Дорогой работодатель! Быть может, Вы уже сами выяснили, что с тех пор, как я нахожусь в отпуске, моя журналистская «выходная мощность» немного уменьшилась. Да, я не могу этого отрицать. И вот у Вас на лбу уже проступают морщинки. Ведь Вы ждете от своих работников, что они вернутся после отдыха духовно «подкрепленными» и мотивированными на работу. Могу ли я описать Вам свое замешательство? Большое спасибо за Ваше внимание!

Расслабьтесь! Успокойтесь, придите в себя! Отдохните!

Именно так звучит категорический императив настоящих выходных дней. Наконец, наступило время отпуска: «предоставление свободного времени с сохранением выплаты заработной платы», — так звучит полное определение. Задача каникул — отдых. Для того, чтобы после отпуска Ваши сотрудники работали, как отлаженный механизм.

Но за последние недели мне, кажется, это не совсем удалось. В то время, как я ежедневно добросовестно занималась восстановлением своих сил, по ночам меня преследовали удручающие кошмары, которые сильно мешали моему ночному покою.

Так, однажды во время отпуска мне снилось, что я — абсолютно без подготовки — в течение нескольких минут брала интервью у одного почтенного человека. Ситуация, которая в журналистской практике совершенно предсказуема. Правда, этим «почтенным человеком», ставшим моим ночным кошмаром, оказался президент России Владимир Путин.

Итак, я - в полном неистовстве после перерытой информации в Google и втайне охваченная страхом, что российский президент может принять меня в своем обычном виде - с голым торсом. Из-под моего пера никак не выходили толковые вопросы. Но потом я — после бесчисленного количества поворотов с одного бока на другой — все же «смирилась» со следующим первым вопросом: «Только начистоту, господин Путин — что Вы на самом деле хотите на Украине?».

Затем на моем теле несколько раз выступал пот, несколько раз мне пришлось вести тщетные бои с постельным бельем. И вот я иду на интервью. В комнате присутствуют не только суровые «смотрители» и так близко находящийся ко мне Владимир Путин (в костюме!), но и классический кошмар журналистки, у которой есть семья, — ее дети. По неизвестным причинам няня отсутствовала, и мне пришлось взять их с собой на интервью. К счастью, мой мозг понимал и будил меня, когда это было нужно.

Уважаемый работодатель! Такое иногда случается. Поэтому я прошу извинить меня за то, что я в своем сонном состоянии использую это послание как объяснение средней журналистской продуктивности. Но стоп! В конце концов, телевидение делает то же самое. Вы сейчас смотрите швейцарские ежедневные новости? В тот самый момент, когда программа практически подошла к концу, и камера направлена прямо на обоих ведущих? Они что-то говорят друг другу. Звук, разумеется, выключен. Иногда они весело вскидывают руками, как будто им собственная манера комментирования опять показалась особенно продуманной, или наоборот — они недовольны своими оговорками в эфире.

Только подлинность! Поиск личного контакта! Коммуникация с публикой! И другие форматы передач используют данный механизм: например, кастинг-шоу «Got to Dance». Но ведь проводятся не только кастинги и танцы. Между представлениями камера показывает судей, как им кто-то передает носовые платки, потому что они были до слез тронуты увиденным. Съемки за кулисами, интересные личности — Вы понимаете, о чем я. Так может, нам попробовать это и в прессе? Тогда прочитайте мою следующую колонку — «Отказ от абонемента, потеря тиража и аллитерация — тайные страхи журналистки».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.