11 января 1994 года командующий миротворческим контингентом ООН в Руанде Ромео Даллер (Roméo Dallaire) послал телеграмму с пометкой «молния» своему начальству в Нью-Йорк. Ссылаясь на достоверные источники, генерал писал, что военизированное формирование народности хуту, называющее себя Интерхамве (Interahamwe), планирует развязать геноцид против народности тутси в этой африканской стране. Однако вышестоящие инстанции решили не принимать во внимание данное предупреждение. Через 100 дней массовая резня в Руанде повергла в шок население Земли. Тогда послание Даллера получило название «Телеграммы геноцида».

И вот сейчас, когда 7 апреля исполняется 20 лет со времен тех страшных преступлений, во время которых было убито около 800 тысяч человек, история повторяется. В последние месяцы в ООН раздаются голоса, предупреждающие о том, что над Центральноафриканской республикой нависла угроза геноцида после очередного витка насилия между, вспыхнувшего среди христиан и мусульман. Но это предупреждение почти не повлияло на общую тональность газетных заголовков, несмотря на ужасающие фотографии, на которых изображены изуродованные люди и пылающие костры из человеческих тел.

Солдат армии Центральноафриканской республики убивает человека, обвиняемого в поддержке бойцов «Селека»


«Мой опыт учит меня тому, что человек способен совершить чудовищные вещи. Кто бы мог подумать, что спустя полвека после Холокоста в Руанде случится геноцид?» - заявил El Confidencial Жан-Пьер Сагахуту (Jean-Pierre Sagahutu), потерявший в ходе резни между хуту и тутси своих родителей и шестерых братьев и сестер.

Более 1,5 тысячи километров и 20 лет - таково расстояние между обоими преступлениями, и то же самое безразличие людей, которые смотрят на фотографии жертв. Пусть потом никто не говорит, что ничего не знал о происходящем. «Положение очень трудное. Вся страна переживает кризис», - заявил нашей газете Аурелио Газзера (Aurelio Gazzera), итальянский миссионер, проживающий в городе Бозум на северо-востоке Центральноафриканской Республики.


Бедность в этой стране имеет давнюю историю. В марте прошлого года повстанческая коалиция Селека совершила государственный переворот, в результате которого президент Франсуа Бозизе (François Bozizé) бежал, а сама страна погрузилась в политический кризис, продолжающийся и поныне. Он еще более усилился после того, как страну покинули сотни наемников, составлявших основу повстанческой коалиции (большинство из них были уроженцами Чада и Судана, принявшими участие в конфликте в обмен на то, что их обещали отблагодарить несметными природными богатствами, которыми так богаты эти земли), и местное население перестало бояться бывшей коалиции Селека.

Охота на мусульман


Отставка с поста президента бывшего лидера повстанцев мусульманина Мишеля Джотодия (Michael Djotodia) была воспринята с энтузиазмом в стране, 80% населения которой исповедует христианство. Ожидалось, что это приведет к прекращению деятельности антимусульманских патрулей, в последние месяцы установивших свои порядки на улицах. Но ничего подобного не произошло: преступления против мусульманского населения следуют одно за другим. Даже сообщается о том, что имели место случаи людоедства.

Выход из столь драматичного положения представляется крайне затруднительным. В то время как население требует увеличить количество миротворцев (нынешний контингент насчитывает 5,6 тысячи военнослужащих из Африканского союза и французской армии), Международный уголовный суд уже подтвердил свое намерение подготовить предварительный доклад о насилии в африканской стране с тем, чтобы определить, являются ли совершенные там зверства преступлениями против человечества.

«Обвинения включают в себя сотни случаев убийств, изнасилований и сексуального рабства, уничтожения собственности, разбоя, пыток, насильственного перемещения и использования детей в боевых действиях», - заявил в одном из коммюнике главный прокурор Международного суда Фату Бенсуда (Fatou Bensouda). Во многих случаях есть признаки того, что жертвы подверглись насилию по религиозным признакам, добавила она.

Давайте будем реалистами. Прокурор Бенсуда сможет добиться очень малого, если вообще сможет чего-либо добиться. В последнее время органы международного правосудия сильно ослабли ввиду безответственных заявлений африканских руководителей. Так, в мае прошлого года Африканский союз обвинил Международный уголовный суд в преследовании африканцев по расовому признаку, и виновными в драматических событиях, произошедших в Руанде и центральноафриканской республике, были объявлены именно те, кто пытался их урегулировать. «99% рассматриваемых дел направлены против африканцев», - возмущался премьер-министр Эфиопии Хайлемариам Десалень (Hailemariam Desalegn), возглавлявший в то время Африканский союз.

«Никто не может спокойно смотреть на эти фотографии»

Подобные заявления африканских руководителей преследуют определенные цели. В 2012 году Международный уголовный суд подтвердил обвинения и постановил возбудить уголовное дело в отношении президента Кении Ухуры Кениата (Uhuru Kenyatta) по статье преступления против человечества. Кениату обвиняли в организации беспорядков во время президентской кампании 2007-2008 годов, а также в подготовке нападений в долине реки Рифт, в одной из наиболее конфликтных зон. Тогда погибли более 1100 человек, тысячи были вынуждены покинуть свои дома. Как и в Руанде, людей преследовали по национальному признаку.

Раненый мусульманин на улице Банги, беспорядки в Центральноафриканской республике


Несмотря на обвинения, Кениата одержал  победу на президентских выборах, состоявшихся 4-го марта 2013 года. Как только его избрали главой государства, он не замедлили предпринять ответные меры в отношении Международного уголовного суда. В начале сентября, всего лишь за несколько дней до начала судебного процесса, парламент Кении принял постановление о выходе из Римского статута Международного уголовного суда. Тем самым в вопросе его дальнейшей деятельности в этой африканской стране была поставлена точка.

В настоящее время на рассмотрении Суда находятся семь дел, касающихся африканского континента (плюс одно начатое расследование), хотя обвинительный приговор был вынесен только один: в июле 2012 Международный суд приговорил бывшего лидера конголезских повстанцев Томаса Лубангу (Thomas Lubanga) к 14 годам тюрьмы за вербовку детей для участия в военных действиях в Демократической Республике Конго в 2002-2003 годах.

«Никто не может спокойно смотреть на эти фотографии» (сделанные в Центральноафриканской республике), говорит Жан-Пьер Сагахуту. Молодой руандиец, 20 лет тому назад потерявший семью, прекрасно знает, о чем говорит. Как могло это случиться и почему мировое сообщество спокойно на это взирало? Подобные вопросы можно часто услышать на африканском континенте. Подобные преступления сейчас совершаются в Центральноафриканской республике. И международное правосудие снова молчит. А потом мы долго и нудно будем твердить, что нас не предупредили.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.