Лауреат Нобелевской премии мира Эл Гор (Al Gore) сетует на ошибки в европейской политике и критикует АНБ. Что касается политики в области климата, он похвально отзывается о Германии и считает ее образцом. Тем не менее, по двум пунктам он расходится с мнением федерального канцлера Ангелы Меркель.

WirtschaftsWoche: Г-н Гор, вы провели анализ того, как в политическом отношении меняется мир, ваш прогноз выглядит так: Соединенные Штаты теряют свою силу, а национальные государства – свой вес. Вы считаете, что украинский кризис подтверждает вашу точку зрения?

Эл Гор:
Я очень обеспокоен той ситуацией, которая там складывается. Факты таковы: Россия тестирует границы своих возможностей и не встречает при этом особого сопротивления. Эта страна занимается поисками своей роли в мире, в котором ситуация, с точки зрения силовой политики, находится в движении. Соединенные Штаты на Западе и Китай на Востоке являются постоянными величинами. Россия должна ликвидировать существующий разрыв – такова точка зрения этой страны. Она чувствует себя слишком незначительной среди крупных держав. Украина в этом отношении представляет собой удобную площадку, поскольку она внутренне разорвана.

- Каким образом можно ограничить проявления насилия в Восточной Украине?

- Это возможно только путем диалога. Из-за своих тесных экономических связей Россия также находится под давлением. Посмотрите на экономические показатели, посмотрите на обвал российских фондовых рынков. Путин ведет опасную игру. Это нужно ему объяснить.

- Как вы оцениваете роль Европы в конфликте, который происходит непосредственно на внешней границе Европейского Союза?


- На мой взгляд, Европа находится на пороге исторического упадка своей власти, влияния и сокращения перспектив на будущее. Отправной точкой этого процесса стало образование еврозоны, в рамках которой ведущие политики не смогли провести необходимую финансово-политическую интеграцию. Из-за этого упущения образовался серьезный политический и экономический кризис, который до сих пор остается неразрешенным. Поэтому для меня неудивительно, что Россия проверяет свою силу, а Европа не может ничего этому противопоставить.

- Как можно было бы предотвратить закат Европы?

- У Европы два выхода: она, во-первых, могла бы признать провал эксперимента по созданию еврозоны и резко сократить количество стран, которые, наряду с Германией и Францией, сохранили бы свое место в валютном союзе. Это дорого обойдется тем, кто вынужден будет из него выйти. Однако это укрепило бы дееспособность оставшихся стран еврозоны.

Второй вариант предполагает быстрый и смелый переход к настоящему союзу в Европе. Для обеспечения во всех 28 странах Евросоюза сопоставимого жизненного стандарта Германия должна была бы в таком случае производить значительные по своим объемам трансфертные платежи. Как мне кажется, подобный вариант в обозримом будущем нельзя будет реализовать по политическим причинам.

- Европейский Союз и Соединенные Штаты ведут переговоры о создании общего внутреннего рынка. Могло бы заключение соглашения о свободе торговли (TTIP) смягчить утрату позиций Соединенных Штатов и Евросоюза?

- Я с давних пор являюсь сторонником свободной торговли. И я приветствовал бы создание Европой и Соединенными Штатами общего внутреннего рынка. Подобный шаг привел бы к созданию большого количества рабочих мест по обе стороны Атлантики, и это позволило бы немного компенсировать потерю рабочих мест, возникающую в результате внедрения автоматизированных линий и роботов, а также перенесения рабочих мест на восток. Я поддерживаю также шаги, направленные на то, чтобы при заключении подобного соглашения были сформулированы определенные стандарты, прежде всего в области сельского хозяйства и защиты климата.

- Ведущиеся переговоры омрачены делом АНБ. Как вы оцениваете ту слежку, которую американское правительство ведет за гражданами внутри страны, а также за границей?


- Соединенные Штаты проводят масштабную шпионскую деятельность, в которой принимает участие не только АНБ. Сотрудники таможни имеют право копировать базы данных из частных компьютеров – без всякого повода. Правительство субсидирует установку камер слежения. Они устанавливаются на патрульных машинных, которые фотографируют номера всех попадающих в поле зрения автомобилей. Страх перед терактами, кажется, служит неоспоримым оправданием осуществляемой государством слежки, масштабы которой всего несколько лет назад вызвали бы шок у большинства американцев.

- Вы используете в своей книге даже термин «полицейское государство».

- Я не обвиняю Соединенные Штаты в том, что они являются полицейским государством. Я лишь говорю о том, что сейчас происходит такой прогресс в области техники, что в случае злоупотребления ею вполне может возникнуть опасность превращения демократических стран в полицейские государства. Мы должны внимательно следить за тем, чтобы частная сфера человека не подвергалась опасности. Но хотелось бы еще раз сказать: нам не следует паниковать. В истории Соединенных Штатов было много разных периодов, во время которых ведущие политики пытались существенным образом ограничить гражданские права. Так было при Вудро Вильсоне, который, к примеру, вновь ввел расовую сегрегацию в вооруженных силах. А также во времена сенатора Джозефа Маккарти, который слишком увлекался борьбой против коммунизма. За всеми этими фазами следовали периоды защиты и расширения гражданских прав. Я вижу явные признаки того, что и на этот раз все будет именно так.

- Но в вашей книге вы высказываете совершенно другое мнение. Там вы пишите, что на этот раз вы настроены скептически относительно того, что будет произведено очередное выравнивание и что это историческое правило, возможно, уже не будет действовать.

- Я был настроен скептически, когда я закончил работу над этой книгой. Но в течение нескольких последних недель стали появляться признаки того, что и на этот раз будет действовать упомянутый круговорот – и попытки ограничения гражданских прав будут остановлены. В американском Конгрессе как республиканцы, так и демократы призывают к тому, чтобы ограничить возможности проведения слежки за гражданами. Это обнадеживающие признаки. Поэтому скепсиса у меня теперь немного меньше. 

- Давайте в конце поговорим еще об изменении климата – количество выбрасываемых в атмосферу парниковых газов продолжает увеличиваться. Что нужно делать?

- Мы должны ускорить переход к миру, в котором будет ограничено содержание в атмосфере углерода. Для этого я предлагаю ввести в любом виде налог на CO2, с помощью которого можно будет установить соответствующую рыночную цену для тех, кто несет ответственность за потепление климата на нашей планете. Это должно сопровождаться также более низкими предельными значениями выброса.

- Федеральный канцлер Ангела Меркель отвергает введение Еврокомиссией слишком строгих предельных значений выброса CO2 у новых автомобилей, пытаясь при этом учитывать интересы местных автопроизводителей. Она не видит долгосрочную перспективу?


- Я понимаю, что федеральный канцлер Ангела Меркель находится под огромным давлением со стороны экономики. Германия по многим позициям в области защиты климата – например, в том, что касается возобновляемых источников энергии – занимает передовые позиции. Однако в области транспорта мы должны стать более дружественными по отношению к окружающей среде. Эта та сфера, которая еще продолжает осуществлять слишком много выбросов в атмосферу. В области транспорта нам нужно предпринять больше усилий – как в Соединенных Штатах, так и в Германии.

- Должны ли мы в срочном порядке предпринять такого рода действия?

- Мы теперь должны действовать. Апрель стал уже 350-м подряд месяцем, в течение которого средняя температура превысила сравнительные показатели 20-го века (учитываются все средние показатели в апреле в период с 1901 года по 1999 год). Экстремальные погодные явления становятся все более частыми: не случайно мы видим все больше наводнений, тайфунов и засух в Соединенных Штатах, в Европе, а также в других частях мира. У нас есть возможность с помощью возобновляемых источников энергии производить чистое электричество. Увеличение количества установок, использующих солнечную энергию и ветер, является инвестициями в будущее, которые, несомненно, окупятся. Производство электричества с помощью солнечных батарей становится все более дешевым, а его стоимость во всем мире сокращается на 15% в год.

- Но только с помощью возобновляемых источников энергии еще нельзя удовлетворить потребности Германии в электричестве. Что вы думаете о ядерных реакторах как о дополнении к солнечной и ветряной энергетике?

- В начале моей политической карьеры, в середине 1970-х годов, я не был предубежден по отношению к атомной энергетике. Я всегда рассматривал атомные электростанции как экологичный и дешевый вариант производства электроэнергии. Авария в Чернобыле, естественно, заставила меня задуматься. Насколько безопасными являются эти технологии? И Фукусима также стала важным этапом. Я могу понять желание населения Германии, которое хочет отказаться от атомной энергетики. Вопрос в том, как быстро следует это делать. И насколько безопасными могут стать атомные реакторы? Техника продолжает развиваться. Если ученые предложат новые концепции относительно того, каким образом мы можем защитить ядерные реакторы от терактов или от экстремальных погодных явлений, то в таком случае отключение надежных и чистых атомных электростанций представляется спорным. Если мы сможем сделать атомные электростанции более надежными и более выгодными, то тогда их нужно будет добавить в энергетический набор.

- Верите ли вы в то, что общественность распознала знамения времени и ситуация изменится – или человек разрушит нашу планету?

- Я оптимист. В политике всегда нужно оставаться оптимистом. Но существуют также вполне позитивные сигналы. Возобновляемые источники энергии становятся все более дешевыми, и они активно развиваются. Граждане во многих странах мира требует от своих правительств проведения политики, не наносящей ущерба окружающей среде. Нам необходимо заключить договоры в масштабах всего мира, нам нужны обязывающие обещания, направленные на сокращение выброса парниковых газов, а также на максимальное ограничение повышения температуры. Я не хочу сеять панику. Но ясно одно: мы стоим перед решающим рубежом в истории – мы должны теперь действовать.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.