Что ж, карты на стол: «Чужой» — мой самый любимый фильм. Когда-то родители говорили мне, что снятый в 1979 году Ридли Скоттом (Ridley Scott) шедевр научно-фантастического хоррора — это самое страшное кино, из всего, что они видели в жизни. В университете я писал о «Чужом» длинные работы. На мой взгляд, он продолжает оставаться высшей планкой для любых произведений в научно-фантастическом жанре, посвященных космическим монстрам.

Соответственно, я терпеть не могу большую часть игр про Чужого. За немногочисленными исключениями — например, такими, как «метроидная» «Чужие: Заражение» («Aliens: Infestation») для DS, — они усердно стараются лишить легендарный «совершенный организм» его пугающего ореола.

Когда мы говорили с креативным директором работавшей над «Чужим: Изоляцией» («Alien: Isolation») компании Creative Assembly Элом Хоупом (Al Hope), он подчеркнул, что создатели игры сознательно отмели в сторону предыдущие попытки воссоздать кошмар Ганса Гигера (H.R. Giger), сфокусировавшись на одном вопросе: как выжить, столкнувшись с воплощенным ужасом?

«Изоляция» производит эффект, в первую очередь, благодаря тому, что ее разработчики понимали, что делало «Чужого» таким страшным. Действие игры происходит на космической станции «Севастополь», находящейся в состоянии полной разрухи. Бюрократическая путаница, отчаявшаяся команда, взбунтовавшиеся андроиды и шепот охотящегося хищника прилагаются. Вы играете за Аманду Рипли (Amanda Ripley), дочь героини «Чужого», пытающуюся выяснить, что случилось 15 лет назад на «Ностромо» и узнать судьбу своей матери.

Создатели игры решились на смелый ход: в первый час ее действия, Чужой почти не появляется, что усиливает напряжение и позволяет игроку полностью насладиться звуковым и световым оформлением. Когда с ним все-таки сталкиваешься, он восхитительно страшен. Ты выполняешь задание за заданием, ищешь инструменты, чтобы открывать двери, и каждое новое помещение превращается в площадку для игры в кошки-мышки со смертью. В итоге ты сооружаешь или находишь оружия и устройства, отпугивающие Чужого или переключающие его внимание на других враждебных обитателей станции, однако самого его всерьез ранить невозможно.

С каждой смертью — а гибнуть в игре приходится часто — ты узнаешь о противнике чуть больше, однако его хитроумный искусственный интеллект гарантирует, что встречи с ним не будут одинаковыми — точки появления и охотничьи маршруты каждый раз меняются. Когда ты минуешь последнюю запертую дверь и бросаешься к временной безопасности лифта, зная, что точка на классическом для вселенной «Чужого» детекторе движения становится все ближе и ближе, ощущения становятся очень бодрящими.

Столь же сильно нервирует, когда, ты миновал особо сложный этап игры, и вдруг тебя без предупреждения убивают ударом в спину. Хуже всего, что первоначально предполагавшееся в игре автосохранение в итоге заменили на места, в которых можно сохраниться вручную, — причем расположены эти места далеко друг от друга.

По необходимости ты вынужден продвигаться вперед, толком не исследуя окрестности и пропуская множество аудиозаписей и документов, зачастую более информативных, чем основная линия, персонажи которой — за вычетом мужественной, но ранимой Аманды, — часто скатываются к монотонным диалогам, на тон которых не влияет серьезность ситуации.

«Чужой: Изоляция» — жесткая игра, сохраняющая при этом верность оригиналу, точно воссоздавая его атмосферу и стилистику. Конечно, ее прохождение в среднем занимает от 15 до 20 часов чистого времени, и к финальному этапу от нее несколько устаешь. Однако моменты, когда ты беспокойно смотришь сквозь решетку на рыщущее воплощение чистого ужаса, все равно незабываемы. Можно сказать, что мир видеоигр, наконец, получил убедительную версию мифа о Чужом.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.