После того, как на крыше небоскреба «Бурдж-Халифа» установили электронные бинокли, посетители могут увидеть улицы Дубая... такими, какими они были десять лет назад. В начале 2000-х годов город не имел ничего общего с тем, что сегодня открывается взглядам туристов. Небоскребы необычных форм, которые сегодня являются символом и гордостью Дубая, еще не были построены. Не слышал никто тогда и о насыпных островах. И даже о лыжных трассах.

Если бы бинокли могли заглянуть дальше в прошлое, контраст оказался бы еще разительнее. История Дубая берет начало в XIX веке. В те времена здесь находилась рыбацкая деревушка, а местные жители зарабатывали добычей жемчуга. В начале ХХ века Дубай ждали первые потрясения: пришествие азиатского жемчуга подорвало его экономику. Но в регионе хватало и других ресурсов. В 1958 году были обнаружены запасы нефти и газа. Эти резервы стали для эмиратов прочнейшей опорой, когда они сформировали свою федерацию в 1971 году.

Только вот Дубаю повезло куда меньше соседнего Абу-Даби. Его территория гораздо скромнее, как и запасы углеводородов. Сегодня на добычу нефти приходится всего лишь 4% его ВВП. По необходимости эмирату пришлось диверсифицировать свою экономику и скомпенсировать нехватку ресурсов обостренным коммерческим чутьем.

«Именно умственные способности и открытость миру позволили им найти ресурсы. У них есть предпринимательская жилка», — считает автор книги «Вся правда о Дубае» (Dubaï, utile ou futile?) Марк Лавернь (Marc Lavergne). В основу дубайских инвестиций легли полученные от Абу-Даби и Кувейта займы.

Рыболовы в Дубае, 1960 год


Кроме того, не последнюю роль в продвижении Дубая на первые позиции на мировой арене сыграли амбициозные планы шейха Мохаммеда ибн Рашида аль-Мактума. Этот любитель лошадей и поэзии, которому не чужда гигантомания, пришел к власти в 2006 году. Тем не менее, он еще с 1980-х годов начал заниматься различными проектами, которые должны были завоевать его городу достойное место на политической карте.

«Мы хотим быть первопроходцами. Мы хотим, чтобы Дубай стал мировым центром совершенства и творчества. Мы хотим, чтобы он стал первым городом в мире для торговли, финансов, инвестиций и

туризма в XXI веке», — пишет он в вышедшей в 2012 году книге.

Чтобы добиться поставленной цели, Мохаммед ибн Рашид аль-Мактум хочет все самое-самое. Самое большое, высокое и богатое. Mall of the Emirates до недавнего времени был крупнейшим торговом центром в мире... пока его не потеснил Dubai Mall: 1,1 миллиона квадратных метров торговых площадей, 1 200 магазинов и 5 миллионов посетителей в год. Кроме того, в Dubai Mall расположен самый большой аквариум и самый большой магазин сладостей. Все это — у подножия самого высокого задания в мире: 828-метровый небоскреб «Бурдж-Халифа» неизменно привлекает взгляды.

Дубай — туристический центр для развивающихся стран

В 2012 году в городе побывали 10 миллионов туристов, которые принесли местной экономике 20 миллиардов евро.


«Речь идет о том, чтобы создать спрос, — говорит Марк Лавернь. — Им нужно найти что-то, чтобы заставить говорить о себе, создать у людей желание приехать в Дубай».

В городе бывают самые разные люди, как европейские туристы, так и желающие окунуться в более либеральное общество граждане Саудовской Аравии. Однако главным образом он привлекает жителей крупнейших развивающихся стран и регионов, таких как Индия, Африка, Средняя Азия и Россия.

«Это город-событие. Нувориши находят здесь то, чего нет у них дома».

И заселяются в самые дорогие гостиницы: Burj Al Arab, Jumeirah Beach Resort, Atlantis...

Кроме того, Дубай — это и «супермаркет для бедных». Так, например, в районе Дейра по магазинам ходят уже другие люди: они покупают обувь и драгоценности перед тем, как отбыть восвояси. Как считает работающий в Дубае адвокат Жан-Франсуа Рик (Jean-François Rycx), эмират предлагает «проездной и шопинговый туризм. Иранцы, например, приезжают в Дубай за покупками на Новруз (иранский Новый год)».

Чтобы любой человек чувствовал себя в Дубае как дома, местные компании приспосабливаются ко всем мировым культурам. С приближением Рождества торговые центры заполоняют ели и праздничные украшения. В День Святого Патрика пабы раскрашиваются в ирландские цвета, а на русский Новый год Burj al Arab предлагает клиентам подготовленное специально по случаю меню. Не остаются в стороне и французы. В Дубае можно встретить не только самые престижные французские бренды, но и французскую кухню достаточно высокого уровня — от ресторанов до булочных.

Кроме того, в мае 2013 года эмир поставил перед Дубаем новую амбициозную задачу: разработанная Департаментом туризма и маркетинга программа нацелена на достижение отметки в 20 миллионов туристов в год к 2020 году. Есть у властей и большие планы на всемирную выставку, которая, по их мнению, должна привлечь 25 миллионов посетителей за полгода.

Дубай — на службе мира и финансов

Как бы то ни было, Дубай в первую очередь — не туристический центр, а финансовый мегаполис. Социолог Майк Дэвис (Mike Davis) описывает присущий городу «гиперкапитализм», в котором единственная цель — это максимально возможная прибыль, а не формирование прочной компании. Он сравнивает Дубай с маркетинговым продуктом.

Благодаря стратегически выгодному расположению Дубай стал одним из крупнейших в мире транспортных узлов. В его морской порт и аэропорты прибывают суда и самолеты со всего мира: Ближнего Востока, Средней Азии, Африки, Индии. Таким образом, он некоторым образом поддерживает связь между Китаем и Европой.

«Каждый приезжает в Дубай за тем, что ему нужно, — отмечает Марк Лавернь. Сегодня это третий по величине мировой центр реэкспорта. — Дубай играет активную роль в постмодернистской экономике услуг: в СМИ, связях с общественностью, здравоохранении и образовании. Туда приезжают на лечение и для учебы в американских университетах». Когда Жан-Франсуа Рик впервые приехал туда 16 лет назад, он думал, что увидит обычный нефтяной город: «Но я осознал, что оказался в активно развивающемся региональном центре».

Финансы в Дубае также отличаются динамизмом. Зоны свободной торговли и весьма мягкое законодательство (некоторые даже считают эмират оффшорной зоной) обеспечили Дубаю огромную привлекательность. «Дубай структурирует региональные капиталы, которые пытаются найти опорные точки. Там создаются оперативные центры, управление которыми ведется отсюда», — говорит адвокат.

Дубай привлекает рабочих из Юго-Восточной Азии, молодых специалистов из стран БРИК и опытных западных руководителей, которые стремятся подороже продать свои знания. Представлены все континенты. Сила Дубая в том, что ему удалось в полной мере воспользоваться своими способностями, в то же время сохраняя контроль«, — отмечает Жан-Франсуа Рик. Это предприятие тем опаснее, что на коренных жителей приходится менее 12% населения. А эмигранты не могут получить гражданство.

Вращающаяся башня, Дубай, ОАЭ


«Население не ощущает вовлеченности, и это порождает недоверие, тогда как весь остальной мир считает Дубай чем-то искусственным, — отмечает Марк Лавернь. — Самая сложная задача — сформировать общество».

Индус-водитель такси не ощущает себя в Дубае как дома. Он приехал сюда зарабатывать деньги, и отправляет практически все за границу, семье. Приехавший из Египта банковский служащий ощущает похожие чувства: он знает, что любой неосторожный шаг может обернуться для него выдворением на родину. Даже не всем гражданам ОАЭ удается найти себя в местных стандартах урбанизации, которые ближе к Западу, чем к арабскому миру. Халифе около 50 лет, он родился в эмирате, но далеко от города. Он живет на ферме, разводит верблюдов и ездит на лошади:

«Не люблю город. Городские жители не похожи на нас, у них нет ценностей, они не умеют жить».

Как бы то ни было, стабильное правительство, относительный нейтралитет во внешней политике и процветающая экономика удерживают вместе шаткую конструкцию дубайского общества, несмотря на волнения в арабском мире.

«Дубай стал витриной для всего Персидского залива, — говорит студент-инженер Ахмед аш-Шанти. — Для меня Дубай открывает большие профессиональные возможности. Кроме того, я могу познакомиться с другими культурами».

Дубай — всего лишь мираж?


Дубай внушает людям доверие, и это доверие является ключом к его успеху. Дело в том, что само его существование опирается на способность привлечь всех в свои башни. На людей, которые приезжают сюда работать или полюбоваться видами. На товары и крутящиеся здесь капиталы. Но что случится, когда доверие пошатнется? Финансовый кризис 2008 года позволил сформировать об этом четкое представление. Эмират оказался на краю банкротства, а от дефолта его спасла только помощь соседей из Абу-Даби.

Город вступил в гонку за современностью, которой свойственны циклические спады.

«Они пытаются предугадать потребности, но если спрос отсутствует, если у людей больше нет денег, как это было в 2008 году, все может пойти прахом, — отмечает Марк Лавернь. — Но это нормально, это часть модели. Если спрос слишком низкий, предприятия становятся банкротами, а потом все опять идет в гору. Это циклическая модель экономики, которая неизменно сопряжена с риском».

«Каждый раз думаешь, что это не сработает, но у них получается, — не скрывает удивления Жан-Франсуа Рик. — Взять, хотя бы, зоны свободной торговли. Сначала никто в них не верил, а теперь тут яблоку негде упасть. Или, например, острова. Поначалу они казались мне экстравагантной причудой, но они находят людей, которые готовы выложить несколько миллионов за жмущиеся друг к другу дома на песчаной насыпи в море. Экономика может быть очень резкой, взлетать на вершины и падать в глубины, но в конечном итоге все их проекты работают».

В такой перспективе всемирная выставка является хорошим предзнаменованием. Она сулит доходы в 28,6 миллиарда евро и 277 000 рабочих мест. Кроме того, станет она и подтверждением выбранной Дубаем темы: «Объединение умов, строительство будущего».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.