Китая весьма уязвима.

 

— А Китай располагает достаточными силами, чтобы бороться против США военными методами?  

— Нет. Но китайцам за последние годы удалось многое изменить. 20 лет назад американские военные корабли буквально бороздили пролив между Китаем и Тайванем. Сегодня они больше не могут себе этого позволить. И все-таки, если бы война разразилась, то Китай бы проиграл ее. Однако он вполне мог бы всего за пару дней раз и навсегда покончить с независимостью Тайваня. Китаю пока еще очень далеко до того, чтобы стать полноценным противником США, но он стал уже намного сильнее. Дальность полета китайских ракет уже достигла 700 километров. Поэтому в случае войны США больше не смогли бы разместить свои самолеты на Тайване и даже в Японии. Ситуация меняется очень быстро, но эти изменения не обязательно должны привести к войне.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.