А была ли Первая мировая война вообще мировой войной? Для многих очевидцев она была просто «войной». До сих пор в Англии Первая мировая война считается «Великой войной». И только опыт Второй мировой войны превратил «Великую войну» в «Первую мировую».

Но авторы, критически настроенные в отношении евроцентристской картины мира, возражают: в 1914 году европейские державы развязали войну из-за внутриевропейских конфликтов. Затем она превратилась в мировую войну, потому что ведущие державы мобилизовали свои колониальные империи, чьи солдаты проливали кровь на европейских полях сражений. Поэтому Первая мировая война является войной Европы в мире. Можно провести параллели с Семилетней войной (1756 — 1763), которая велась и в Америке, и в Африке, и в Азии.

Немецкий историк Оливер Янц (Oliver Janz) написал книгу «14-й год — Великая война» (14 — Der große Krieg), которая стала заключительной речью против такой позиции. Профессор Свободного университета в Берлине пишет: «с военной, политической и экономической точек зрения эта была не просто глобальная, а длительная война, которая стала собственно эпохой». И это потому, что война началась не в 1914 году и не закончилась в 1918 году. Много лет подряд война продолжала бушевать на периферии, в Марокко и в Ливии, в России и в Турции. Война оставила глубокие следы в Индии, Австралии и Японии. По словам Янца, война была мировой не только с точки зрения мировой истории: она самом деле являлась таковой.

Если автор во введении утверждает, что не хотел писать исторический справочник, то сделал это по причине академической скромности. Вряд ли можно найти среди работ, опубликованных в связи с 100-летием начала Первой мировой войны, более ясное, понятное описание многих главных ее аспектов. Янц без труда установил связь между крупными темами и выразительными деталями, между — унаследованными — национальными и глобальными перспективами.

Первая глобальная война во всемирной истории

Австралийские солдаты в окопах, 1917 год


На этом фоне сложно отнестись с пониманием к тому, что Янц обошел вниманием теорию, ставшую приоритетной для исторической науки, согласно которой главная ответственность за начало войны возлагается на Берлин. Возможно, отсутствие в книге упоминаний соответствующих дебатов, длившихся в течение нескольких месяцев, связано с решением редакции выпустить книгу раньше срока. Напрасны поиски в библиографическом списке книги Кристофера Кларка (Christopher Clark) «Лунатики» (Die Schlafwandler) на английском языке, которая появилась еще в 2012 году.

Однако по ту сторону этого старого-нового спора Янц расставляет акценты удивительным образом: «Первая мировая война показывает, насколько глобализированными в 1914 году были мир и мировая система власти. Это была не только первая тотальная война, в которой были задействованы все общественные силы и экономические ресурсы: это была первая настоящая глобальная война в мировой истории».

Это не связано с полями сражений, на которых разворачивалась война. 20-го октября 1914 года, когда Османская империя вступила в войну на стороне Германии и Австро-Венгрии, появились фронты на Кавказе, в Месопотамии и на Аравийском полуострове. До этого на стороне Антанты в войну вступила Япония (в 1905 году одержала победу над Российской империей), крупная держава за пределами Европы. За ней последовали другие не европейские государства: Куба, Эквадор, Панама, Сан Диего, Сиам, Либерия, Китай, Перу, Уругвай, Бразилия, Боливия, Гватемала, Гондурас, Никарагуа, Коста Рика и Гаити, а также США — самый важный игрок, который играл решающую роль в войне. Итак, в 1918 году три четверти населения земного шара находилось в состоянии войны.

1,2 миллиона из доминиона участвуют в войне

Большая часть всех полей сражений находилась в Европе. Таким образом, в начале XX века европейское доминирование отражало мировой порядок. Сюда относятся и колониальные империи — в первую очередь, Англия, Франция и Россия. В одном только британском доминионе — в Австралии, Новой Зеландии, Южной Африке и Канаде — 1,2 миллиона человек участвовали в боевых действиях. Из них девятьсот тысяч человек воевали в Европе. Аналогичный вклад в войну внесла и Индия. Из французских колоний было призвано пятьсот пятьдесят тысяч человек, из которых четыреста сорок тысяч были отправлены в театр военных действий. Сто тысяч находились в резерве.

То же самое было и во время Гражданской войны в Испании и Семилетней войны. 7 ноября 1914 года японцы осаждают порт Циндао, принадлежавший Германии, что положило конец немецким колониям. В отличие от этого, колониальные войска во главе с Паулем фон Леттов-Форбеком (Paul von Lettow-Vorbeck) просуществовали до конца войны и противостояли сильным британским и бельгийским объединениям. Янц называет цифры, которые помогают увидеть масштаб войны: с немецкой и британской сторон жертвами стали примерно двенадцать тысяч солдат, особенно африканцев. К тому же с британской стороны погибло ещё сто тысяч человек. Лишь в одной немецкой Восточной Африке голод, эпидемии унесли жизни шестисот пятидесяти тысяч человек — одну десятую часть населения.

Очень скоро Королевскому военно-морскому флоту удалось потопить немногочисленные немецкие крейцеры по ту сторону океана. С 1915 года немецкие подводные лодки превратили пролив Ла-Манш и Атлантический океан в поле сражений с фатальными для себя последствиями. Неограниченная война подводных лодок подтолкнула США к вступлению в войну. Тем не менее, это не помогло прорвать торговую блокаду стран Антанты. Лишая своих противников стратегических грузов, союзники показали пример успешной экономической войны за индустриальное сырьё, которая в решающей степени привела к поражению центральных держав.

Янц по праву «отправляет» своих коллег на Восток. До сих пор картина статистических окопных войн олицетворяет войну на Западном фронте. Совершенно иная ситуация сложилась на Восточном фронте, где зачастую речь шла об обширных передвижениях войск и прорывах.

Убитых больше на Востоке и в Азии

Одна лишь тактика «выжженной земли», использованная Российской империей при отходе в 1915 году, лишила крова три миллиона человек. Сотни тысяч погибли. Также и на периферии Европы из-за депортации армян и турецкой «политики голода» погибло от восьмисот тысяч до полутора миллиона человек. Возможно, тезис Янца верен: на Восточном фронте, между Балканами и Кавказом, рекой Тигр и Красным морем погибло больше военных и гражданских лиц, чем на Западном фронте.

Этот тезис кажется убедительным, когда анализируешь войны, которые стали следствием Первой мировой войны и долгое время бушевали во всём мире. Одна лишь Революция в России, последствия Гражданской войны, голод унесли жизни, по крайней мере, десяти миллионов человек — прежде всего, гражданских лиц. В 1922 году греческое вторжение в Анатолию закончилось катастрофой. Сотни тысяч умерли, почти два миллиона человек было выселено.

Раздел территорий Османской империи на Ближнем Востоке, которые вопреки достигнутым ранее договорённостям перешли под контроль Англии и Франции, положил начало современному конфликту на Ближнем Востоке. Деятельность Японии в Китае в 1931 году должна была стать прелюдией ко Второй мировой войне в районе Тихого океана. Махатма Ганди начал борьбу против колониального господства, указывая на вклад Индии в победу Англии. Но ещё сильнее был «антиколониальный политический толчок» во французских колониях. Уже в 1921 году в Марокко началась Рифская война.

После войны победители смогли закрепить за собой право на владение многочисленными территориями. Таким образом Британская империя достигла своих максимальных размеров. Однако кадровые и экономические потери препятствовали закреплению этих прав, и это тоже превратило войну в действительно глобальное событие. Но вместе с тем война ознаменовала начало конца европейского господства в мире.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.