Веками образование и воспитание в Иране сопровождались телесными наказаниями. У иранцев даже есть пословица, которая доказывает необходимость столь странного сочетания: строгость учителя лучше, чем доброта отца. Теперь мы живем в век новейших технологий и прогресса, когда многие учителя получают хорошее образование и прекрасно разбираются в психологии и педагогике. Однако даже сейчас время от времени появляются сообщения о средневековых методах обращения с учениками. Поэтому, учитывая особую специфику работы учителя, все кандидаты на эту должность просто обязаны проходить психологическое тестирование.

Если мы обратимся к разным интернет-сайтам, посвященным данной проблеме, то увидим шокирующие фотографии последствий наказания учеников, снятые на любительские фотокамеры. Новости на эту тему периодически появляются из разных мест, и вполне естественно, что за несколькими громкими эпизодами телесного наказания учеников и неадекватного поведения учителей скрываются и такие, которые не получили общественной огласки, хотя они могли сильно повлиять на психику детей и негативно отразиться на их дальнейшей жизни. Между тем, согласно действующему в Иране Закону об образовании, запрещается любое физическое наказание учащихся, запрещается оскорблять их и задавать за проступки дополнительное домашнее задание. Речь о наказаниях идет в 67 – 85 пунктах пятой и шестой статей Закона. В 76-м пункте прямо говорится о запрете телесного наказания, особенно в начальной школе. Согласно закону, учителя и другие сотрудники школ не имеют права даже в самой мягкой форме наказывать особо провинившихся учащихся, потому что для поддержания дисциплины существует отдельная инструкция, которую и следует применять в случае необходимости.

Спасение из тюрьмы

Несколько дней назад в иранских СМИ появилась информация о том, что в провинции Гилян на севере страны один из учеников получил наказание в виде лишения свободы. В одной из деревень в окрестностях города Сияхкель в результате ссоры между двумя девятилетними учениками директор школы наказал одного из них, которого счел виновным, и запер в сарае. Мальчик продолжал находиться там даже после того, как закончились уроки, и был выпущен из «школьной тюрьмы» только после того, как один из случайно оказавшихся рядом местных жителей услышал его плач.

Педагогика в крови, а шланг в руке

Наказания учеников одним этим не заканчиваются. До сих пор некоторые учителя, инспекторы и директора школ в педагогических целях берут в руки шланги и пластиковые трубы или, точь-в-точь как много лет назад, когда еще были детьми наши родители, используют ручки и карандаши не для того, чтобы ими писать, а чтобы вставлять в ногти ученикам. Это при том, что школа считается вторым домом детей и подростков и поведение учителя влияет на формирование личности ребенка точно так же, как и поведение родителей. Ведь так много случаев, когда некорректные действия какого-то учителя отрицательно сказалось на дальнейшей жизни его ученика или ученицы, и наоборот, многие люди, добившиеся успеха, обязаны этим своему наставнику, который добросовестно относился к профессиональным обязанностям. Несмотря на это, некоторые учителя продолжают вести себя непедагогично. Как видно, такие люди перед устройством на работу не проходят никакой психологической проверки на предмет профессиональной пригодности. Эту проблему мы обсудили в беседе с генеральным директором консультационного отдела Министерства образования Ирана Хасаном Фарзанде-Халеди.

Иранские школьницы


Отсутствие точных данных о психических заболеваниях учителей

Учитывая тонкие нюансы профессии учителя, кажется весьма целесообразным проводить специальное психологическое тестирование всех кандидатов, претендующих на эту должность. Это необходимо делать для того, чтобы быть уверенными в психическом здоровье людей, которые намерены заниматься преподаванием и обучать большое количество детей и подростков, а также иметь возможность в случае необходимости предпринять соответствующие меры для лечения или обучения самих дипломированных педагогов. На вопрос о том, существует ли такое тестирование, генеральный директор консультационного отдела Министерства образования ответил корреспонденту Javan: «Официально подобного тестирования нет, потому что обычно назначение людей на должность учителя происходит после предварительного отсева претендентов, в ходе которого выбираются люди совершенно здоровые. Исключением являются форс-мажорные обстоятельства, такие как катастрофы или несчастные случаи, например, землетрясение, в ходе которого человек мог потерять многих членов своей семьи. В таком случае по его требованию, в каком бы районе страны он ни проживал, незамедлительно формируется группа консультантов в сфере образования, которым и предстоит решить сложившуюся проблему». Между тем чиновник сообщил, что в их распоряжении нет какой-то статистики о количестве учителей, возможно страдающих психическими расстройствами.

Министерство образование занимается учениками, а не учителями

Мы напомнили генеральному директору консультационного отдела Министерства о тех печальных инцидентах в школах, которые периодически происходят в разных уголках страны, и спросили его, имеется ли в его ведомстве какая-то программа для установления и отсева учителей, страдающих психологическими заболеваниями. На это Фарзанде-Халеди ответил следующее: «Задачей нашего Министерства является работа с учениками, и по большей части мы заняты в этой области».

Комментируя высказывание о том, что психологическое здоровье учителей имеет большое значение, потому что они находятся в ближайшем контакте с учениками, наш собеседник добавил: «Учитывая то, что с самого начала все претенденты на должность учителя проходят строгий отбор и занимается этим большое число государственных контролирующих ведомств, нет нужды в составлении какой-то специальной программы».

Затем мы позволили себе задать следующий вопрос: «Тогда почему сейчас, в XXI веке, в период столь мощного общественного прогресса, когда все мы ждем от учителей нормального отношения к своим подопечным, до нас доходят страшные сообщения о свирепых наказаниях в школах, которые больше напоминают средневековые пытки?»

Генеральный директор консультационного отдела ответил на наш вопрос следующим образом: «Если учитель проявит слабину или хотя бы даст это почувствовать, директор школы проведет с ним необходимую разъяснительную работу. Если же иногда мы сталкиваемся с более серьезной проблемой, работник, как и все другие, отправляется в специальные консультационные центры».

По словам Фарзанде-Халеди, поскольку случаи применения учителями физического наказания являются довольно редкими, каждый из них рассматривается в отдельности.

Все уровни специальной подготовки учителей

Генеральный директор консультационного отдела рассказал нам о специальной подготовке, которую проходят учителя для установления контакта с учениками и решения возникающих в ходе этого проблем. Данную подготовку осуществляют на трех уровнях. Первые два проходят в нынешнем университете Фархангиян, который раньше назывался Центром подготовки учителей, и по учебным пособиям образовательной программы. На третьем уровне все будущие учителя, которые планируют поступить на работу в государственные учебные заведения, должны сначала пройти обучение начальному этапу работы, в ходе которого они знакомятся с такими понятиями, как психологическая и поведенческая адекватность и неприкосновенность личности. На третьем уровне будущие педагоги получают также навыки прямого и непрямого обучения. Фарзанде-Халиди добавил, что часть полезных компетенций прививается в неофициальной обстановке и люди специально готовятся работать именно в таких условиях. Однако кажется, что такая подготовка учителей не всегда приносит свои плоды.

Светоч храма науки

Учитель - это посланец, который, как мать или отец, любя ребенка, передает ему знания и заботливо учит его всему тому, что знает сам. Тем не менее иногда некоторые учителя забывают о том, что оставляют глубокий след в душе каждого ребенка. Таких учителей немного, однако при верном планировании и контроле Министерства образования они могут учиться вести себя более корректно. Понятно, что неуравновешенные педагоги принадлежат к 21% людей иранского общества, которые страдают различными психическими расстройствами, но они вполне могли мы поправить свое психологическое состояние, чтобы школы действительно стали для детей в Иране храмами науки, ведь именно им предстоит строить будущее своей страны.

Перевод с персидского Тарасовой Светланы

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.