Абсолютно все этапы производства натурального меха одинаково отвратительны: грязные фермы по выращиванию пушных зверьков, масса доказательств того, что огромное число животных пребывают в полном сознании во время сдирания шкуры, катастрофический ущерб, наносимый меховым производством окружающей среде, и, наконец, элитистский символизм, к которому нас призывают стремиться.

Мех всегда был символом роскоши, показателем того, что вы обладаете достаточной силой, чтобы приговаривать живых существ к смерти исключительно ради собственного удовольствия. Исторически мех являлся показателем того, что человек обладал достаточным богатством для того, чтобы на досуге отправиться на охоту или чтобы позволить другим охотиться в своих владениях. 

В настоящее время мы переживаем эпоху монополизации богатства — эпоху наступления на бедных и резкого роста благосостояния богатых. Поэтому нет ничего удивительного в том, что мультимиллионеры с удовольствием демонстрируют свои меха на подиумах и кокетливо щеголяют ими рядом со своими лимузинами. Эта тенденция создает впечатление «возрождения» натурального меха — именно этот миф так настойчиво продвигают представители меховой индустрии. 

В реальности Британия остается решительной противницей натурального меха. Фермы по выращиванию пушных животных в Англии и Уэльсе были запрещены еще в 2000 году, а результаты опроса общественного мнения, проведенного в 2011 году Королевским общество по борьбе с жестоким обращением с животными, показали, что 95% британцев отказались бы носить натуральный мех, если бы им предоставили такой выбор. Практически все сетевые магазины — от H&M до Selfridges — отказались от продажи меха, а недавняя попытка обойти запрет на натуральный мех, действующий в Harvey Nichols, стоил модному директору Пауле Рид (Paula Reed) ее должности. Многие уважаемые дома моды Британии — от Stella McCartney от Vivienne Westwood — решительно выступают против натурального меха. И подиум от тротуара отделяет не только ценник.

Между тем группы лоббистов, такие как Международная федерация торговли мехом (International Fur Trade Federation, IFTF) прилагают массу усилий к тому, чтобы повлиять на настроения модной индустрии и сыграть на двух ярко выраженных тенденциях: моде на экологичные товары и росте уровня бедности среди молодежи.

Активные попытки представить мех в качестве экологичного товара просто оскорбительны. 85% меха производится на фермах по выращиванию пушных животных, которые по большей части находятся в Китае. Если с трупом убитого животного ничего не делать, он очень быстро начинает разлагаться, поэтому, чтобы предотвратить процесс гниения, мех обрабатывается огромным количеством химических веществ. Производство меха входит в список пяти самых опасных отраслей промышленности по показателям загрязнения токсичными металлами — и этот список составляли вовсе не защитники окружающей среды, а Всемирный банк. Поэтому те, кто называет натуральный мех экологичным, видимо, просто не знают, что этот термин обозначает. 

Другой маршрут лоббистов на подиумы пролегает через студентов. Несколько месяцев назад, когда я брала интервью у Марка Оутена (Mark Oaten), генерального директора IFTF, он объяснил мне, что главным проектом его федерации стал проект по выплате специальных стипендий молодым талантливым дизайнерам. Учитывая то, что сейчас молодые дизайнеры и студенты, изучающие моду, вынуждены жить в бедности и мириться с безработицей, многие из них готовы пожертвовать своими принципами и получить бесплатные швейные машинки, пропуски на модные показы или добиться известности в обмен на новые модные коллекции, в которых используется мех. Натуральный мех появляется на подиумах вовсе не случайно: он является недвусмысленным символом неравенства доходов.

Несмотря на то, что многие отказываются носить новый мех, некоторые все-таки позволяют себе приобретать подержанные изделия из меха. «Винтажность» меха якобы должна аннулировать всю омерзительность процесса его производства, как будто время может сделать неприемлемое более приемлемым. Подержанный мех часто ассоциируется с «гламуром» — тем гламуром, который подчеркивает отстраненность от реальности всеобщего опыта и природы. Неудивительно, что сегодня многие люди стремятся вернуться к стилю 1930-х годов — к той эпохе, когда на экранах кинотеатров появлялись звезды кино в лисьих шубах, чтобы отвлечь представителей рабочего класса от мыслей о том, что им нечего есть и негде работать. 

Модный дизайнер Андре Уокер (Andre Walker) сказал: «Большинство людей не понимает значения слова «декаданс»: они считают, что оно обозначает изысканность и роскошь, хотя на самом деле это нечто вроде гниения».

Когда речь заходит о натуральном мехе, точнее и не скажешь. Меховые изделия — это не что иное, как медленно гниющие куски живой плоти и токсичные химикаты, производимые в огромных количествах, наносящие чрезвычайно серьезный ущерб окружающей среде и людям, которые их носят, и, тем не менее, скрывающиеся под маской роскоши и предела мечтаний — весьма уместная аналогия с состоянием глубокого неравенства в нашем обществе.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.