Вечером 10 декабря Франсуа Олланда ожидают в Банги. Эта поездка стала настоящим сюрпризом со стороны главы государства, потому что военная операция едва успела начаться. Прошлой ночью участвующие в «Сангари» войска уже понесли первые потери. Двое французских солдат погибли в перестрелке с отрядами бывшей коалиции «Селека» во время операции по зачистке района Янгато. Чуть позже днем французским военным пришлось вновь вступить в бой.

В понедельник утром казалось, что все идет хорошо. Офицеры бывшей «Селеки» не торопясь попивали чай в тени манговых деревьев и рассказывали о том, как отбили в четверг атаку на Банги. Они говорили о причинах, которые подвигли их присоединиться к восстанию, замалчивая, тем не менее, совершенные ими преступления. Среди них были полковник Бишара, бывший продавец обуви с центрального столичного рынка, которому надоела жизнь второсортного гражданина. Генерал Яйя Эскут, который отсидел два года при режиме свергнутого в марте Франсуа Бозизе (хотя в 2003 году он оказался в числе тех, кто помог тому прийти к власти). Был там и бывший гуманитарный работник Хусейн, который говорил, что хочет продолжить нежданно свалившуюся на него военную карьеру.

Процесс возвращения солдат в казармы, казалось, шел своим ходом. По подсчетам офицеров, в лагерь Беал (один из четырех на территории столицы) пришли 2017 военных. С улыбкой на лице один полковник все же признал, что не стал сдавать технику и оставил ее дома.

«Все эти люди вокруг хотят нашей смерти»


К середине дня обстановка в «боевом» квартале заметно спокойнее. Порывы ветра поднимают облака красной пыли. Французские солдаты занимают огневые позиции на одной из улиц после перестрелки с бывшими повстанцами из «Селеки». «Вот там дом генерала Муссы Али», — говорит пришедший оценить ситуацию Ле Гран. В нескольких метрах пуля попадает человеку в живот. Местные бегут, подняв кверху руки.

Потом появляется зеленый пикап с четырьмя пассажирами. «Глуши двигатель», — распоряжается французский солдат. «Оружие нам нужно для защиты. У нас приказ от Министерства водных и лесных ресурсов», — говорит самый беспокойный из четверки, в розовой рубашке и солнцезащитных очках. «Моего отца недавно убили. Они забросили к нему гранату. Все эти люди вокруг хотят нашей смерти. Обеспечьте нам сопровождение, и можете забрать оружие», — обращается водитель к французскому солдату. В конечном итоге у них все же отбирают АК-47.

Вся толпа, которой уже изрядно надоели бесчинства «Селеки», бурно аплодирует. Обрушивает на врагов град оскорблений. Требует мщения. В стороне мужчине с сыном едва удается избежать самосуда и расправы: их называют сторонниками «Селеки» (правда то или нет, нам неизвестно). На спине подростка глубокие следы от ударов. Французы уводят обоих, потому что иначе тем просто не выжить. Эме-Сезар рассказывает, как на него напали два дня назад. У него на голове несколько швов: «Они сказали мне: "Это вы, соседи, показали французам наши дома и сказали, где мы прячем оружие". Бойцы "Селеки" начали стрелять по нам просто потому, что мы аплодировали французам».

Неподалеку от него несколько вышедших на улицу местных жителей требуют, чтобы «разоружение довели до конца». К ним приближается группа разгневанных мужчин, и те готовы в любой момент убежать. «Не уходите, — просит их лидер Шериф. — После разоружения, как только французы ушли, местная молодежь забросала камнями этот дом и даже бросила в окно гранату. Отец и еще два человека погибли. Ответственность за погибших и раненых ложится на Францию».

Пугающие итоги

Чуть дальше, на проспекте Мучеников раздаются выстрелы. Французские десантники ушли с позиций, и все бегут при виде непонятно откуда возникших пикапов. Несколько минут спустя начинается грабеж принадлежащих мусульманам магазинов. Их владельцы отбиваются с мачете и топорами в руках. Военные африканских и французских сил предпочитают не вмешиваться. В 400 метрах отсюда десять мужчин стоят на коленях с наручниками на запястьях. «Один из них участвовал в боях этим утром, мы узнали раненого», — утверждает нашедший у них в машине гранату боец. Пояса с фетишами валяются на дорожной грязи.

После нескольких дней активной работы разведчиков французская армия берется за дело. Крупномасштабная операция в городе с почти что миллионным населением чревата немалыми рисками. Обыскиваются транспортные средства, дома и магазины. Причем иногда весьма бесцеремонно. Находят огнестрельное оружие, мачете, ножи...

В районе Бен Зви люди устраивают расправу над мужчиной, которого называют бойцом «Селеки». По всей столице сообщают и о других жертвах среди христиан и мусульман. Сотрудники «Красного креста» говорят, что за день обнаружили шесть тел. Итоги пяти дней операции выглядят пугающе: по меньшей мере 465 погибших. Их хоронят в братской могиле.

В лагере Беал от спокойной утренней атмосферы нет и следа. На военных грузовиках центральноафриканских сил прибывает все больше людей, которые даже не пытаются скрывать недовольство. «Ополченцы и местная молодежь убили маму и двух двоюродных братьев», — рассказывает еще совсем молодой Саладин. Некоторые обвиняют французских военных в краже денег. Другие утверждают, что у них отобрали документы или телефон. Бойцы бывшей «Селеки», которые сейчас де факто играют роль новой центральноафриканской армии, просто кипят. Как и их генералы.

«Мы движемся к катастрофе, как в Руанде»

В лагере Ру, который служит генеральным штабом для власти, проходит экстренное совещание. Военные хотят устроить облаву на оставшиеся отряды ополчения. Мишель Джотодия обращается к дипломатам и в первую очередь к сидящему по его правую руку послу Франции Шарлю Малина: «Настало тяжелое время. Мы движемся к катастрофе, как в Руанде... Дальше так продолжаться не может. Я сам потерял близких родственников. Восемь человек убиты. Нужно защитить меньшинство. Если вам это не по силам, мы сбежим на север с женами и детьми. Если мы больше не граждане Центральноафриканской Республики, скажите нам это открыто... Пока что сражайтесь с теми, кто напал на нас, а дальше посмотрим. Если вы не хотите, чтобы я был у власти, скажите, и я подам в отставку. Мы соберем чемоданы».

Ответ французского посла предельно лаконичен: «Нужно побороть две тенденции: мщение и религиозный раскол... Франция поддерживает переходный процесс, и его проведение поручено именно вам. В этом нет никаких сомнений». Прозвучали эти слова до гибели двух французских солдат и новости о срочной поездке Франсуа Олланда.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.