До крайнего срока подачи заявки на участие в президентский выборах остается всего две недели, но 76-лений Абдель Азиз Бутефлика до сих пор не сообщил, собирается ли он побороться за четвертый по счету мандат. Он держит всех в напряжении с апреля прошлого года, когда его отправили на лечение в парижскую клинику после инсульта. Он стал тенью самого себя в режиме, где балом правят другие тени, и отправляет повсюду противоречивые сигналы. Алжир полнится слухами. Те, кому действительно может быть что-то известно, предпочитают молчать. Те, кто считают, что им что-то известно, убеждены, что он не уйдет. «Он слишком крепко держится за власть, чтобы оставить ее без общенациональных похорон главы государства», — утверждает один. «Он останется, чтобы как можно дольше защищать интересы своего окружения. За ниточки дергает его брат Саид», — уверен второй. «Бутефлика уже успел все подготовить для апрельских выборов. Главная проблема в том, что будет потом», — отмечает третий.

Так, может ли Алжир избрать 17 апреля президента-инвалида? Это стало бы прекрасным символом одряхлевшей системы, которая не в состоянии обновиться и только с трудом выживает. Бутефлика больше не может ходить, а паралич лишил его возможности пользоваться рукой. Раньше он был красноречивым оратором, который в совершенстве владел арабским и французским языками и обожал разглагольствовать на встречах с гостями. Теперь же он постоянно молчит, пытаясь собраться с силами, которых ему сейчас так не хватает. «Мозг работает, а мышление ясное, но тело его больше не слушается. Как несложно понять, он не в состоянии участвовать в выборах», — комментирует ситуацию один дипломат.

Закулисные разборки

Пока все окончательно не прояснилось, внимание специалистов по неизменно туманной алжирской власти привлекает конфликт в командной цепочке режима, который может скрывать за собой тайные договоренности. В противостоянии схлестнулись генеральный штаб армии под командованием заместителя министра обороны Ахмеда Гаида Салаха (74 года), который прошел советскую военную школу и стал командующим армией с подачи президента Бутефлики, и генерал Мохаммед Ламин Медьен по прозвищу «Туфик» (75 лет), глава влиятельного Управления разведки и безопасности (оно вот уже четверть века дергает за ниточки государственной жизни в Алжире).

Читайте также: Лицемерие и некомпетентность алжирского режима

3 февраля генеральный секретарь Фронта национального освобождения Амар Садани первым начал боевые действия и потребовал голову Туфика. Он обвинил его в том, что тот возглавляет политическую полицию, существование которой до того момента никого не волновало. Ко всеобщему удивлению, получилось так, что слуга режима обрушился с жесточайшей критикой на одного из самых опасных представителей властных кругов. Давний запрет был нарушен. Контратака не заставила себя долго ждать: группа журналистов и отставных военных начала второпях, но с завидным энтузиазмом забрасывать грязью генштаб. Один из взявшихся за перо бывших «слуг» режима даже назвал Саида Бутефлику главарем охватившей всю страну масштабной коррупционной сети и параллельно нанес брату президента несколько ударов ниже пояса.

Президентская администрация попыталась призвать стороны к прекращению огня, выпустив пресс-релиз, в котором армия называется «сильным и неделимым институтом». Но напрасно: напряженность так никуда и не делась. «На кону сейчас стоит наследие», — комментирует происходящее один обычно немногословный бывший сотрудник алжирской разведки. Кроме того, не исключено, что стороны сегодня пытаются договориться о замене для президента Бутефлики. Пока что в президентской гонке почти нет известных политических деятелей за исключением бывшего премьер-министра Бутфлики Али Бенфлиса, который впоследствии стал его врагом. Кроме того, в понедельник к спорам подключился Мулуд Хамруш, что может ощутимо изменить расклад. Он возглавлял правительство в конце 1980-х годов и заработал прозвище «алжирский Горбачев». Он выпустил пресс-релиз, в котором призвал всех к «национальному единству» и «консенсусу».

Туфик тоже не сидит без дела. Проведенные им коррупционные расследования позволили собрать неудобные для приближенных Бутефлики материалы. Он с легкостью может поставить кому угодно палки в колеса. Его спецслужбы пустили глубокие корни в обществе, как во времена гражданской войны. Что касается соотношения сил в военных кругах, тут все очень туманно.

Генерал Медьен возглавил спецслужбы в начале 1990-х годов и с тех пор неизменно возводил на трон алжирских «королей». В 1992 году он с группой генералов спровадил президента Шадли, место которого занял впоследствии убитый Мухаммед Будиаф. В 1995 году он обеспечил избрание Ламина Зеруаля, а в 1999 году вернул из изгнания Бутефлику, вместе с которым ему с тех пор приходится работать за неимением возможности избавиться. Большинство его прошлых товарищей сошли с пути из-за возраста, болезней или закулисных политических заговоров. Его alter ego, генералы Ларби Бельгейт и Мухаммед Ламари ушли из жизни. Туфик остался последним живым представителем группы «распорядителей». Но удерживает ли он до сих пор власть? Вполне возможно.

Большинство алжирцев даже не знают, как выглядит Туфик: он старается не привлекать к себе внимания и держится подальше от камер. Такое стремление к анонимности и скрытный характер лишь укрепляют мифический образ, который распространяют как его сторонники, так и критики. Его называют хладнокровным хищником, одержимым теорией заговора параноиком, который готов пойти на самые ужасные вещи, когда ощущает угрозу. В то же время он нем говорят и как о творце консенсусов, которые всегда становятся плодами грамотных переговоров.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.