Президент Total Кристоф де Маржери погиб 20 октября в возрасте 63 лет, когда его частный самолет разбился в московском аэропорту «Внуково» (всего авария унесла жизни четырех человек). Причиной трагедии стало столкновение при взлете со снегоуборочной машиной, водитель которой был пьян. Все произошло в неблагоприятных погодных условиях. Как сообщает российская пресса, бизнесмен возвращался со встречи с премьер-министром Дмитрием Медведевым.

Многие СМИ (Libération, Le Monde, Le Nouvel Observateur, Les Échos, AFP) опубликовали по этому случаю материалы о Кристофе де Маржери. Они позволяют всего в нескольких ключевых словах обрисовать карьеру этого нетипичного руководителя, который был одним из самых известных президентов крупнейших французских компаний.

Усы

Первая его черта, которая бросается в глаза широкой публике и СМИ, это его усы «английского полковника» (Les Echos). Эта вьющаяся растительность стоила ему сравнения с «офицером британской армии в Индии, который сохранил необычные усы как единственное напоминание о службе Ее Величеству» (Le Monde). Она неизменно привлекала внимание СМИ, которые прозвали президента Total «Большими усами».

Династия

Кристоф де Маржери был частью «династии, которая дала Франции послов и глав предприятий», писал Le Monde. Его приемный отец Пьер-Ален Жакен де Маржери (биологическим отцом был отставной военный) долгое время возглавлял будущую компанию Axa и был выходцем из семьи дипломатов. Его мать Колетт Теттенже была дочерью известного предпринимателя. Кроме того, Кристоф де Маржери был свидетелем на свадьбе своей кузины Брижитт Теттенже с Жаном-Пьером Жуайе, свидетелем которого был никто иной, как Франсуа Олланд.

Учеба

В 2009 году мы уже писали о Кристофе де Маржери как о предпринимателе из «очень узкого круга руководителей, которые учились в одних школах и вращались в одних кругах». Он не учился в государственных вузах, которые позволяют сделать карьеру в крупнейших предприятиях и в том числе в той же Total (это относится, например, к Политехнической школе), а закончил одну из старейших бизнес-школ ESCP Europe. Он любил рассказывать, что оказался в Total в 1974 году «по случайности», потому что здание компании находилось рядом с его домом в XVI округе Парижа. «Мне сказали: ты страшно просчитался: Total исчезнет уже через несколько месяцев», — как-то рассказал он le Monde. Как пишет Les Echos, в начале карьеры в Total он был профсоюзным работником, представлял Всеобщую конфедерацию труда.

Переговоры

Умение вести переговоры, безусловно, чаще всего называют среди его профессиональных качеств. «Во время переговоров Кристоф очень быстро понимает ожидания своих собеседников. У него это словно врожденное качество, неподдельный интерес к другим культурам и цивилизациям», — отметил в беседе с les Echos его преподаватель Тьерри Демарест. Бывший министр иностранных дел Юбер Ведрин считал, что де Маржери находится «на одном уровне с лучшими сотрудниками МИДа».

Ценитель спиртного

В марте этого года президент Total встретил журналиста le Nouvel Observateur в своем кабинете в конце рабочего дня с бутылкой водки в руке: «Но это же не спирт! У нее есть вкус, она намного лучше. Это «Белуга»! Как пишут Libération и Les Echos, в поездках бизнесмен нередко предлагал сотрудникам и журналистам «выдержанный виски в 3 часа ночи» (предпочтительно Lagavulin), сдобрив напиток «парой пикантных историй».

Реальная политика

Отношения Total с авторитарными режимами нередко вызывали критику, особенно в Бирме, где компанию обвинили в пособничестве занимавшейся работорговлей хунте. В последнее время в центре внимания были отношения предприятия с путинской Россией (на нее приходится 10% оборота) на фоне украинского кризиса. Де Маржери даже не пытался это скрывать: как он заявил в мартовском интервью le Nouvel Observateur, Крым для России — то же самое, что «Эльзас и Лотарингия» для Франции. По его словам, санкции против Москвы «ничего не дадут и лишь подтолкнут россиян и китайцев к тому, чтобы расширить сотрудничество в ущерб Европе».

Разбирательства

В декабре 2006 года Кристоф де Маржери провел более суток под арестом по коррупционному делу с Ираном, процесс по которому должен был начаться осенью. «По легенде, когда Кристофа де Маржери отправили в подвал Дворца правосудия по подозрениям в коррупции, тот принялся лаять... потому что считал, что с ним обращаются как с собакой!» — писал le Nouvel Observateur. Кроме того, президента привлекали по делу «нефть в обмен на продовольствие» в Ираке, однако в 2013 году, после восьми лет следствия с него сняли все обвинения.

Имидж

С течением лет имидж Total серьезно пострадал из-за скандалов с Erika и AZF, Бирмой, Ираком, Ираном, а также реструктуризации в период рекордных прибылей. Как пишет Libération, в мае 2009 года Кристофу де Маржери пришла в голову оригинальная мысль: «Он предложил начать масштабную кампанию с раздачей ковриков с надписью "Total", о которые французы могли бы вытереть ноги, чтобы спустить пар и дать выход озлобленности на компанию. Тем не менее служба по связям с общественностью не оценила эту идею, и он от нее отказался».

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.