Германия сосредоточилась на вопросах формирования правительства, и популистские партии, выступающие против ЕС, наверняка добьются неплохих результатов на выборах в будущем году.

Выборы в Германии закончились, и теперь Берлин и Париж выступят с важной инициативой по спасению европейского проекта. В будущем году мы будем отмечать столетие Первой мировой войны, и в год юбилея европейское руководство будет выглядеть выгодно и благоприятно на фоне тех слабых и растерянных лидеров, при которых Европа окунулась в кровавое побоище. Перед предстоящими в марте выборами в Европарламент решительные действия и вдохновенные речи Франции и Германии оттолкнут выступающие против ЕС партии, которые сегодня набирают силу во многих европейских странах.

Все это лишь ваши мечты, господа евролюбы, ваши мечты. А теперь вернемся к действительности. Новое правительство Германии появится только после Рождества. На переговорах немецкой коалиции, которые должны завершиться на следующей неделе, европейскими делами занимается (что за название!) подгруппа рабочей группы по финансам. А еще эту подгруппу называют «Регулирование банков, Европа, евро». Для всех трех участников переговоров, а это Христианско-демократический союз Ангелы Меркель, баварский Христианско-социальный союз и оппозиционные социал-демократы, главные вопросы в повестке — внутренние. Введение минимальной заработной платы, энергетическая политика, двойное гражданство, предлагаемый дорожный сбор — все это для них важнее будущего европейского континента.

Немецкие политики знают, чем на предстоящих выборах привлечь избирателей к своим партиям. Поскольку рядовые немцы уже пришли в ритмичное движение рождественского шопинга, большинство из них не ощущает уколов кризиса евро. В Германии безработица среди молодежи составляет около 8%, в то время как в Испании 56%. Человеку в берлинском метро кризис Европы кажется очень и очень далеким, и совершенно неактуальным — настолько, что это даже трудно передать. В отличие от рядового мадридца, он, выходя из метро, не наталкивается на горы валяющегося на улицах вонючего мусора.

Читайте также: Германия дает Европе команду «смирно»

Когда правительство Германии будет сформировано, его европейская политика станет результатом компромиссов между тремя главными органами власти — доминирующей над всем федеральной канцелярией, Министерством финансов и Министерством иностранных дел, которые и сами поделятся в политическом плане на христиан и социал-демократов.

Ведущая держава Европы, с нежеланием берущая на себя роль лидера, будет вынуждена идти на новые компромиссы с Францией, у которой взгляды на ряд ключевых вопросов очень сильно отличаются. Во Франции слабый президент Франсуа Олланд, который не может осуществить реформы у себя в стране, не говоря уже об оказании помощи другим. Стареющая и все более неравная пара Германия-Франция, отметившая в январе довольно мрачную золотую свадьбу, на которой немецкая супруга решительно дефилировала в брюках, будет вынуждена учитывать мнение и озабоченности таких ценных партнеров как Польша, а также предложения, исходящие из европейских институтов.

Герт Вилдерс, нидерландский политик


И в этом разноголосом оркестре должен раздаться громкий звук рожка, который поставит на колени скептиков всех стран и призовет европейцев голосовать за Европу? Ха, ха, ха.

В связи с вышесказанным это будет самая интересная в Европе избирательная кампания с момента начала прямых выборов в Европарламент в 1979 году — ибо по всей Европе появилось просто поразительное разнообразие национальных протестных партий. Все эти партии огульно и лениво называют популистскими, но этим словом невозможно описать их многообразие. При всем неуважении к Партии независимости Соединенного Королевства и к немецкому Альянсу за Германию, который выступал против евро, было бы совершенно неправильно ставить их на одну доску с греческой неофашистской «Золотой зарей», партией «За лучшую Венгрию» и французским Национальным фронтом. Это не говоря уже о каталонских националистах и о движении Беппе Грилло «Пять звезд» в Италии, которые находятся на самом краю правого фланга. Ближе к политике ксенофобии французского Национального фронта, но с многочисленными национальными и субнациональными вариациями находятся такие группировки как бельгийский «Фламандский интерес», Партия финнов в Финляндии (до недавнего времени она называлась «Истинные финны»), Датская народная партия и так называемые Партии свободы в Австрии и Голландии.

Два самых умелых лидера этих сил Марин Ле Пен (Marine Le Pen) из французского Национального фронта и Герт Вилдерс (Geert Wilders) из голландской Партии свободы, начали попытки сплотить их. После весенних ухаживаний эта странная пара на прошлой неделе пообедала в Булонском лесу в элегантном ресторане La Grande Cascade и исполнила там некий политический эквивалент свадебного танца в Гааге.

Также по теме: Остерегайтесь усиления влияния европейского движения чаепития

«Сегодня начинается освобождение от европейской элиты, этого монстра из Брюсселя», — кричал Вилдерс. «Патриотические партии, — вторила ему Ле Пен, — хотят вернуть свободу нашему народу вместо того, чтобы отдавать свои бюджеты брюссельским начальникам». А в пятницу состоялся вальс в Вене, где австрийская Партия свободы, шведские демократы, итальянская Лига Севера и «Фламандский интерес» осторожно сделали несколько туров с Ле Пен.

Я очень удивлюсь, если эти партии не смогут показать хорошие результаты на европейских выборах. От нынешнего руководства в Берлине, Париже и Брюсселе я не жду вообще ничего (а про Лондон надо просто забыть), что может обернуть вспять грандиозный электоральный каскад. По опросам эти партии обычно поддерживают от 10 до 25% избирателей, но за этими цифрами скрывается более широкое общественное недовольство безработицей, мерами жесткой экономии и брюссельской бюрократией, которая продолжает изрыгать нормативы, касающиеся характеристик вашего пылесоса и объема воды, которым вы можете смыть нечто в своем унитазе. Кандидат от немецкого ХДС на европейских выборах сказал мне, что аргументы «Альянса за Германию» против евро и против Брюсселя находят неплохой отклик у многих местных активистов.

Я на пару месяцев уйду в творческий отпуск и не буду писать регулярные комментарии, потому что хочу закончить книгу о свободе слова (это важнейшее право, закрепленное в европейской конвенции по правам человека, которым эти партии пользуются по максимуму). Вернувшись, я буду готов к доброй драке с Ле Пен, Вилдерсом, партией «За лучшую Венгрию» и иже с ними. Но с этим разобщенным, медлительным и скучным европейским руководством я не испытываю иллюзий и не думаю, что мы сможем остановить пресловутый каскад. Но что будет, если я окажусь прав со своими догадками?

У большинства этих партий есть одна общая черта, состоящая в том, что они националистические. Поэтому им будет трудно договориться о чем-то, кроме своей общей неприязни к ЕС. Если у них появится мощное представительство в Европарламенте, то немедленным следствием этого станет сближение социалистов, консерваторов и либералов основного течения. Тогда появится явная «большая коалиция» в Берлине и скрытая большая коалиция в Брюсселе.

Но проблема больших коалиций заключается в том, что поскольку основные центристские партии несут бремя ответственности за государственное управление, оппозиционное поле остается широко открытым для протестных партий. С другой стороны, успех этих «антипартий» поможет, наконец, сплотить молодое поколение европейцев на защиту тех достижений, которые они воспринимают как нечто само собой разумеющееся. 1914-м годом это не станет, но спустя сто лет Европа снова начинает жить в интересное время.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.