Категории плохих слушателей

Существуют различные категории людей, которые не умеют слушать. Франсин Эпстайн (Francine Epstein), эксперт в области межличностных отношений, например, различает три вида слушателей по тому, как они слушают другого человека:

 

1 - Советчики: те, кто считают, что их собеседник нуждается в совете или помощи.

2 - Жертвы: когда кто-то им рассказывает что-либо, они начинают обдумывать, как это может на них отразиться.

3 - Судьи: те, кто слушают с критических позиций, чтобы потом одобрить или осудить услышанное.

Бернард Феррари (Bernard Ferrari) в «Наставлении для руководителей по развитию умения слушать» (The executive’s guide to better listening) предлагает следующую классификацию слушателей:

1 - Мыслитель: слушает лишь для того, чтобы проверить, совпадают ли мысли остальных с его собственными.

2 - Ворчун: слушает с презрением и в лучшем случае воспринимает диалог как неизбежное зло.

3 - Демагог: его отличительная черта заключается в том, что он предлагает темы, совершенно не относящиеся к делу.

4 - Настойчивый: мужчины и женщины, которые говорят много и ни о чем, меняя свои воззрения в зависимости от хода беседы.

5 - Всезнайка: люди, которые не могут предложить решений, даже если проблема отсутствует.

6 - Актер: люди, делающие вид, что они внимательно слушают, хотя в действительности их мысли заняты совершенно другим, а обсуждаемые вопросы их совершенно не интересуют.

 

Во время II Мировой войны радиопередачи зачастую слушали урывками, из-за чего люди не могли услышать всего, что говорили дикторы. «Люди включают радио слишком поздно, а выключают слишком рано», — говаривали в ту пору в Великобритании. Нечто подобное, похоже, стало происходить и в 2014 году, причем восклицание «Да ты же меня не слушаешь!» стало прямо-таки обиходным. Эдвард Пансет (Eduard Punset) в своей заметке «Мы говорим слишком много и недостаточно слушаем» упоминает это явление с целью самокритики: «Сколько раз, завершив занятия со студентами, я не замечал, что они были скорее занудными, чем нацеленными на то, чтобы помочь им выстроить свое собственное будущее?»

Алекс Ровира (Álex Rovira), написавший, среди прочих книг, и «Счастливую судьбу» (La buena suerte), решил проанализировать этот вопрос в статье под названием «Уметь слушать, уметь говорить», побывав на лекции журналиста Мануэля Кампо Видаля (Manuel Campo Vidal) о том, как правильно слушать. В США тоже есть люди, задающиеся этим вопросом, в частности Николас Карр (Nicholas Carr), автор книги «Что делает интернет с нашими умами?», в которой указывает на то, что люди все чаще слушают других поверхностно.

Таким образом, стремление к краткости и быстроте изложения может привести к тому, что все большее число людей будет испытывать трудности при общении со своими собеседниками даже при отсутствии провалов в памяти (на них часто ссылаются люди, утверждающие, что их похитили инопланетяне и насильно удерживали на своих летающих тарелках). Сейчас появляется все больше центров, где учат правильно слушать, и это весьма показательно, поскольку это качество должно закладываться в нас с рождения.

Пеп Мари (Pep Marí), заведующий отделом спортивной психологии в Центре повышения производительности труда в Сан-Кугате (Sant Cugat), в Каталонии, ведет курсы «Искусство слушать». Их название соотносится с мнением американского психолога Дэниэла Гоулмана (Daniel Goleman), написавшего в своей знаменитой книге «Эмоциональный рассудок» (более пяти миллионов экземпляров были проданы в 30 странах), что умение слушать представляет собой одно из важнейших качеств людей, которые умеют работать с клиентами и управлять как своими, так и чужими эмоциями.

Если говорить о конкретных курсах, которые ведет Пеп Мари, то их посещают в основном руководители предприятий и организаций, тренеры, преподаватели, «в общем, все те, кто работает с людьми, которых они должны расположить к себе и получить от них желаемый результат», говорит психолог, перу которого принадлежат такие книги как «Счастье — не главная цель» (La felicidad no es el objetivo) и «Учимся у чемпионов» (Aprender de los campeones). 

Как только обучаемые занимают свои места, Мари проводит с ним ряд упражнений с целью внушить мысль о том, что самая ужасная глухота — это когда человек сам не желает слышать. Во время одного из упражнений участники распределяются по парам и в течение трех минут излагают свою точку зрения по вопросу, который может вызвать противоречивые мнения, например: смертная казнь, единобрачие или независимость Каталонии. Во время проведения упражнения действуют три правила: не перебивать говорящего в течение отведенных ему трех минут, предельно точно воспроизвести все то, что он только что изложил и, выслушав все его доводы, сказать, можете ли вы особо отметить какую-либо из высказанных им точек зрения. «90% участников не выдерживают этого первого упражнения», отмечает заведующий отделом спортивной психологии.  

«По большому счету, мы больше думаем о том, чтобы отстоять собственную точку зрения, чем выслушать других. Поэтому я всегда говорю, что слушать — значит быть готовым измениться, — размышляет Мари. — Сейчас этот вопрос актуален как никогда, поскольку мы слушаем не только мало, но и плохо, что значительно затрудняет работу в коллективе». Из сказанного Мари напрашивается вывод о том, что во время разговора необходимо, прежде всего, искать точки соприкосновения с собеседником, «потому что, если ты будешь искать различия, то, как только обнаружишь хотя бы одно, то тут же перестаешь слушать и готовишься к тому, чтобы возражать», считает специалист.

Касаясь того, что препятствует нормальному течению разговора, Мари указывает на ряд важнейших психологических функций, присущих разговору. В частности, многим людям не нужно ничего, кроме того, чтобы их выслушали, хотя они сами вовсе не готовы поступать так же по отношению к остальным. Не зря говорил известный британский политик Уинстон Черчилль: «Нужна смелость, чтобы встать и выступить, но еще большая смелость нужна, чтобы сесть и выслушать».

Для того, чтобы научиться слушать, наверное, стоит походить на тренинги, поскольку они основаны именно на активном восприятии речи. «Людям все больше нравится слушать самих себя, чем других, — считает Сирах Бечич (Siraj Bechich), врач-терапевт и одновременно директор школы CoachSí, — поскольку это проще и создает видимость активности».

Но слушать — значит не только воспринимать звуки, но также понимать язык движений, тональность голоса, эмоции, то, что сказано и недосказано, соотносить услышанные слова с тем контекстом, в котором они произносятся. Одним слушание — «это многогранный процесс», поясняет специалист, объясняя, что активное слушание предполагает активную работу всех пяти чувств в процессе общения и умение читать между строк. Более того, умение слушать является одним из главных требований к тем, кто проводит тренинги. В частности, чтобы стать признанным авторитетом в этой области, подобно Бечичу, необходимо документально подтвердить, что вы потратили не менее 2.500 на то, что слушали разных людей. «Нужно не только услышать другого человека, но и понять его. Именно с этой целью и проводятся тренинги, потому что в реальной жизни нас так не слушают», — размышляет Бечич. 

«Слушать кого-либо, — продолжает он, — значит выйти за пределы своего внутреннего мира и соприкоснуться с миром другого человека. Однако, обычно, когда говорит кто-то другой, мы стараемся заставить его побыстрее замолчать, перебивая его чуть ли не на каждой фразе.

В результате нам нравится лишь начало какого-либо процесса, в том числе и беседы, а все то, что не вызывает в нас немедленного удовлетворения своей свежестью, приводит к невыносимой скуке, в силу которой мы и прерываем собеседника, о чем говорил выше Бечич… Некоторые психологи также указывают на то, у взрослых людей все чаще наблюдается невнимание к тому, что говорят другие, а также то, что интернет-культура может лежать в основе того, что все большее число граждан не в состоянии бегло прочитать длинный текст или выслушать собеседника без провалов в памяти.    

«Как врач, я не думаю, что у взрослых наблюдается больший недостаток внимания. Все дело в том, что сейчас сложнее поддерживать линейное внимание, особенно, если на человека одновременно воздействует целый ряд побудительных мотивов. Но все же я считаю, что причина этого заключается не в новых информационных технологиях, в совокупности целого ряда факторов», — подчеркивает Бечич, который не только проводит тренинги, но также и работает врачом. 

Касаясь данной темы, американский нейроученый Гари Смолл (Gary Small), директор Центра исследования памяти и старения при Калифорнийском университете (США), указывает на то, что интернет и современные технологии в целом укрепляют некоторые нейронные цепи, способствуя тому, что мы в большей степени задействуем мозг и благодаря этому тратим меньше энергии.

При этом Смолл также обратил внимание на то, что передовые технологии приводят к снижению способностей улавливать определенные детали во время беседы, в частности, эмоциональный контекст разговора и стоящий за ним невербальный язык: движения и жесты. Это, в свою очередь, поставило вопрос о том, ведут ли нынешние информационные технологии к усилению наших личных способностей и утрате социальных.

На этот вопрос отвечает Карлес Эшсера (Carles Escera), заведующий кафедрой психиатрии и клинической психобиологии Барселонского университета: «В настоящее время с помощью нейронауки пытаются объяснить любое социальное явление, но наш мозг то не изменился и продолжает руководствоваться все теми же принципами».

И все же, продолжает он, «до сих пор не было проведено ни одного исследования, которое позволило бы сделать вывод о том, что мы с каждым разом говорим все быстрее, а слушаем меньше. Это не столько объективные данные, которые можно подтвердить научными методами, сколько личное восприятие ряда людей, разделяющих данную точку зрения».

Эшсера, который также возглавляет научно-исследовательский институт мозга, познания и поведения, указывает, что «именно по этой причине, ввиду отсутствия научных исследований, которые бы подтвердили данную гипотезу, я не могу выступать в качестве эксперта, а лишь высказать свою личную точку зрения, как любой другой человек. Действительно, нервная система имеет ограниченные возможности по обработке и хранению информации, вследствие чего при избыточном ее количестве она легко может быть утрачена. Невозможно, например, вести беседу и при этом переписываться по электронной почте или с помощью смс. Но эту точку многие могут как поддержать, так и отвергнуть».

Аналогичное мнение высказывает завкафедрой психиатрии и относительно растущего невнимания у взрослых, на что указывает ряд авторов (наиболее характерным выражением этого является рассеянность и импульсивность). «Это весьма сложная тема, поскольку при смене критериев диагноза автоматически меняются и процентные показатели. Раньше отсутствие внимания приписывали лишь детям, в то время как про взрослых говорили, что они могут быть импульсивными, рассеянными или испытывающими стресс. Нечто подобное происходило и с аутизмом. До недавнего времени считалось, что в Каталонии отмечено 80 случаев этого заболевания. Однако после того, как стали применяться современные методы диагностирования, оказалось, что их число неизмеримо выше: около 1.800», — отметил ученый.

Альберт Коста (Albert Costa), научный сотрудник Университета им. Помпеу Фабры (Pompeu Fabra), также указывает на необходимость проведения дополнительных исследований для выяснения того, действительно ли мы говорим все больше, а слушаем все менее внимательно. Ученый долгие годы исследовал те механизмы, которые использует человеческий мозг для надежной и быстрой обработки устной речи. Считается, что наша диаграмма связей (карта мыслей) состоит приблизительно из 50 тысяч слов, из которых мы обычно используем порядка двух тысяч. Альберт Коста даже подсчитал, сколько времени уходит у нас на то, чтобы превратить мысль в слово: 200 миллисекунд (то есть, меньше ¼ секунды). «Было бы интересно проверить, как сейчас изменился словарный запас у людей. Я считаю, что изменился, поскольку в целом культурный уровень вырос за последние годы», — заявляет ученый.

«В любом случае, мы не стали говорить меньше, чем раньше. Если в 70-80-е годы по субботам по телевизору показывали какую-нибудь киноленту на актуальную тему, то сейчас сплошные теледебаты и рассказы о знаменитостях. И то же самое на радио. Мы действительно живем в эру бурного развития коммуникаций. Наверное, мы говорим все больше и, соответственно, больше слушаем людей, которые говорят. Но, чтобы утверждать наверняка, необходимо иметь на руках точные цифры». «Что можно сказать с полной уверенностью, — утверждает этот исследователь, несколько лет тому назад доказавший, что владение двумя языками обостряет внимание и препятствует проявлению симптомов болезни Альцгеймера, — так это то, что сейчас люди гораздо больше стремятся к общению. Мы превращаемся в говорящие головы, и то, что каждый может выразить свое мнение, вовсе не плохо, а очень даже хорошо. Благодаря современным технологиям, все большее людей могут выразить свои мысли и быть услышанными». 

Одним словом, необходимо и в дальнейшем прислушиваться к мнению экспертов и ждать более глубоких исследований. А до тех пор лучше всего следовать высказыванию греческого философа Зенона Китийского: «Помните, что природа дала нам два уха и только один рот, как бы указывая на то, что надо больше слушать, чем говорить».

 

Правда ли, что женщины слушают лучше? 

 

Несмотря на огромный успех книги Аллана и Барбары Пиз (Allan y Barbara Pease) «Почему мужчины не слушают, а женщины не понимают географические карты?», которая впоследствии была экранизирована, это требует тщательного обсуждения. По мнению Карлеса Эсшеры, заведующего кафедрой психиатрии и клинической психобиологии Барселонского университета, «с точки зрения неврологии, единственными объективными данными можно считать то, что мужчины в целом имеют пространственное мышление, а женщины вербальное. И все же, несмотря на то, что женщины обладают большей способностью обработки информации, не означает, что они слушают лучше, они просто извлекают больше информации, чем мужчины».

«Можно сказать, что женщины обладают фотокамерой с большим разрешением, чем мужчины, что позволяет делать им более четкие фото», — поясняет он. Как считает Эшсера, нейронаука полна ложных мифов, как, «например, миф о том, что мы используем мозг лишь на 10%. Мы используем его на все 100%! — восклицает исследователь. — Доказательством тому является то, что после напряженного трудового дня мы валимся с ног от усталости». Полной глупостью является и утверждение о том, женщины используют левое полушарие мозга, а мужчины — правое. «Как мужчины, так и женщины используют для умственной деятельности оба полушария, это даже не обсуждается», — категорично заявляет эксперт.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.