Зрелищные искусства похожи на спорт. Я не устаю это повторять. И там, и там есть свои поклонники и ярые фанаты, которые с удовольствием делятся инсайдерской информацией и сведениями слишком секретными, чтобы о них умалчивать. И там, и там ценятся выдающиеся физические и внешние данные. В обоих случаях приветствуется голосовая реакция зрителей — от аплодисментов до улюлюкания и презрительных выкриков. Зачастую, для обоих необходимы колоссальные постройки — оперный театр или стадион — коллективно оплачиваемые налогоплательщиками, юридическими и частными лицами.

Тогда почему же учреждениям культуры, как никогда ранее испытывающим финансовые затруднения, нельзя уподобляться стадионам в отношении своих прав на названия?

Вне всякого сомнения, нью-йоркский Линкольн-центр уже это делает. В минувший вторник сообщили, что это культурное учреждение планирует переименовать одно из своих культовых зданий, а именно концертный зал, с 1973 года известный как Эйвери-Фишер-холл (Avery Fisher Hall). После недавней масштабной реконструкции административных зданий Линкольн-центра руководство теперь решило взяться и за этого гадкого утенка — оно предлагает капитально отремонтировать и модернизировать этот несуразный зал. Разумеется, администрация подыскивает нового спонсора, готового финансировать проект, а в качестве приманки предлагает право переименовать здание.

Комментатор по вопросам культуры Робин Погребин (Robin Pogrebin) пишет в New York Times: «Фактически, Линкольн-центр намерен заплатить семье [Фишер] 15 миллионов долларов за их разрешение аннулировать название концертного зала и в качестве компенсации предложил некоторые другие бонусы, например, пообещал разместить в фойе отремонтированного зала памятные знаки и экспонаты как дань уважения к заслугам Эвери Фишера». Учитывая, что концертный зал пользуется дурной славой, будучи уродливым зданием с плохой акустикой, можно предположить, что потомки Фишера будут счастливы от него отделаться.

И хотя я всегда рада говорить о связи музыки и спорта, именно от такого проявления сходства я не в особом восторге. Названия бейсбольных стадионов, в которых упоминаются наименования фирм, как правило, меня раздражают. Ладно, я могу принять название Ригли Филд (стадион Wrigley Field был построен в 1914 г. в Чикаго и сначала назывался Weeghman Park, а в 1927 г. был переименован в честь нового владельца, магната, производившего жевательную резинку, Уильяма Ригли-мл. William Wrigley, Jr., — прим. перев.), которое было присвоено по традиции. Но Сити-филд, AT&T-парк и Комерика-парк (стадионы, названные в честь корпораций Citi и AT&T, работающих в сфере финансовых и телекоммуникаций услуг, а также банка Comerica, — прим. перев.) звучат для меня абсолютно одинаково и лишены своеобразия. Как, кстати, и Верайзон-холл в филадельфийском Киммел-центре (Verizon Hall/Kimmel Center — концертный зал, названный в честь корпорации Verizon, бывшей Bell Atlantic Corporation, работающей в сфере широкополосной связи и телекоммуникаций, — прим. перев.). Его название настораживает еще больше, поскольку показывает, куда мы движемся.

А сегодняшняя тенденция делить крупные культурные учреждения и создавать как можно больше мелких отдельных залов и галерей (хотя она и продиктована финансовой необходимостью) ведет к невообразимой путанице из названий, имен и фамилий. Когда вы приходите в Оперный театр имени Марго и Билла Уинспер (Margot and Bill Winspear Opera House) в Далласе, вам надо пройти через стеклянный фасад имени Анетт и Харолда Симмонс (Annette and Harold Simmons Signature Glass Facade) и уже потом занять свои места в концертном зале имени Маргарет МакДермотт (Margaret McDermott Performance Hall). Я испытала изрядную неловкость, когда оказалась на верхнем ярусе зала имени Зельды Фичандлер (Fichandler) в концертном зале Арена-стейдж (Arena Stage) Театра имени Кригера (Kreeger Theater) в секторе с мини-сценой имени Арлен и Роберта Когод (Arlene and Robert Kogod Cradle), учитывая, что все они входят в состав Американского театрального комплекса Mead Center for American Theater.

Мы делаем это в попытке создать вечные памятники, храмы искусств, которые, в лучшем случае, создают иллюзию вечности, если учесть сегодняшнюю ужасную ситуацию с финансированием. Однако смена названия Эвери-Фишер-холла означает полную противоположность вечности. По сути дела, смысл такой смены вывески заключается в том, что даже сам факт названия здания чьим-либо именем можно отменить или заменить, как устаревшую деталь. И, похоже, главное имя здесь не Фишер, а Озимандий (автор ссылается на стихотворение П.Б. Шелли «Ozymandias», посвященное фараону Рамзесу II. Смысл стихотворения заключается в том, что великие люди и созданные ими империи подвержены тлену, а их наследие обречено на забвение, — прим. перев.).

Но будем надеяться, что тот потенциальный щедрый спонсор окажется не фирмой, а частным лицом. И его добрый жест станет истинным актом человеколюбия, поскольку избавит любителей музыки от унизительной необходимости занимать места в каком-нибудь Комкаст-холле (корпорация Comcast работает в сфере телефонии, кабельного телевидения и интернет услуг, — прим. перев.) или, упаси, Господи, концертном зале, названном в честь компании Монсанто (Monsanto — транснациональная компания, выпускающая генетически модифицированные семена и гербициды, — прим. перев.).

И в завершение этой аналогии между искусством и спортом хочу отметить практическое значение этого сходства: то, как эти две сферы освещают в прессе. В печатной прессе на страницах, посвященных спорту, публикуются новости, рассказы, большие статьи, мнения и спортивные репортажи. На страницах, посвященных искусству, следует писать на такие же темы. Если перестать публиковать спортивные репортажи, то можно потерять многих читателей и упустить главную тему страниц о спорте. Почему же тогда редакторы многих газет считают, что рецензии — которые в искусстве означают то же самое, что репортажи в спорте — читателям не нужны? Я говорила об этом раньше и буду говорить снова и снова — до тех пор, пока не пойму, что меня услышали.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.