Запрятанный в самом конце манифеста Бхаратийя Джаната Парти (БДП) к всеобщим выборам 2014 г. безобидный подпункт под названием «Индийская стратегическая ядерная программа» стал предметом многих споров с момента обнародования документа две недели назад. После «шального выстрела» в сторону Конгресса с обвинением, что он «промотал... стратегические выгоды, обретенные Индией во времена правления Атала Бихари Ваджпаи», в манифесте утверждается, что «БДП детально изучит ядерную доктрину Индии, исправит, обновит ее и сделает актуальной вызовам нашего времени».

Любое подобное заявление от партии, покончившей с двусмысленной ситуацией вокруг способностей Индии создать ядерную бомбу и осуществившей серию испытаний в мае 1998 года, серьезно воспринимается в столицах по всему миру. Ведь именно правительство БДП во главе с Ваджпаи официально обнародовала доктрину обладания Индией ядерным оружием в 2003 году, через четыре года после испытаний. Наиболее существенными пунктами доктрины были положения о том, что Индия будет создавать и поддерживать «достаточный потенциал ядерного сдерживания», соблюдать обязательство о его «неприменении первой», подразумевая, что Индия использует свое ядерное оружие только в ответ на ядерный, химический или биологический удар по индийской территории или индийским войскам, где бы они ни находились, а также, что ядерное возмездие Индии в ответ на первый удар по ней любой другой страны будет «массированным» и рассчитанным на нанесение «необратимого ущерба».

С тех пор возглавляемые Конгрессом правительства Объединенного прогрессивного альянса (ОПА) не делали публичных заявлений об изменениях в ядерной доктрине. Однако БДП несправедливо утверждает, что последующие правительства Конгресса промотали прежние достижения. Венцом успехов премьер-министра Манохана Сингха во внешней политике за десятилетний период правления стало подписание индийско-американского ядерного соглашения, в результате которого Индия избавилась от статуса «атомного изгоя» и была признана в качестве ответственной ядерной державы. Это было достигнуто без ущерба для стратегических ядерных возможностей страны, так как оружейная составляющая программы осталась за рамками соглашения, что стало замечательным достижением на зависть Пакистану и другим странам.

В результате сделки был снят международный запрет на поставку Индии ядерного топлива и продажу ей столь востребованных технологий атомной энергетики. Непосредственная выгода была в том, что несколько атомных станций в Индии, простаивавших из-за дефицита топлива, стали работать на полную мощность после того, как она смогла импортировать ядерное топливо. Однако правительство ОПА само выкопало себе яму, поддавшись давлению со стороны и БДП, и левых партий, проведя через парламент жесткий закон о ядерной ответственности, который отпугивает иностранные гражданские атомные корпорации, в том числе российские, от строительства ядерных блоков в Индии.

Индийская атомная субмарина "Арихант"


В стратегической сфере при правительстве ОПА Индия расширила возможности доставки ядерного оружия вплоть до Китая благодаря серии ракет «Агни» с дальностью выше 5000 км. При ОПА первая самостоятельно построенная Индией атомная подводная лодка «Арихант» была выведена на критический уровень и сейчас ожидает морских испытаний. После введения «Ариханта» в состав ВМС Индии в следующем году она станет третьим компонентом триады средств ядерной доставки; первые два — ракеты и авиация. Тем временем Организация оборонных исследований (DRDO) работает над усовершенствованием версий баллистических ракет подводного базирования для вооружения «Ариханта». Ввод в строй «Ариханта», обладающего повышенной невидимостью, позволит увеличить радиус возможностей Индии по нанесению ядерного удара даже за пределами Китая.

Итак, ремарка БДП об итогах деятельности или бездеятельности Конгресса в вопросе ядерного оружия недальновидна. Сменявшие друг друга правительства и премьер-министры в общем и целом сохраняли редкую преемственность и единодушие в отношении индийской программы ядерных вооружений. Ваджпаи не смог бы отдать приказ о проведении ядерных испытаний в 1998 году — всего лишь через несколько месяцев после начала второго срока своих полномочий, если бы предыдущее правительство Конгресса во главе с Нарасимха Рао, не поддерживало бы ядерную опцию в состоянии готовности. К чести Ваджпаи, он пошел на смелый шаг, провел испытания вопреки жесткому международному сопротивлению и после этого выдержал введенные против Индии санкции. Действительно, каждое правительство со времени обретения независимости вносило свою лепту в укрепление индийской ядерной программы.

Небрежно высказываясь о «пересмотре» доктрины, разработанной правительством Ваджпаи, БДП спровоцировала ненужные споры. Возникла озабоченность планами БДП отказаться от принципа ненанесения первого удара, тем самым отхода от общенационального консенсуса по поводу того, что ядерное оружие Индии предназначено служить средством сдерживания и не должно использоваться для наступательного первого удара. На прошлой неделе кандидат от БДП на пост премьер-министра Нарендра Моди мудро разъяснил в телеинтервью, что в случае прихода к власти он не будет менять доктрину, разработанную Ваджпаи, в особенности принцип ненанесения ядерного удара первыми. Конечно, существует возможность для более тонкой калибровки индийской ядерной политики и для ускорения программ, необходимых для обеспечения надежности этого фактора сдерживания. Это — актуальная задача для любого нового правительства, но в отношении ядерного оружия Индии политическим партиям следует избегать аррогантных или бездумных реакций.

*Автор — известный индийский писатель, журналист и политолог, главный редактор престижной ежедневной газеты «The Tribune» (основана в 1881 году).

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.